/ Лондон

Кристофер Гранвилль о том, как вести себя активистам в России

Британский активист по защите прав человека Питер Тэтчел отказался от участия в парламентских выборах из-за мозговых травм, нанесенных ему охранниками диктатора Зимбабве Мугабе и русскими неонацистами во время гей-парада

+T -
Поделиться:
Подробнее

Тэтчел собирался баллотироваться в британский парламент от партии «зеленых», однако травмы, полученные в результате нападений, оказались настолько серьезными, что ему пришлось отказаться от своих намерений.

В 2001 году нападение на активиста совершили телохранители президента Зимбабве Роберта Мугабе (Robert Mugabe), когда Тэтчел пытался произвести гражданский арест президента во время его визита в Брюссель. Телохранители Мугабе избили Тэтчела до потери сознания. Он практически лишился зрения на одном глазу, и у него появились проблемы с концентрацией внимания, координацией движений и памятью.

Второе серьезное нападение на Тэтчела произошло в Москве, когда группа неонацистов избила его во время разгона гей-парада. Тэтчел принимал участие в параде, когда на него напала группа молодых русских неонацистов. В результате удара по лицу Тэтчел получил сильное сотрясение мозга и полностью ослеп на правый глаз.

По словам активиста, решение отказаться от участия в выборах было для него мучительным. «Из-за мозговых травм, полученных из-за Мугабе и в Москве, я не смогу провести эффективную избирательную кампанию и исполнять обязанности депутата, если меня изберут», — сказал он.

Однако Тэтчел добавил, что ни о чем не сожалеет. «Быть избитым и получить мозговые травмы — это совсем не то, чего я ожидал и чего хотел. Но я знал о существующих рисках. Иногда важно идти на риск, чтобы бросить вызов несправедливости. Нападения на меня помогли привлечь международное внимание к жестокому, репрессивному характеру российского и зимбабвийского режимов. Я этому рад».

Кристофер Гранвилль

   Активизм сейчас носит другие формы, нежели в старом поколении. Тэтчел, например, это позднее проявление тренда, который наметился в 60-х годах. Продвижение той повестки ассоциировалось с активными действиями. С началом эпохи Интернета появились другие формы протеста, активизма и мобилизации, в частности через тот же Интернет, без ярких конфронтационных действий, которые нужны для привлечения внимания публики или телекамер.

Надо различать два аспекта активизма. Такие люди, как Гарри Каспаров, всегда будут искать ту грань, которую надо перейти. Безусловно, существующие правила проведения митингов в России достаточно глупые. Но даже если бы правила были более разумными, все равно активисты типа Каспарова хотели бы их нарушать. Их цель — нарушить те правила, которые есть, чтобы устроить конфронтацию с милиционерами и получить съемки ареста героического активиста и административного задержания в течение шести часов — к возмущению всего прогрессивного общества.

Я думаю, скандал заключается как раз в том, что никаких агрессивных действий со стороны активистов-геев в Москве не было. Это был провал милиции, которая элементарно не стала делать свою работу. И это подчеркивает достаточно важную проблему России в целом и Москвы в частности — проблему с выражением спорной публичной позиции спокойно и свободно.

Думаю, правильный подход в России — это как раз не яркие конфронтационные действия, нацеленные на шокирование, а тщательное убеждение. Например, в Англии в 1960-х годах, перед принятием парламентом известного закона об упразднении преследований за гомосексуализм, была проведена кампания убеждения, повлиявшая на общественное мнение.   

Комментировать Всего 16 комментариев

Кристофер Гранвилль Комментарий удален

Активизм сейчас носит другие формы, нежели в старом поколении. Тэтчел, например, это позднее проявление тренда, который наметился в 60-х годах. Продвижение той повестки ассоциировалось с активными действиями. С началом эпохи Интернета появились другие формы протеста, активизма и мобилизации, в частности через тот же Интернет, без ярких конфронтационных действий, которые нужны для привлечения внимания публики или телекамер.

Надо различать два аспекта активизма. Такие люди, как Гарри Каспаров, всегда будут искать ту грань, которую надо перейти. Безусловно, существующие правила проведения митингов в России достаточно глупые. Но даже если бы правила были более разумными, все равно активисты типа Каспарова хотели бы их нарушать. Их цель — нарушить те правила, которые есть, чтобы устроить конфронтацию с милиционерами и получить съемки ареста героического активиста и административного задержания в течение шести часов — к возмущению всего прогрессивного общества.

