Юлия Гусарова, Мария Сурмина

Ульяна Сергеенко: Бейонсе и Эмилия Кларк носят платья с вологодскими и елецкими кружевами

На прошлой неделе на выставке «Кружево напоказ» во Всероссийском музее декоративно-прикладного искусства открылась новая экспозиция — «Русские дизайнеры». Теперь посетители выставки могут рассмотреть не только старинные кружева, но и современные дизайнерские изделия. В чем ценность кружева сегодня? Как обстоят дела с сохранением этого хрупкого наследия в России? Как отличить елецкое от вологодского и насколько они востребованы в моде и в мире? В честь открытия новой экспозиции «Сноб» поговорил об этом с историком моды Александром Васильевым, модельером Ульяной Сергеенко, дизайнером тканей Ольгой Томпсон и представителями елецкого и вологодского кружевных центров

+T -
Поделиться:

Ольга Томпсон, дизайнер тканей:

Носить кружево — часть нашей традиции. Я читала об одном любопытном обычае, который был распространен в Кадниковском уезде Вологодской области до середины XIX века: после свадьбы девушки надевали сразу помногу рубах и юбок с кружевными прошвами, чтобы показать все богатство, которое она наплела до замужества, — это называлось «пойти на перебаску». Девушки надевали до семнадцати ажурных вещей! Вспоминается врубелевская Царевна-Лебедь и запечатленная художником метаморфоза: то ли оперение превращается в шелк и кружево, то ли наоборот.

Кружевом часто обрабатывают край одежды, а это самое важное место в силуэте: край может быть грубым и тяжелым, тогда он будет очень резко ограничивать пространство вокруг тела. Когда края отделаны кружевом, они словно сходят на нет и растворяются в пространстве — это делает силуэт воздушным.

Одежда с элементами ручной работы никогда не будет смотреться анахронично. Кружево в XXI веке? Почему бы и нет. Единственное несоответствие этого материала современности — он очень дорогой и трудоемкий. Зато настоящее кружево гарантирует эксклюзивность вещи. Модельеры продолжают использовать кружево сегодня: вспомните хотя бы японских неоромантиков и дом Comme Des Garcons или американскую марку Rodarte. С помощью небольших кружевных элементов можно создать постмодернистский образ викторианского панка — достаточно даже одной обтянутой кружевом пуговички.

Александр Васильев, историк моды и телеведущий:

Кружево возникло на рубеже XV века на острове Бурано, в Венеции, где жены рыбаков, плетя сети, стали делать их более тонкими. Так появилось первое, буранское кружево, которое получило название венецианский гипюр и завоевало мировое признание. Впоследствии некоторые кружевницы, обладавшие этой неизвестной в других странах Европы техникой, были вынуждены принять более выгодное денежное предложение французских заказчиков, хотя это было запрещено в Венецианской республике, потому они бежали во Францию. Там они организовали производство. Позже появилось другое кружево, сделанное не с помощью иглы, а с помощью коклюшек. Его стали производить во Франции и Фландрии, которая тоже стала центром кружевоплетения. Теперь в бельгийских Брюгге, Генте, Брюсселе и во французских северных городах Валансьен, Лансон и Шантийи находятся очень крупные кружевные производства.

В Россию кружево пришло только в эпоху Петра Великого, первые центры кружевоплетения — это Елец и Вологда. Сначала кружева производились по западным образцам, но со временем приобрели совершенно русский характер, потому что визуально не были похожи на то, что создавалось в то время в Европе.

Первое, что нужно сделать, чтобы научиться различать кружево, — это завести лупу. Без нее невозможно понять кружево, потому что сегодня этим термином называется все: даже то машинное полотно, которым отделывают женское белье. Ажурные колготки и сделанные с помощью механического производства перчатки тоже называются кружевными. Таковыми они являются только по внешнему сходству, но не по технологии производства. Поэтому для начала нужно научиться отличать ручную работу от машинной. Рисунок машинного производства всегда идеальный, а ручное изделие, как известно, с шероховатостями, неровностями и асимметрией.

