/ Москва

Евгений Чичваркин: Этот закон создаст черный рынок на миллиарды долларов

Госдума примет разработанный правительством закон о торговле, отклонив практически все предложенные Администрацией президента поправки

+T -
Поделиться:
Подробнее

В распоряжении «Ведомостей» оказался направленный правительством на утверждение в Госдуму законопроект о торговле, который, по информации газеты, и будет принят. Издание отмечает, что в правительственной версии документа почти не учтена критика законопроекта Государственно-правовым управлением (ГПУ) президента. ГПУ не устраивал целый ряд положений в предыдущих редакциях законопроекта. В первую очередь, предложенные правительством ограничения на выплату поставщиками бонусов торговым сетям и строгие рамки расширения сетей.

Юристы из Администрации президента назвали некоторые нормы правительственного законопроекта «сомнительными с правовой точки зрения». Его принятие, говорилось в заключении ГПУ, повлечет за собой неоправданное увеличение административной нагрузки на бизнес. А права потребителей при этом останутся незащищенными.

Однако в поступившем в Думу документе присутствуют раскритикованные президентской администрацией запреты на получение сетями от поставщиков любых бонусов, кроме премии за объем. Сетям также запрещено расширять свое присутствие, если их доля на местном рынке уже превышает 25%.

Правительственные чиновники учли лишь часть поправок ГПУ, касающихся сроков расчета магазинов с поставщиками. Так, если раньше магазины обязаны были рассчитаться за замороженное мясо и молоко в течение 10 дней, то теперь эта норма распространяется только на те товары, срок хранения которых составляет менее 10 дней.

«Ведомости» со ссылкой на помощника президента Аркадия Дворковича сообщают, что, хотя большинство поправок ГПУ было отклонено, Медведев, скорее всего, подпишет утвержденный Думой законопроект до конца года.

Евгений Чичваркин

   Я думаю, что это выгодно одному из замов главы Федеральной антимонопольной службы. Все, что предлагается, все, что пытаются ввести, открывает коррупционное поле на всю розничную торговлю в России. А это где-то четверть триллиона долларов США.

Отчасти это может быть выгодно производителям еды — приблатненным, приближенным. Подобные протекционистские меры подталкивают производителей не думать о себестоимости, а задумываться только о том, как и куда занести, как протолкнуть еще какой-нибудь закон, чтобы продавать дороже. Надо понимать, что у всех замечательных российских производителей одна мысль: как продать дороже россиянам. Все эти меры направлены лишь на одно: поднять цены на внутреннем рынке. В чьих интересах поднятие цены на внутреннем рынке? Только в интересах производителей. А если из законодательства убрать всю эту хуету и оставить только реальное присутствие или неприсутствие себестоимости в продуктах, цена в среднем упадет в два раза.

Грубо говоря, черный рынок, который может быть создан этим законом, может исчисляться миллиардами долларов в год, а может и десятками миллиардов, смотря по тому, насколько жестко его будут использовать. Но судя по практике, его будут использовать по полной. Потому что у нас еще со времен Ельцина установлен небольшой НДС, чтобы сделать еду доступной. Благодаря этому огромное количество компаний по продаже еды белые. Пример такой: «Магнит» на бирже в Великобритании; Х5, состоящий из «Карусели», «Перекрестка» и «Пятерочки», тоже на бирже; «Дикси» на бирже в России. Словом, все имеют заимствования, все они нормальные были по надежности, потому что никто у них под видом контрабанды не отбирал еду и не продавал ее налево.

Грабили, конечно, кораблики с курятиной арестовывали по протекции российских производителей. Но это не носило масштабный характер. А этот закон развязывает руки и открывает самое большое коррупционное поле на том рынке, который до этого был совершенно нормально разрегулирован. Там и без того было много возможностей вымогать деньги. 70% затрат на открытие магазина — это взятки и покупка справок в объединенной российской справочно-продающей корпорации.

Этот закон — инструмент для ограбления рынка в четверть триллиона долларов США. Поначалу им не будут пользоваться. Пена уляжется. И тогда втихаря поползут гады: ага, у вас тут лишний магазинчик, не открывайте. Открыли — давайте сюда денежку. Или начнут влезать в поставки. Почем вы купили курятину? А за сколько поставили? За все, во что влезут чиновники, заплатит обычный потребитель. А так как после кризиса еда составляет больше половины затрат россиян, то он окажет прямое инфляционное воздействие.