Я думаю, скандал заключается как раз в том, что никаких агрессивных действий со стороны активистов-геев в Москве не было. Это был провал милиции, которая элементарно не стала делать свою работу. И это подчеркивает достаточно важную проблему России в целом и Москвы в частности — проблему с выражением спорной публичной позиции спокойно и свободно.

Думаю, правильный подход в России — это как раз не яркие конфронтационные действия, нацеленные на шокирование, а тщательное убеждение. Например, в Англии в 1960-х годах, перед принятием парламентом известного закона об упразднении преследований за гомосексуализм, была проведена кампания убеждения, повлиявшая на общественное мнение.

"Тщательное убеждение" подход правильный не только в России, но и все всем мире, однако... именно в России он работать и не будет, к сожалению.

Одной из особенностей российского мышления является крайняя консервативность взглядов и мнений, а отступление от них равносильно проявлению беспринципности. Относительных истин практически нет, лишь одни аксиомы. Такое мышление иррационально, оно построено на вере, и таким людям ничего не надо доказывать, а тем более в чем-то переубеждать. Любая попытка воспринимается как вероотступничество.

.

Поэтому не одобряя действий Каспарова усматриваю в них определенную логику, а именно желание нащупать то, что в России работать будет. Эпатаж как средство привлечения внимания ход известный, а главное - проверенный..

Мне всегда очень нравились аргументы из серии "Да зачем пробовать, все равно не получится" А если не пробовать, то тогда уж точно не выйдет!

Я тоже за объяснения, всегда. Если тебя не понимают, значит плохо объясняешь, попробуй иначе. Просто все зависит от уровня качества этих кампаний убеждения.

В противном случае у нас получается вечная позиция властей и некоторых интеллигентов навроде "Да, что этому народу объяснять, он все равно тёмен и дик..."

Ну что ж, я только за, давайте убеждать. Только, Мария, убеждать придется не с того что гомофобия это плохо, или погромы отвратительны, а с того, что терпимость - норма жизни цивилизованного человека. Объем работы представляете? Лично, я - да

Если эта тема Вам интерсна то перейдите в блог Марии Генкиной  http://www.snob.ru/profile/blog/8353/10756 

Пожалуйста, Ваши предложения

Ну, я в блоге Марии написала, но думаю это не совсем та тема. Там разговор идет в плоскости" вы вообще представляете себе как все плохо?!"

Я - представляю, да. Я тут живу.

 Однако объяснять все равно можно и нужно. Вот вам простой пример:К моей маме в прошлом месяце на прием пришел трансексуал. Бывшая женщина.

Мама за 30 лет работы всякого навидаалась, но такое увидела впервые. Она просто испугалась. В такой ситуации старая закалка проявилась, воспитание взыграло, толерантность отхлынула. Мама вылетела в коридор и кому-то там сказала, чтобы "ЭТО увели, и у нее в отделении ЭТОГО не лежало!" Дикость страшная по цивилизованным меркам.

Я прознав, конечно, осудила и выдала маме И. Кона "Сексология" для обязательного чтения. Там мама выяснила, что трансексуальность это не дикое демонстративное извращение, а что-то вроде врожденного отклонения и смягчилась. Теперь, хоть и насторожено, но все лечит этого транса.

Словом, надо объяснять, надо. И не про то, что толерантность это норма, а про то, что геи это не страшно.

Здесь два варианта - можно лечить транссексуала как урода, но не страшного, а можно как обычного человека, который от вас ничем как Человек не отличается. Мне кажется, разница огромная. Так вот когда геев бьют  - наивно считать что их бьют из-за недостатка информации,  их бьют как раз за знание об их "врожденных отклонениях". Поэтому работать надо над тем, что слово "отклонение" вообще ушло из нашей жизни, за исключением области  нравственности. А это долгий и тяжелый труд

Не все сразу, Ирина, не все сразу. Вы ж ребенка сначала ходить учите, а потом уже на лыжах ездить? Вот и тут так же.