В моей коллекции есть итальянские, французские, испанские, фламандские и русские кружева — это главные места кружевной работы. Все эти вещи связаны с какими-то уникальными историями. Например, на выставке представлен пеньюар русской миллионерши Серебряного века Татьяны Никитичны Налбандовой-Самсоновой, производительницы водки, которая уехала в Париж в 1913 году. Она так и не смогла вернуться на родину, потому что разорилась в Первую мировую. Но зато ее потомки полностью сохранили ее наряды. Так ее гардероб перешел ко мне, и один из кружевных пеньюаров сейчас есть на выставке «Кружево напоказ».

Я считаю, что сейчас самый расцвет белого кружева, и очень многие модельеры летом 2016 года предлагают женщинам кружевные юбки и топы. Однако то, что сегодня в моде, настоящим кружевом назвать нельзя: это кружевное полотно машинной работы.

Надежда Кутекина, хранитель коллекции кружева и тканей Вологодского государственного музея-заповедника:

Кружево в Вологде плели задолго до появления иностранных стилей (т. н. «манеров»), завезенных Петром I. Коллекция кружева Вологодского государственного музея-заповедника имеет образцы кружева, которое называли «досюльным», т. е. очень древним. Такое кружево плели из льняной нити ручной выработки. При плетении не пользовались сколком (технический рабочий рисунок кружева на бумаге или картоне. — Прим. ред.) вовсе или подкладывали кусок бересты под плетение, чтобы булавками фиксировать края кружевной ленты.

Время возникновения того кружева, которое стали называть вологодским, точно неизвестно. Вологодским манером называлась технология плетения сцепного штучного кружева, которое создавалось с учетом не только сколка, но и выкройки изделия. Такое кружево вошло в моду в России в 1840-е годы. Сначала оно называлось «сцепное, или немецкое» (т. е. иностранное). Со временем оно получило название вологодского.

До конца ХХ века в городе было масштабное производство кружева, им занималось крупное предприятие «Снежинка», где работали тысячи мастериц. Сейчас фирма по-прежнему существует, но в цехе плетут около двадцати кружевниц.

Узор вологодского кружева всегда ровный по ширине, он воплощает историю русских травных узоров разных эпох. Рисунок обогащен фактурными элементами: сканью, бородавчатыми насновками, которые делают изделие рельефным. Растительные мотивы соединены с тонкой ажурной решеткой.

В Вологде кружевницу могут подготовить в течение одного года. Губернаторский колледж народных промыслов, основанный в 1928 году как кружевная школа, готовит мастеров кружевоплетения. Наставники обучают плетению также в кружках, студиях, проводят частное и дистанционное обучение не только в Вологде, но и во многих районах области.

Когда-то в советское время кружевницы создавали эксклюзивные модели кружева совместно с Домами моделей. В последнее время большую роль играет частная инициатива модельеров и конструкторов одежды, которые включают в свою одежду ручное плетеное кружево. Например, в Вологде плетут кружево для модельера Ульяны Сергеенко. Кружевное изделие плетут месяц одним или несколькими мастерами. Кружевной воротник можно выполнить за три дня или за пару недель, в зависимости от сложности рисунка.

Труд кружевниц — это только ручное производство, которое связано с большой затратой времени, малой производительностью и, соответственно, низкой оплатой труда. Были времена, когда молодые кружевницы стеснялись своей профессии, но сейчас это больше повод для гордости. Большую роль в популяризации промысла сыграли открытие Музея кружева, проведение в Вологде с 2006 года при поддержке  Валентина Юдашкина Всероссийского конкурса «Серебряная коклюшка», проведение областной программы по развитию кружевного промысла Вологодской области. Благодаря всему этому количество поклонников кружева выросло.  

