Юлия Дудкина /

«Как все поедут в эту гомофобную Россию?» Музыканты и критики о «Евровидении-2016»

В субботу, 14 мая, в Стокгольме пройдет финал ежегодного музыкального конкурса «Евровидение». Среди фаворитов у букмекеров — Сергей Лазарев от России и украинская певица Джамала с песней о депортации крымских татар. Участники прошлых конкурсов Полина Гагарина и Петр Налич, продюсер Иосиф Пригожин, музыкальный критик Артур Гаспарян и другие рассказали «Снобу», как политика может повлиять на итоги конкурса и как воспринимают Россию в Стокгольме перед финалом

Фото: Владимир Астапкович/РИА Новости
Фото: Владимир Астапкович/РИА Новости
+T -
Поделиться:

Полина Гагарина, певица:

Я поздравляю Сережу Лазарева с блестящим выступлением в полуфинале — профессиональным, уверенным и очень сложным. Не знаю, как у него получается петь и одновременно карабкаться по огромным конструкциям, которые стоят на сцене. Он прекрасный артист и заслуживает высших баллов. 

Думаю, что в этом году у России очень много шансов на победу. Часто говорят, что на «Евровидении» главную роль играет политическая обстановка, но ведь в прошлом году она была напряженная, и тем не менее мы заняли второе место. Причем сначала даже уверенно шли на первое, но исполнитель из Швеции оказался так хорош, что все-таки победил. Он действительно отлично выступил — мне не было обидно, что мы ему проиграли. Люди слушают музыку сердцем, и голосуют они тоже сердцем. Для искусства не существует политических предубеждений, и, мне кажется, год назад мы это доказали.

Что касается других участников, то, честно говоря, мне кажется, что в этом году меньше запоминающихся песен и номеров, чем в прошлом. Нашим главным конкурентом я считаю француза — у него отличная композиция, настоящий хит, да и сам он очень недурен собой. Правда, он решил не придумывать номер и акцентировать внимание на музыке. Но ведь «Евровидение» — это все-таки конкурс песни. Еще мне запомнился финалист из Швеции — этакий европейский Джастин Бибер, но при этом очень аутентичный. Но, конечно, в первую очередь победы я желаю Сереже. А еще желаю, чтобы во время финала у него было отличное настроение — тогда он выступит еще лучше, если такое вообще возможно.

Петр Налич, музыкант:

Мне кажется, политика всегда играла решающую роль в этом конкурсе, и это было хорошо заметно. Не думаю, что в этом году что-то изменилось. «Евровидение» — это вообще не совсем про музыку. Конечно, часто попадаются и интересные исполнители, но много «шлака». В целом же большинство композиций очень похожи друг на друга — такие выровненные европейские песни. Помню, когда я сам ехал на этот конкурс, главной задачей для меня было показать себя не с выигрышной стороны, а с правдивой, той, которая мне самому интереснее. И особого очарования «Евровидением» у меня не было, так что и разочарован я не остался. Этот конкурс ведь не всегда сказывается на будущей карьере — да, он дает некий толчок, но чтобы потом твое развитие встало на какие-то рельсы и двигалось дальше, нужно приложить еще много усилий. Не у всех это получается.

Предугадать, кто выиграет в этом году, мне сложно: часто победителем оказывается кто-то неожиданный. Но Сергею Лазареву я, конечно, желаю удачи.

Иосиф Пригожин, продюсер:

В этом году у нас есть хороший шанс увидеть, связаны ли между собой политика и «Евровидение». Если первое место дадут Украине, то, скорее всего, связаны — я считаю, что песня украинской исполнительницы несет в себе политический подтекст. А вот если первое место дадут, например, Франции, то с «Евровидением» все в порядке: у француза действительно сильная, хитовая песня.

На мой взгляд, этот конкурс сильно переоценен, только Россия и страны СНГ почему-то уделяют ему очень много внимания, вкладываются в него и отправляют своих лучших исполнителей. Зачем? Вот, например, Кончита Вурст — у нее есть какие-то новые хиты? Конечно, отказываться от участия глупо, просто «Евровидение» не имеет такого значения, которое многие ему придают, и сегодня для российского исполнителя участие в шоу «Голос», например, может быть более значительным, чем поездка на этот конкурс.

Что касается российского участника в этом году, то номер у Лазарева, конечно, шикарный, да и команда хорошая, и Киркоров — отличный продюсер. К России у меня никаких претензий нет. Другое дело, что ни мировым шоу-бизнесом, ни Голливудом «Евровидение» не пахнет, и вряд ли после него в жизни Сергея Лазарева что-то изменится.