И еще хочу сказать, что любой неоткрытый магазин — это снижение конкуренции, ухудшение качества товаров, повышение цен, отсутствие новых рабочих мест. А что мучиться с законами? Я предлагаю сразу сделать Госпромторг с понятными магазинами. И не заниматься всей этой хуетой с частным бизнесом. Поставить теток в халатах, с прическами, как у мамы из фильма «Маленькая Вера», и все заворачивать в одинаковую бумагу серого цвета. Вот это старые песни о главном. Вот те, кто ностальгируют, пусть стоят четыре часа в очереди за колбасой.   

Комментировать Всего 3 комментария

Я думаю, что это выгодно одному из замов главы Федеральной антимонопольной службы. Все, что предлагается, все, что пытаются ввести, открывает коррупционное поле на всю розничную торговлю в России. А это где-то четверть триллиона долларов США.

Отчасти это может быть выгодно производителям еды — приблатненным, приближенным. Подобные протекционистские меры подталкивают производителей не думать о себестоимости, а задумываться только о том, как и куда занести, как протолкнуть еще какой-нибудь закон, чтобы продавать дороже. Надо понимать, что у всех замечательных российских производителей одна мысль: как продать дороже россиянам. Все эти меры направлены лишь на одно: поднять цены на внутреннем рынке. В чьих интересах поднятие цены на внутреннем рынке? Только в интересах производителей. А если из законодательства убрать всю эту хуету и оставить только реальное присутствие или неприсутствие себестоимости в продуктах, цена в среднем упадет в два раза.

Грубо говоря, черный рынок, который может быть создан этим законом, может исчисляться миллиардами долларов в год, а может и десятками миллиардов, смотря по тому, насколько жестко его будут использовать. Но судя по практике, его будут использовать по полной. Потому что у нас еще со времен Ельцина установлен небольшой НДС, чтобы сделать еду доступной. Благодаря этому огромное количество компаний по продаже еды белые. Пример такой: «Магнит» на бирже в Великобритании; Х5, состоящий из «Карусели», «Перекрестка» и «Пятерочки», тоже на бирже; «Дикси» на бирже в России. Словом, все имеют заимствования, все они нормальные были по надежности, потому что никто у них под видом контрабанды не отбирал еду и не продавал ее налево.

Грабили, конечно, кораблики с курятиной арестовывали по протекции российских производителей. Но это не носило масштабный характер. А этот закон развязывает руки и открывает самое большое коррупционное поле на том рынке, который до этого был совершенно нормально разрегулирован. Там и без того было много возможностей вымогать деньги. 70% затрат на открытие магазина — это взятки и покупка справок в объединенной российской справочно-продающей корпорации.

Этот закон — инструмент для ограбления рынка в четверть триллиона долларов США. Поначалу им не будут пользоваться. Пена уляжется. И тогда втихаря поползут гады: ага, у вас тут лишний магазинчик, не открывайте. Открыли — давайте сюда денежку. Или начнут влезать в поставки. Почем вы купили курятину? А за сколько поставили? За все, во что влезут чиновники, заплатит обычный потребитель. А так как после кризиса еда составляет больше половины затрат россиян, то он окажет прямое инфляционное воздействие.

И еще хочу сказать, что любой неоткрытый магазин — это снижение конкуренции, ухудшение качества товаров, повышение цен, отсутствие новых рабочих мест. А что мучиться с законами? Я предлагаю сразу сделать Госпромторг с понятными магазинами. И не заниматься всей этой хуетой с частным бизнесом. Поставить теток в халатах, с прическами, как у мамы из фильма «Маленькая Вера», и все заворачивать в одинаковую бумагу серого цвета. Вот это старые песни о главном. Вот те, кто ностальгируют, пусть стоят четыре часа в очереди за колбасой.

После редактуры лучше не стало. У этого закона уже сто редакций было. Не видно, чтобы было какое-то соревнование лоббистов. Вариант, который предлагало Главное правовое управление, был чуть более адекватным. Там, например, поднимался вопрос о необходимости менять арендатора ежегодно, устраивать конкурс. В нынешней редакции — очень высокие административные издержки. Как это на нас отразится, не очень понятно, потому что пока не видно, как устроен этот закон. И абсолютно непонятно, как это отразится на бизнес-сообществе.

очевидно лучше не будет, даже нейтрально не будет. Все с кем мы общаемся готовятся что будет реально хуже. Евгений проблема что те кто могут ностальгировать будут как и раньше посылать водителей на черных волгах  за продуктовым спец заказом в распределитель на Грановского. Все остальные - в очередь.