Александр Невзоров: Няня-убийца пробьет коросту в мозгах

Когда 29 февраля у станции метро «Октябрьское поле» задержали женщину с отрезанной головой ребенка, российские телеканалы фактически проигнорировали это событие. По информации РБК, власти порекомендовали не рассказывать об этом случае, чтобы не вызвать вспышку ксенофобии, но в Кремле это отрицают. Социолог Степан Гончаров, публицист Александр Невзоров и другие рассказали «Снобу», нужно ли было телевидению рассказывать об убийстве и какие последствия это бы повлекло

Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости
Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости
Няня Гюльчехра Бобокулова, обвиняемая в убийстве 4-летней девочки Насти Максимовой
+T -
Поделиться:

Николай Сванидзе, историк, политолог:

Конечно, уберегать общество от вспышек ксенофобии нужно, но ведь обязанность телевидения — рассказывать людям о произошедшем, информировать их. Просто не нужно делать акцент на национальности преступника и его религиозной принадлежности, если это не главная составляющая преступления. И в данном случае эта составляющая явно не главная. В России тоже полно опасных безумцев и уродов, которые ненавидят всех вокруг и в соответствующем состоянии могут начать бегать по улицам с топором. История с няней — общественно важная в том плане, что нужно аккуратно подходить к выбору людей, работающих с вашими детьми. В нашем обществе можно сегодня купить любую нужную для работы справку, включая справку о психическом здоровье, даже если ты каждое утро ловишь на себе зеленых чертей. Если доносить до людей информацию о трагедиях, это может снизить уровень рисков, сделать людей осторожнее и сознательнее.

Другой вопрос — как следовало рассказать об этом событии, чтобы не всколыхнуть волну ксенофобии. Тут уже вопрос в акцентах и интонациях. Я вот всегда говорю своим студентам: если мы пишем о преступнике или подозреваемом, то нельзя писать, что, «расчленив девушку, юноша отправился в лес». Потому что он не юноша, это слово имеет позитивную коннотацию. Так же и здесь. Разглашать информацию нужно, но выбор правильных слов для этого — это вопрос профессионализма и ответственности.

Александр Невзоров, публицист:

История с няней-убийцей — это неплохой информационный товар, и запрет на его распространение на телевидении не вполне логичен. Говорить, что он может спровоцировать вспышку ксенофобии, — это все равно, что развешивать таблички «Не курить» в здании, которое объято пламенем. Ксенофобские настроения сегодня необыкновенно сильны и свирепы — это картина, которая уже отчетливо сложилась. Так что, думаю, российские телеканалы не стали показывать сюжет про няню, убившую ребенка, вовсе не из-за ксенофобии. Просто после этого случая становится понятно, насколько религия — общественно опасное явление. Я знаю, что эту историю призывали не связывать с религией, но в таком случае что еще нам не стоит с ней связывать? Атаку на башни-близнецы в США, устроенную смертниками во имя их божества? Повсеместное отрезание голов в арабском мире? То, что в монастыре под Ярославлем насмерть забили 13-летнюю девочку, которая отказывалась молиться так, как считали нужным монахи? Религия учит ненависти к тому, кто ее не разделяет, учит считать этих людей куклами, которым при случае можно что-нибудь отрезать. Ведь так повелось, что представители разных религий все время друг другу что-то отрезают. И случай с няней — очень показательная вещь, которая может броситься в глаза даже нашим так называемым 86 процентам. Поэтому телевизионщики и приняли такие беспрецедентные меры, ведь именно телевидение — главное СМИ для этих самых «процентов». И дело тут не в настроениях, которые могли бы вспыхнуть после демонстрации сюжета, а в размышлениях. Для нашей власти ведь размышления гораздо опаснее настроений. Если их допустить, то может случиться фазовый переход, когда взгляды абсолютного меньшинства вдруг станут общепринятыми. Такое уже сто раз было в истории — и в 91-м году, и во времена всех смут. Власти оказываются свержены, когда взгляды вчерашних отщепенцев и фантастов превращаются в норму.

А история с няней-убийцей настолько емкая, что может пробить даже ту коросту, которую российское телевидение нарастило в мозгах этих самых 86 процентов. Наших телевизионщиков никогда не смущали ни распятые мальчики, ни изнасилованные девочки, которых никто не насиловал, ни любая другая грязь и кровища. Но отрезанная голова маленького инвалида может стать детонатором мыслительного процесса для огромного количества людей. А как только наша страна задумается, произойдет самое страшное для властей.

Степан Гончаров, социолог «Левада-центра»:

Конечно, сегодня для российского человека телевидение — главный источник новостей, и 90% людей получают информацию именно с телеканалов. Но вряд ли, если бы сюжет об убитом ребенке показали на государственных телеканалах, люди бы начали выходить на улицы и громить город. Сейчас, после событий в Крыму, Украине и Сирии, уровень проблематизации национальных конфликтов заметно снизился, и россияне стали меньше говорить, что испытывают какие-то негативные чувства к приезжим. Все сплотились вокруг внешнеполитической повестки, и внутренние различия стали не так заметны.

При этом некоторые каналы все-таки показали новость про няню, да и интернет-источники об этом написали. Если бы то же самое произошло в 2010–2013 годах, то реакция была бы совсем другой. Ведь в это время были и драки между националистами и приезжими, и погром в Бирюлево. И ведь это происходило иногда практически на пустом месте, таких шокирующих событий, как няня с отрезанной головой, не было. Причем эта няня даже не отрицает религиозной подоплеки своих действий и говорит, что это Аллах ей приказал убить девочку. И националисты, которые могли бы сейчас устроить ответные акции, ничего не предприняли, хотя они читают альтернативные источники информации и прекрасно знают о произошедшем. Насколько я знаю, часть из них просто вышла к метро «Октябрьское поле» и никаких беспорядков не устраивала.

Еще один вопрос — станут ли после этого случая россияне меньше доверять телевидению. По нашим данным, за осень число людей, доверяющих федеральным телеканалам, уже снизилось, но смотреть их от этого меньше не стали. Да, на телевидении о многом не рассказывают: люди не знают, покупать ли им валюту или запасаться гречкой, а с экранов в это время говорят об успехах российских вооруженных сил в Сирии. Но и альтернативных источников информации россияне не ищут. Они вообще относятся к информации довольно цинично, в духе: «Здесь нам врут, но и в другом месте тоже будут врать». Люди в принципе не верят, что есть источник, который будет говорить им правду. Так что вряд ли случай с няней как-то скажется на доверии людей к телеканалам, тем более что в этом никто не видит политической подоплеки. Я даже предполагаю, что телезрители бы одобрили решение каналов не показывать этот сюжет: большинство людей говорит, что в новостях сегодня слишком много негатива. Хотя, конечно, если бы няню-убийцу показали в новостях, то все бы это смотрели, а рейтинги ток-шоу, где это бы обсуждали, были бы очень высокими.

Герман Клименко, советник президента России по интернету:

Когда внук убивает бабушку за запрет играть на компьютере, все СМИ строем обсуждают тему запрета жестоких игр, а Депута...

Опубликовано Германом Клименко 29 февраля 2016 г.

Антон Долин, журналист:

Про няню.В филологии есть такой полезный термин - "синекдоха". Это когда называют частное, имея в виду общее. "Отсель ...

Опубликовано Антоном Долиным 1 марта 2016 г.