В настоящее время  кружевоплетением занимаются профессионалы и любители, вторых по численности значительно больше. В Вологде сегодня могут сплести всё: и огромное панно с космическим кораблем, и кружевной труакар (пальто), и тончайшие воротнички в диоровском стиле. Мастерство, традиции и великолепное владение технологией кружевоплетения по-прежнему делают вологодское кружево первым в России.

Ульяна Сергеенко, модельер:

Коллекции бренда Ulyana Sergeenko посвящены разным периодам русской истории и культуры. Поэтому, когда во время работы над одной из первых коллекций у меня возникла идея использовать кружево, я обратилась именно к русским ткацким техникам. Мы отправились в главные традиционные центры кружевоплетения — Елец и Вологду. Это удивительно сложная и, можно сказать, ювелирная работа: на создание одного платья целиком, выполненного в такой технике, уходит не меньше трех месяцев. Шедевры кружевниц никого не могут оставить равнодушным, поэтому такие изделия включены в каждую коллекцию Ulyana Sergeenko Couture.

Россия входит в число стран, где сохраняются традиции кружевоплетения, наряду с Францией, Бельгией и Италией. Важно учитывать, что это уникальное ручное мастерство, сам принцип которого исключает возможность больших оборотов и производств. Хранить и развивать традиционные техники кружевоплетения очень важно, ведь это часть нашего культурного наследия.

На данный момент, к сожалению, Россия не может похвастаться лидерством в этом сложном и трудоемком производстве. Тем не менее я с радостью наблюдаю неподдельный интерес к елецкому и вологодскому кружеву не только среди российских, но и зарубежных клиентов и журналистов: в платьях Ulyana Sergeenko Couture из елецкого и вологодского кружева появлялись Бейонсе, Наталья Водянова, Кейт Хадсон, Керри Вашингтон и Эмилия Кларк. Одна из главных задач, которую мы ставим перед собой, — сохранять и развивать российские техники, в том числе ткацкие традиции, и рассказывать о них миру.

Светлана Фадеева, художник по кружеву фабрики народных художественных промыслов «Елецкие кружева»:

Первые сведения о елецком кружеве датируются 1801 годом, но в России кружева появились гораздо раньше: есть упоминания, датированные XIII веком. При Петре I производство начало развиваться более интенсивно: завозились разные сколки из Голландии, Франции, Италии. В Ельце и Орловской области были в основном французские сколки. Здесь по ним выплетались «французские» блонды (шелковые кружева. — Прим. ред.), а затем продавались в Москве, выдаваемые за подлинные. Никто не мог предположить, что они были сплетены у нас.

Если говорить о рисунке елецкого кружева, он сформировался уже в конце XVIII – начале XIX века и отличался от других районов. Наше кружево более легкое, ажурное, большим спросом в то время пользовалось многопарное кружево (в плетении используются 4–100 коклюшек. — Прим. ред.). Большой вклад в него внесла Дарья Николаевна Матюхина: многие сколки были утрачены в период мировых войн, она по памяти восстанавливала старые узоры. Ее изделия сейчас представлены как в московских, так и петербургских музеях.

Вологодские кружева считаются более плотными, чем елецкие. Еще одной отличительной особенностью нашего стиля является наличие в рисунке элемента, называемого «яблоневый цвет»: он представляет собой розетку, выполненную фестонами с сеткой.

Союз елецких кружевниц сформировался в 1921 году, со временем он объединил около пятидесяти артелей численностью до 30 тысяч человек. Основная фабрика по производству кружев не прекращала работу даже во время Великой Отечественной войны. В наши дни изготовленные на ней изделия участвуют в различных выставках и ярмарках, в том числе международных, которых за год проходит более восьмидесяти.

Мы работаем и с заказчиками из-за границы, например, из Вены и Японии — обычно это единичные заказы. Из модельеров в последнее время мы работали с московскими молодыми дизайнерами Ульяной Сергеенко, Людой Никишиной. Ульяна Сергеенко представляла кружевные работы, которые выполнялись у нас на фабрике, на Неделе моды в Париже.

Теги: стиль