Инна Хамитова /

«Да он недоучка!», или Как общественное мнение не успевает за переменами в образовании

«Сноб» и проект «Марабу» собрали экспертов, которым есть что сказать о современном образовании. В этом выпуске психолог Инна Хамитова — о том, что даже самым хорошим специалистам никогда не помешает учиться

Иллюстрация: Corbis/East News
Иллюстрация: Corbis/East News
+T -
Поделиться:

В интернете то и дело разгораются скандалы вокруг то одного, то другого именитого психолога — кто-то внезапно обнаруживает в его резюме диплом, скажем, мехмата или филфака и, сопровождаемый хором сочувствующих, начинает кричать: «Шарлатаны! У психотерапевта должно быть психиатрическое или высшее психологическое образование! А что тут у него? “Прослушал двухгодичный курс” — филькина грамота». Так вот, на самом деле это, конечно, не так. Психология — одна из тех сфер человеческой деятельности, по которой особенно сильно заметно, как в последние десятилетия меняются традиционные образовательные паттерны. Этот процесс происходит так стремительно, что общественное мнение просто не успевает за ним!

В первую очередь надо понимать, что практическая психология в принципе пришла в Россию совсем недавно, в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого века. Та российская психологическая школа, которой мы справедливо гордимся и которая известна во всем мире, — это научная психология, занимающаяся изучением памяти, внимания, восприятия и т. д. А практическая психология — совершенно отдельная профессия, в которой требуются очень конкретные знания, умения и навыки. Применение традиционной модели обучения (чтение лекций, работа с учебниками, обсуждение и диспуты на семинарах) замечательно работает при подготовке специалистов по научной психологии, но получить хорошего специалиста в области психологического консультирования с помощью традиционной модели никак нельзя. На выходе мы получим психологически эрудированного теоретика, который совершенно не представляет, как работать с реальными людьми.

Значит, чисто академический подход тут не работает. Тогда, может быть, подойдет практический? Возьмем какой-нибудь психотерапевтический подход, разучим набор техник в его рамках… Такие курсы сейчас действительно предлагают многие центры дополнительного образования. Но на практике это дает нам восторженного неофита, который вроде даже и знает как, и свято верит в то, что делает, но все попытки применить знания на практике терпят неудачу.

И в итоге мы приходим к той самой системе, которая уже давно (потому что сама профессия там появилась гораздо раньше) и эффективно работает на Западе: когда специализация в области психологического консультирования и психотерапии относится к постдипломному образованию и на общую эрудицию надстраиваются знания и навыки в определенном направлении психологического консультирования или психотерапии.

Именно так мы строим работу Центра системной семейной терапии. Наши студенты слушают много теории (что такое системная семейная терапия, как работает, какие основные направления в ней существуют, на какие философские и естественно-научные основы она опирается), но еще больше занимаются практикой. Это может быть разбор видеозаписей сессий с реальными клиентами, ролевые игры и так далее. Особое место занимают записи приемов создателей различных направлений системной терапии. Когда смотришь на «основоположников» различных системных направлений, разбираешь и анализируешь их работу по шагам, становится гораздо понятнее, как выполнять ту или иную технику. Это чем-то похоже на то, как будущие хирурги просматривают видеозаписи операций великих хирургов. На втором году обучения начинаются «открытые приемы». Это когда преподаватель — опытный психолог — работает с клиентом в одной комнате, а через видеокамеру за этим приемом из соседнего зала наблюдают стажеры. Все происходит в режиме реального времени. После приема преподаватель возвращается к стажерам и разбирает этот прием по косточкам, то есть по шагам (клиент об этом, конечно же, заранее предупрежден, с ним подписывается договор о конфиденциальности). Через некоторое время «открытые приемы» начинают работать наоборот: стажер работает с клиентом, а в соседнем зале за ними наблюдает остальная группа и супервизор. И потом работа тщательно анализируется. Последний шаг — самостоятельная работа в стажерской психологической консультации, где принимают реальных клиентов, так называемые социальные приемы. Для людей, нуждающихся в психологической помощи, это возможность получить ее бесплатно или за символическую плату. Все эти приемы стажеры обязательно супервизируют у опытных коллег.

Как вы понимаете, не начать квалифицированно работать с клиентами после такой практики просто невозможно! Так получаются психологи, которые умеют оказывать реальную помощь людям. Они осознают, что, как и зачем делают, осознают свои терапевтические ловушки. И понимают, как им действовать, если случай превосходит их компетенцию.

Однако и этого все равно недостаточно. Образование психолога не заканчивается с получением диплома, но важно, что хороший специалист может адекватно оценить свой уровень работы и понять, с чем он уже может работать, а какие навыки еще было бы неплохо потренировать. Существует множество тематических тренингов, на которых практикующий психолог может еще и еще, раз за разом потренироваться работать с горем, утратой, посттравматическим расстройством; с изменами и разводами; семейными кризисами, их видами и стратегиями преодоления; кросс-культурально устроенными браками, гомосексуальными союзами, суицидами и родственниками суицидентов; с семьями, где есть дети-инвалиды или дети с аномалиями развития; с семьями, где есть психически больные люди или люди пожилого возраста, — продолжать этот список можно очень и очень долго.

Резюмируя: эффективный специалист — не тот, кто имеет диплом по клинической психологии, а тот, кто, имея хорошее базовое образование, постоянно повышает свой профессиональный уровень, узнает новые способы и методы помощи людям, изобретает свои, обменивается опытом с коллегами. И, если подумать, это касается не только психологов, а вообще всех. Только это является адекватной реакцией на динамичные изменения внешней среды. Таковы требования времени.