Артур Гаспарян, музыкальный критик:

Телезрители, которые голосуют за участников «Евровидения», живут не в безвоздушном пространстве. Они видят то, что происходит вокруг и на международной арене, — именно поэтому считается, что конкурс отчасти политический. Тем более что буквально до этого года во время голосования на экране показывали не имена победителей, а флаги их стран, то есть голосовали именно за страны. Но ничего удивительного или ужасного в этом нет, и шансов на победу это нас не лишает. Помню, в 2013 году, когда был разгар украинского кризиса, зрители по-настоящему враждебно встретили сестер Толмачевых, мы все сидели поникшие и думали, что можем рассчитывать только на последнее место. Но в результате комбинированного голосования заняли седьмое, и это было для нас настоящим подарком. А Полина Гагарина? Сначала все отнеслись к ней очень настороженно, говорили, что она — секретное оружие Путина, а потом она так всех обаяла своей песней и поведением, что все просто в нее влюбились. Журналисты и критики стали говорить, что увидели в ней ту Россию, которую уже даже не надеялись увидеть — открытую и добродушную. И Полина запросто победила бы, если бы исполнитель из Швеции не оказался таким блистательным. В этом году тут, в Стокгольме, все настроены очень доброжелательно. Лазарев здесь в своей тарелке — он даже дал интервью местному гей-журналу.

Что касается музыки, то, конечно, если мы, как настоящие снобы, сядем и начнем разбирать композиции с «Евровидения» по косточкам, то найдем и самоповторы, и штампы, и музыкальную вторичность. И в российском номере тоже. Но все-таки Лазарев — очевидный фаворит. Правда, многие тут задают себе вопрос: как, если он выиграет, в следующем году все поедут в эту страшную гомофобную Россию?

Кстати, по иронии судьбы, еще одним фаворитом конкурса стала украинская исполнительница Джамала. Они с Лазаревым воплощают два совершенно противоположных музыкальных мировоззрения. Если у него абсолютно развлекательный номер с псевдостраданиями по поводу некой мифической девушки, то у Джамалы это личная история, очень трагическая. В интервью она говорит, что это ее плач. Мне кажется, у такой истории может быть больше шансов на победу. И, хотя песня Джамалы посвящена ее крымско-татарской прабабушке, тут нет политики. Специальная референс-группа исследовала каждую запятую в этой песне и не нашла, к чему придраться.

С такими двумя фаворитами финал обещает быть интересным. Впрочем, прогнозы прогнозами, а в последний момент всегда может выскочить какой-нибудь черт из табакерки, и предугадать его появление невозможно. Хотя в целом, если не считать России и Украины, мне кажется, что в этом году участники послабее, чем в прошлом. 

Михаил Марголис, журналист:

У Лазарева очень добротный номер, который полностью укладывается в формат «Евровидения». Но я не могу сказать, что разделяю восторги многих россиян, которые уверены, что победить должен именно этот исполнитель и никто другой. Я не увидел в его номере ничего особенно выдающегося. Впрочем, в «Евровидении» часто все решает случай, а не качество контента. Думаю, в этом году все вполне может обернуться хорошо для России. Все-таки конкурс сильно подвержен влиянию публики, и он очень популярен среди людей нетрадиционной сексуальной ориентации. И вот из страны, которая считается царством гомофобии, приезжает исполнитель, который открыто выражает позицию, казалось бы, нехарактерную для России. И теперь члены жюри и телезрители вполне могут проголосовать за него, чтобы показать, что у них нет никакого предвзятого отношения к России и они готовы за нее голосовать, когда видят, что конкурсант не соответствует стереотипным представлениям о стране.

У Лазарева и Киркорова получилась хорошая команда. Киркоров прекрасно знает все тенденции и хитрости конкурса, он сумел создать для нашего исполнителя правильный образ, так что он оказался в тренде и на своем месте. Главное теперь, чтобы он не растворился на общем фоне.

Борис Барабанов, музыкальный обозреватель газеты «Коммерсант»:

Букмекеры ставят на Россию, и, думаю, есть вероятность, что мы действительно победим. Если посмотреть, кто в последние годы был среди фаворитов у букмекеров, то можно убедиться, что они почти никогда не ошибаются. Я, конечно, и сам болею за Россию, хотя Сергей Лазарев — далеко не самый любимый мой исполнитель. Я вообще считаю его очень искусственной фигурой. 

Из других конкурсантов, которые прошли в финал, я выделил бы группу из Нидерландов, которая пошла наперекор традиции делать шоу с видеопроекциями и световыми эффектами и просто сыграла нормальный рок-н-ролл. Я считаю, что на общем фоне их выступление выглядело очень выигрышно. Впрочем, люди ведь все равно будут голосовать не за них, а за красавчиков и красавиц с мощными шоу.

Мне вообще кажется, что телезрители сегодня оценивают музыку в последнюю очередь. Главную роль играют красота номера и визуальные эффекты. Да и политическая составляющая тут не на последнем месте. Хотя вот год назад Полине Гагариной удалось занять второе место, притом что политическая ситуация складывалась не в пользу России. Но Полина и ее команда смогли переломить тенденцию, и это во многом личная заслуга самой певицы. Может быть, и в этом году получится сделать то же самое, тем более что у России сильная визуальная составляющая.