Ашраф Гани /

Что происходит в Афганистане

Обама послал еще 30 тысяч, а Саакашвили тысячу солдат в Афганистан. Зачем? Что мы знаем об этой стране и ее жителях? На эти вопросы отвечает бывший министр финансов Афганистана экономист Ашраф Гани

+T -
Что происходит в Афганистане
От редакции
Поделиться:

Сегодняшние проблемы Афганистана

Прежде всего, нужно понимать, что решение проблемы Афганистана — дело минимум одного-двух десятилетий. Сегодняшний глобализованный мир построен на скорости; для большинства пространство вообще перестало существовать. А в Афганистане пространство, наоборот, стало шире. У нас уничтожена буквально вся инфраструктура: раньше поездка из одного города в другой занимала три часа, сейчас — двенадцать. Так что даже на такие простые вещи, как инфраструктура, надо потратить минимум шесть лет. Что уж говорить о более масштабных вопросах.

Во-вторых, важно учитывать, что наша страна подверглась жестокому и широкомасштабному насилию. У нас десять лет стояла Красная армия, и с тех пор каждый афганец смертельно боится неба — нас так бомбили, удивительно, как мы еще живы. Кроме того, и Россия, и США, и Великобритания, и даже египетская разведка учили людей вести партизанскую войну и совершать теракты в городских условиях. Так что в результате десятки тысяч афганцев обучили быть террористами. Именно отсюда происходит вспыхивающее в Афганистане насилие.

С другой стороны, нам очень повезло. Когда я занял пост министра финансов, я оценивал свои шансы остаться в живых через три года в пять процентов, не более. Но игра стоила свеч.

Я думаю, мы можем выкарабкаться, потому что у нас удивительный народ. Я приведу только одну цифру: девяносто один процент афганских мужчин и восемьдесят процентов женщин ежедневно слушают минимум три радиостанции. Глубиной понимания мира они значительно превосходят образованных американцев из небольших городов, да и большую часть европейцев.

И больше всего афганцы боятся, что их бросят на произвол судьбы. Они стали большими интернационалистами. Когда я бежал из страны, между нами и американцами была пропасть. Когда в декабре 2001 года я вернулся, у меня не было ни малейшего желания сотрудничать с новым проамериканским правительством. Но, проехав через десять афганских провинций, я увидел, что Афганистан радикально переменился. Сегодня афганцам важно, чтобы стране было обеспечено такое будущее, в котором их дети смогут вести нормальную жизнь. И они считают, что для этого необходимо участие всего человечества.

Как помочь стране

Для решения проблемы производства наркотиков западный мир должен прежде всего перестать тратить на это миллиарды долларов. Нужно дать эти деньги пятидесяти самым творческим компаниям в мире, чтобы они создали миллион рабочих мест. Рабочие места — первый ключ к решению этой проблемы (ведь статистика говорит о том, что в странах со среднедушевым легальным доходом в тысячу долларов не производят наркотиков).

Второй ключ к победе — торговля вместо помощи. У нас лучшие вышивальщики в мире. Так что США и Европе нужно просто отменить таможенные пошлины на афганский текстиль. Тогда мы сможем привлечь четыре-шесть миллиардов долларов инвестиций в текстиль и создать конкуренцию Китаю. Ведь, в отличие от хлопка, футболка может конкурировать с опиумом. Афганские мужчины и женщины, которые сегодня берут предоставляемые Западом микрокредиты, мечтают о другом — о выходе на глобальную арену!

Я не против финансовой помощи, я сам уговорил мир дать моей стране 27 миллиардов. Но мы должны понимать, что система международной финансовой помощи умерла. Она не ставит себе вообще никаких целей, и в результате с точки зрения экономической динамики один доллар от частного инвестора стоит двадцати долларов финансовой помощи. Система помощи была создана, чтобы набивать карманы предпринимателей из развитых стран, а не для того, чтобы запускать маховик экономики в бедных странах. Если наша цель — создавать государства, которые сами могут о себе позаботиться, нам нужно заявить, что финансовая помощь будет прекращена через столько-то лет, и затем каждый год замерять прогресс — в деле мобилизации внутреннего рынка, роста доходов населения, работы экономики. Если Запад не решится на такие условия, консенсус, необходимый для успеха в Афганистане, растает как туман.

Комментировать Всего 9 комментариев

А на мой взгляд, Афганистан никогда не станет цивилизованной страной с устойчивым порядком, до тех пор пока он будет входить  в НАРКОПРОИЗВОДЯЩИЙ АЛЬЯНС. Равно как и Колумбия, Бирма, великий транзитер Албания.... И вся сегодня афганская элита с их племенным многоцветием завязана на этом и заинтересована в сохранении существующего порядка вещей. Талибы (я не обсуждаю их идеологию) попытались упорядочить этот процесс, но тут же были ОТТЕСНЕНы с использованием многонациональных миротворческих сил )))  А господин Гани - просто фантаст

Мне так не показалось - это я о том, что "А господин Гани - просто фантаст" . Когда есть работа, то есть уже экономический выбор (про этический не говорю - когда  нечего есть, это не важно) - наркота или хотя бы производство вышивки.  Но вообще, что-то начинает меняться, только если появляется новая пусть фантастическая идея. Нет?   

согласен/ только я как то не верю всем этим людям во власти /  они так повязаны с системой, что как то не вретися в альтруизм

пока наркотики основной продукт Афнана  никто не вложит ни одного драхма в их индустрию  никаких инвесторов не будет

Вы серьезно считаете, что вышивки можно сравнивать с наркотой по экономике?

Советы, при оккупации, не ограничивались раздачей продовольствия и одеял, а строили предприятия, оросительные системы, поставляли сельхозтехнику, удобрения, семена.

Страна, живущая по феодальным традициям, враждующие племена, ценность человеческой жизни минимальная.

Оккупационные власти могут эти обычаи или усилить или нивелировать.

Дальше – кому что выгодно?

И никакой фантастики.

То есть вы - Алексей и Дмитрий - полагаете, что западным правительствам выгодна наркоторговля?

Для противостояния советам была выращена и обучена сила сопротивления. Теперь есть Бен Ладен.

За время коалиционной оккупации производство наркотиков увеличилось в разы.

Кому же это выгодно?

На мой вопрос Вы не ответили.

Да, еще нужно учесть, афганского мужчину под страхом смерти не заставить выполнять женскую работу. Так что Гани лукавит.

Я отвечу так – коалиции почему-то не выгодно бороться с наркотиками в Афгане.

Во вчерашней передаче у Познера прозвучала цифра 40 – это во столько раз выросло производство героина при коалиции.

Про текущее состояние дел...

Попалась мне тут поразительная статья чуть ли не из Washington Independent, но сейчас не смог найти ссылку. Суть такая - большинство бюджета на сопровождение конвоев идет частным контракторам, суммы измеряются милиардами. Те, в свою очередь, тупо откупаются от талибана и независимых командиров, которые по штуке другой за грузовик пропускают грузы к передовым базам. Зачем им какие-то кредиты на развитие? Тема похожа на правду, т.к. отслеживается в комментариях натовских командиров, вернувшихся или находящихся в Афгане. Вообще экономика войны довольно странная вещь. А нам казалось, что Чечня является каким-то уникальным местом.