«Лего для взрослых». Как купить винтовку после массового шутинга

Как Омар Матин, расстрелявший посетителей клуба Pulse, купил винтовку AR-15? Растут ли после каждого массового расстрела продажи этого оружия? Сократился ли интервал между шутингами? Сможет ли трагедия в Орландо изменить американскую Конституцию? Во всем этом разбирался «Сноб»

Фото: Brian Blanco/REUTERS
Фото: Brian Blanco/REUTERS
+T -
Поделиться:

Веселое хобби

Винтовка AR-15, которую использовал орландский стрелок Омар Матин, — самая популярная модель в США. Согласно отчетам производителей, для продажи гражданским лицам ежегодно производится от 300 до 500 тысяч таких винтовок, и именно AR-15 стала символом массовых убийств. Из этого оружия преступники стреляли в Сан-Бернардино и в начальной школе «Сэнди-хук». Средняя цена AR-15 достигает 2200 долларов. «Молодому поколению нравится, что эта винтовка выглядит как машина для убийства», — говорят продавцы. Любители этой винтовки называют ее «Лего для взрослых» — потому что оружие можно постоянно модицифировать, обновлять, докупать электронику и оснастку. «Это как любое другое веселое хобби — побег от реальности, в какой-то мере», — говорят они.

Винтовка была разработана для американской армии в 1957 году. Военные попросили сконструировать ее в автоматической модификации таким образом, чтобы с расстояния пятьсот метров винтовка могла насквозь пробить стандартный военный шлем. В армии эта модель получила название M-16 — это самое узнаваемое в мире оружие наравне с автоматом Калашникова.

AR-15 — модификация для масс-маркета. Главное отличие от оригинала состоит в том, что это винтовка все-таки полуавтоматическая. Шквальный огонь, как в голливудских фильмах, она произвести не сможет, однако, как отмечает американская пресса, AR-15 легко перезаряжается и «позволяет стрелять настолько быстро, насколько возможно нажимать курок».

Эта винтовка предназначена для самообороны и охоты, заявляют в Национальной стрелковой ассоциации США, объединяющей сторонников права на хранение и ношение оружия. Какое-то время AR-15 была официально отнесена федеральным правительством к категории «оружие, предназначенное для насилия», и на ее производство для массового рынка был введен мораторий; с 2004-го года запрет не действует. На федеральном уровне винтовка AR-15 снова стала легальной и после каждого массового расстрела объемы продаж этой модели только растут.

Как правило, именно из-за использования AR-15 между сторонниками и противниками оружия разворачиваются самые ожесточенные баталии, причем, чаще всего, в суде. Вот и сейчас некоммерческие организации, выступающие за ужесточение контроля, снова заговорили о необходимости новых ограничений на продажу винтовок.

Сейчас в США на руках у населения находится больше винтовок и пистолетов, чем в какой-либо другой стране мира. На 319 миллионов жителей приходится, по разным оценкам, от 270 до 310 миллионов единиц огнестрельного оружия. Тем не менее, общее количество преступлений с использованием огнестрельного оружия за последние 20 лет в целом по стране сократилось на 75%. Однако большинство американцев, наоборот, убеждены, что стрелять стали только больше. Причиной такого расхождения исследователи называют увеличившееся количество массовых расстрелов.

Действительно, риск погибнуть во время шутинга в США существенно выше, чем где бы то ни было в мире.

Цикличность бойни

С 1966 по 2012 год в США произошло 90 случаев массового расстрела людей — это примерно треть от общего количества аналогичных преступлений, совершенных во всем мире за тот же отрезок времени, говорится в недавно опубликованном исследовании, которое анализирует статистику в 171 стране. В эту статистику вошли случаи с четырьмя и более жертвами, когда смерть наступила не в результате разборок между преступными группировками и погибшие не являются членами одной семьи.

Аналогичную картину показывает и доклад ФБР. По данным ведомства, с 2000 по 2014 год среднее ежегодное количество подобных преступлений в Штатах увеличилось с 6.4 эпизодов до 16.4. В эту статистику вошли преступления с тремя и более жертвами. С 2011 по 2014 год, впервые за тридцать лет, средний интервал между массовыми расстрелами сократился с 200 до 64 дней, сообщается в совместном исследовании медицинского факультута Гарварда и Северо-восточного университа. По данным Mass Shooting Tracker, за 2015 год в США в таких атаках погибли 475 человек, еще 1870 были ранены.

Социологи говорят о «феномене подражателя»: массовые убийства могут распространяться по стране, подобно инфекции. Самые опасные — первые 13 дней после каждого эпизода. Тем не менее, в реальности крупные преступления все-таки происходят реже.

Например, в 2012 году произошло сразу два крупных расстрела.

В июле в пригороде Денвера, столицы американского штата Колорадо, Джеймс Холмс открыл стрельбу в кинотеатре во время премьеры нового фильма о Бэтмэне. Тогда 10 человек были убиты на месте, двое позже скончались в больнице. Огнестрельные ранения получили еще более 70 посетилелей кинотеатра. Три года спустя, в августе 2015 года, Джеймс Холмс был приговорен к пожизненному заключению.

В декабре 2012 года в штате Коннектикут случилась трагедия, которая стала третьей по числу жертв в массовом убийстве в учебном заведении США после стрельбы в Виргинском политехническом институте в апреле 2007-го и массового убийства в школе «Бэт» в 1927 году. 20-летний Адам Лэнза дома из AR-15 застрелил свою мать, а затем приехал в начальную школу «Сэнди-хук» и открыл огонь там. Его жертвами стали 20 детей и еще шестеро взрослых. Стрелок покончил жизнь самоубийством.