Безусловно, Мария, дорогу осилит идущий. Однако беда в том, что нашей жизни может не хватить на эту дорогу. Лет пять тому назад я написал веселую книжку о том, как плохо живется геям в России - о гомофобии бытовой и моббинге на работе, об унижениях на улице, и о внутренней гомофобии. Иными словами, я рассказал о gay next door, геях с человеческим лицом. Не Высокая Литература, а беллетристика чистой воды (нестыдная, но это уже другой вопрос). Книжка вышла небольшим тиражом в России (став книгой года по версии gay.ru, тут правда, на пользу пошло то, что текст был частично опубликован в Интернете)), тираж распродан, текст был переведен на немецкий. Шпагат этот между специфичностью темы и доступностью ее для людей неинформированных мне удался, однако трудности возникли не там, где я ожидал. Все мои попытки продать права на переиздание в России оказались безуспешны: несколько раз, пройдя всевозможные редакторские экспертизы, издание буксовало на уровне руководства - предубеждения слишком сильны, про геев крупные издательства не рассказывают, пускай даже эта рыночная ниша не занята и можно было бы заработать деньги. Увы, писанина для меня - это источник заработка, гуманитарную помощь я могу оказывать только в разумных пределах. Больше книг о геях я не планирую.

Ну, уже благое дело :) Но, вы правы, при нашей жизни толерантной России точно не будет. А что у кого-то были такие надежды?

Единственное что остается, это жить, распространять вокруг себя в меру сил здравое мышление и верить в людей. Несмотря ни на что )

Да, Мария, помилуйте! Этому ребенку тысячу лет как отметили, а все ходить учимся! Я, кстати, маму свою тоже довольно легко переубедить могу, а вот сложившегося мужчину  - mission impossible. Я же не зря говорю, что это в особенностях национального мышления, Домострой на нашей почве не просто так появился и вроде как нет давно, а как живуч.

Мы не оцениваем события и явления, мы в них Верим, иррационально. И уже от веры не отступаем. Мы не знаем, что гомосексуализм это плохо - мы в это верим. И когда еврейскую лавку идем громить, мы не знаем что Мойша Цадкин кровосос и жулик - мы верим что это так. 

Мы собственную-то страну не умом воспринимаем, а Верой в нее. Эх..

Ирина, я что-то уже запуталась, о чем мы спорим? О том какой плохой и дикий у нас народ, или о том, надо пытаться с ним по-человески разговаривать или нет? Я говорю - да, дикий. Но не поможет ничего, кроме нормального цивилизованного разговора.

Вы говорите что-то вроде - да, дикий не поможет ничего.

Наверное по этому вы в NY, а я в Екб.

Знаете, перевод дискуссии (не спор, спорить лично мне не о чем) в банальную плоскость  географии, намекая на города проживания – прием настолько старый, что даже стало неинтересно. Мое гражданство, между прочим, российское и жить и трудиться я собираюсь в России, хотя никто меня к этому не принуждает. Но это так, между прочим

.

Слово "дикий" (в отличие от Вас) я не употребила ни разу, и скажу больше - я так не считаю и никогда о своем народе так не скажу. Я вижу ряд объективных трудностей и не более того.  Равно, как я даже и не начала размышлять о том, что, на мой взгляд, помочь может. Поэтому хорошо, наверное, что Вы уже запутались. Это снимает необходимость дальнейшего разговора. И впрямь, о чем бы могли говорить люди, один из которых проживает в НЙ, а другой в Екб? :)  

Вы так правы

Осмелюсь добавить, что перевод дискуссии в плоскость обсуждения приемов дискуссии так же не нов, поэтому предлагаю засчитать 1:1 )

На самом деле, географическими намеками я просто хотела сказать, что из-за границы все вы выглядит немного страшнее чем на самом деле. Я и сама это чувствую, когда там бываю.

Согласна, но Вы меня не это вынудили :) Ничья!

+1: наблюдая за такими акциями общество не вдумывается в проблему, а реагирует на эпатаж.

Кристофер, было бы интересно услышать Ваше мнение про статью Елизарова о Берлине.

.

Убеждение - это, конечно, правильно.

Я для себя придумал такую формулировку: чтобы достучаться до ума, нужно проложить дорожку к сердцу.