А спустя три года, Сайед Ризван Фарук и Ташфин Малик, семейная пара пакистанского происхождения, открыли огонь в здании центра людей с ограниченными возможностями в Сан-Бернардино, штат Калифорния. Тогда погибли 14 человек. Еще 24 человека, включая двух полицейских, получили ранения. Нападавшие были убиты во время задержания. ФБР признало это терактом. Это был первый случай, когда «Исламское государство»* взяло на себя ответственность за подобное преступление.

Стрельбу в клубе Pulse в Орландо американская пресса уже назвала «худшим преступлением в истории США после 11 сентября». Трагедия стала самым кровопролитным шутингом в стране за последние 34 года. Омар Матин во время нападения на орландский клуб Pulse позвонил в службу 911 и признался в верности «Исламскому государству».

После каждого подобного случая в Америке с новой силой поднимается дискуссия о необходимости регулировать рынок гражданского оружия и контролировать право на ношение и владение оружием.

Замкнутый круг

В общей сложности на президентсво Барака Обамы пришлось 14 массовых убийств. После каждой трагедии он выступал с речью и неоднократно призывал к ограничению оборота оружия, но существенно изменить ничего так и не смог.

Вот и теперь, на первом же заседании после массового убийства в Орландо, демократы снова вернулись к обсуждению законопроекта о запрете на продажу оружия лицам, когда-либо проходивших в качестве подозреваемых по делам о связях с террористическими организациями: Омара Матина дважды вызывали на допрос в ФБР. Однако оба дела были закрыты, и имя орландского стрелка было вычеркнуто из перечня лиц, связанных с терроризмом. Если бы документ был одобрен с первого раза, нынешней трагедии могло бы не быть, говорят сторонники ограничений. Прошлую попытку демократы предприняли шесть месяцев назад, после стрельбы в Сан-Бернардино, однако тогда законопроект был отклонен республиканским большинством.

Республиканскую партию традиционно связывают с Национальной стрелковой ассоциацией — старейшим и крупнейшим лоббистом про-оружейной политики. После стрельбы в школе «Сэнди-хук» один из руководителей организации сказал: «Единственная вещь, способная остановить плохого парня с ружьем, это хороший парень с другим ружьем». Времена Билла Клинтона, когда организация была в опале, давно прошли, и теперь она сильна, как никогда, резюмирует Washington Post.

Юридическое право на ношение оружия как способ защиты демократических свобод возникло в США на заре формирования государственности. Власть не должна иметь монополию на силу, отдельный человек обязан обладать ресурсами для того, чтобы защищать свою частную собственность, безопасность и свободу — так рассуждали хорошо образованные отцы-основатели американского государства вслед за Аристотелем, Цицероном, Джом Локом и Макиавелли. Такая позиция опиралась не только на сочинения философов. К моменту принятия Конституции у США уже был опыт противостояния с Великобританией, когда значительную роль в победе в войне за независимость сыграли именно такие отряды самовольно вооружившихся людей. И поэтому неудивительно, что разрешение на хранение и ношение оружия было зафиксировано в Основном законе поправкой номер Два — сразу после гарантии свободы слова, религии и собраний.

Сегодня правовое регулирование оборота оружия в разных штатах может существенно различаться.

Во Флориде, где Омар Матин за 12 дней до преступления купил винтовку и пистолет, приобрести огнестрельное оружие проще всего. В этом штате потенциальным обладателям винтовок, полуавтоматических ружей и пистолетам лицензия не требуется — достаточно заполнить идентификационную карточку владельца огнестрельного оружия и заплатить пошлину в размере 8 долларов за проверку личной истории. Ограничений на количество единиц оружия, которым можно владеть, нет.

Самый строгие законы в этом отношении в городе Нью-Йорке. В отличие от одноименного штата, здесь полностью запрещен ввоз оружия на территории мегаполиса и его ношение гражданскими лицами. Тем не менее, полиция города регулярно проводит рейды, во время которых обнаруживаются точки нелегальной продажи. Одна из последних крупных облав произошла в конце апреля 2016 года. За один день полиция Нью-Йорка арестовала 120 членов двух враждующих преступных группировок — Big Money Bosses и 2Fly. Им были предъявлены обвинения в убийствах и продаже наркотиков, а также в нелегальной торговле оружием. За один только 2014 год полиция Нью-Йорка изъяла две с половиной тысячи винтовок и ружей.

Бойня в Орландо, конечно, не приведет к изменению американской Конституции и не станет причиной запрета оборота оружия на федеральном уровне — слишком много заинтересованных лиц и сил, которые не смогут ни до чего договориться, а республиканцы, держащие большинство в Конгрессе, блокируют любые инициативы по контролю оружия. Тем не менее, изменения Конституции вовсе необязательно — у местных органов власти и без федерального законодательства остается полно лазеек, чтобы ужесточить и упорядочить оборот оружия. На прошлой неделе Апелляционный суд девятого округа США постановил, что вторая поправка вовсе не дает абсолютного права на скрытое ношение оружия. Суд рассматривал дело из Сан-Диего, где местные власти запретили гражданам покупать оружие, только если у них нет специального разрешения от полиции, которое можно получить, если у человека для этого есть «достаточно оснований». Например, если человеку по работе приходится работать с большими суммами наличных, ему можно получить разрешение на покупку оружия; при этом судья постановил, что опасение за свою безопасность — не является «достаточным основанием». В своей заявлении судья Уилльям А. Флетчер сказал: «Опираясь на внушительный исторический опыт, мы приходим к выводу, что защита Второй поправки — какие масштабы бы эта защита не приняла — не распространяется на скрытое ношение огнестрельного оружия в общественных местах широкими слоями населения».

Получается, чтобы решить эту проблему, вовсе не нужно согласие на федеральном уровне, а нужна только политическая воля. А ее, как раз, зачастую и нет.

* Организация признана террористической и запрещена в России