Сергей Панков /

Последний вопрос Юнгу

В 141-летнюю годовщину со дня рождения Карла Густава Юнга уместно поговорить о некруглых числах и многозначительных совпадениях, которые он так любил

Фрагмент обложки Сюзанны Стейнберг «A World within a World»
Фрагмент обложки Сюзанны Стейнберг «A World within a World»
+T -
Поделиться:

Грохот в шкафу

Дата рождения Карла Юнга (26.07.1875), как и день смерти Зигмунда Фрейда (23.09.1939), если сложить все цифры, дает число 36. Ровно в 36 лет, по словам Юнга, он начал «сознавать свои собственные идеи». Простое совпадение?  

Август 1909 года, где-то посреди Атлантики. На борту лайнера «Джордж Вашингтон» 53-летний Зигмунд Фрейд и 34-летний Юнг. До Америки, куда они приглашены прочитать курс лекций, восемь дней пути. Чтобы скоротать время, психоаналитики решают заняться толкованием собственных сновидений. На днях Юнгу приснилось, что он спускается со второго этажа своего дома в пещеру под подвалом и находит там два черепа. «Чьи они?» — спрашивает Фрейд. Он считает сны замаскированным исполнением тайного желания. В данном случае — желания от кого-то избавиться. «Жены и свояченицы», — отвечает Юнг, которому пришлось в этом году уволиться из психиатрической клиники из-за романа с пациенткой Сабиной Шпильрейн.

Потом Юнг напишет, что специально подыграл Фрейду, зная о его «зацикленности» на теме секса. Фрейд пока относится к нему как к сыну и преемнику. Но в теориях «духовного отца» Юнгу, начавшему путь в психологию со спиритических сеансов, как раз не хватает духовности. Однажды после едких замечаний Фрейда по поводу «оккультных феноменов» он готов взорваться от возмущения. И тут в стоящем рядом шкафу раздается оглушительный грохот. «Нет, профессор, — торжествует Юнг, — вы ошибаетесь! И я это вам докажу: сейчас вы услышите точно такой же грохот!» И шкаф послушно грохочет снова. Для Юнга это совпадение — самый веский аргумент. Теперь он знает: мир согласился.

Веселее и дешевле

Через 23 года, накануне встречи с физиком Вольфгангом Паули, Юнг уже не «ученик Фрейда», а создатель собственной психологической школы, со своими учениками. И никто не может помешать ему истолковать то памятное сновидение по-своему. Верхние комнаты дома символизируют сознание, подвал — подсознание, доисторическая пещера с черепами — коллективное бессознательное. А все вместе — вехи эволюции психики. Жена со свояченицей целы. Но с Сабиной Шпильрейн покончено. Как и с Фрейдом.

Паули срочно требуется помощь психолога. Он мог бы поехать на лечение из Цюриха в родную Вену. Там Фрейд за 50 крон в час (недельное жалование инженера) уложил бы его на кушетку с одеялом в ногах, на случай внезапного озноба. И усевшись за изголовьем, чтобы его не было видно, применил бы к нему метод «свободных ассоциаций». Он не стал бы расспрашивать Паули, в чем причина его нервных срывов, пьянства и депрессии. Или почему он панически боится ос. Он предложил бы говорить все, что придет на ум. В расчете на то, что рано или поздно пациент затронет болезненную тему, от которой след вытесненных мыслей, петляя между прошлым и настоящим, неумолимо приведет к эдипову комплексу. Тайному желанию отомстить отцу за смерть матери, которая отравилась из-за отцовской измены, предав любовь сына. И проекции этой любви на бывшую жену, танцовщицу кабаре, которая, как и мать, оставила его ради другого, тоже химика, как и отец.

У Юнга все иначе. Светлая комната, удобное кресло, согревающий камин. Аналитик расположился напротив. За окном без штор — сад и облака. Хозяин любит, чтобы природа участвовала в сеансе. Он сам восстанавливает силы на природе в Боллингене, где нет ни света, ни воды. Зато можно свободно бродить по берегу Цюрихского озера, рисовать на стенах, беседовать с призраками, писать трактат в стиле алхимиков.

Пациентов Юнг принимает на дому в Кюснахте. Здесь у Паули тоже не станут допытываться, чем вызвано его текущее состояние. Но и не заставят копаться в прошлом. А вовлекут в процесс «активного воображения». Разберут на детали фантазии, которые рождаются, если сосредоточиться на каком-то событии или сновидении. За каким сокровищем, по его мнению, он ныряет во сне в темноту посреди прекрасного сада с симметричной планировкой? Кого напоминает ему четырехглазый медведь на дне пропасти из другого сна? Затем выявят в его «фантастической продукции» повторяющиеся мотивы — архетипы. Что-то вроде скрытых от сознания алгоритмов, которые попеременно управляют психикой. Эти алгоритмы заложены в структуру мозга, считает Юнг. Они передаются из поколения в поколения. И составляют коллективное бессознательное. В отличие от индивидуального бессознательного, оно хранит в себе память поколений, а не личные комплексы. Поэтому фантазии и образы из сновидений перекликаются с мифами, сказками, мистическими ритуалами и астрологическими таблицами. Все это полезно обдумывать, обсуждать, зарисовывать, записывать, лепить и перекладывать на музыку, чтобы в итоге пробиться через лес архетипов и символов к настоящему самому себе. Непосредственная причина обращения к терапевту наверняка затеряется по пути.

От фрейдовского психоанализа не осталось ничего, кроме слова «анализ». Даже тариф у Юнга другой. Вполовину меньше, чем у Фрейда. Впрочем, он все равно не берет Паули себе, а поручает «черновую работу» своей ученице Эрне Розенбаум. Пациенту, испытывающему проблемы с прекрасным полом, полезнее общение с женщиной-терапевтом, объясняет он. На самом деле стажерка, скорее всего, должна подготовить пациента к диалогу с мэтром. Потому что Паули для Юнга — настоящая находка.

Эффект Паули

«Нахождение Вольфганга Паули и исправно работающей техники в одном помещении невозможно», — шутят физики с тех пор, как 1920-е годы при его первом появлении в Гамбургской обсерватории случилась серьезная авария.

В его присутствии механизмы останавливаются, стеклянные приборы бьются, в вакуумной камере появляются утечки. Физик Отто Штерн запрещает ему приближаться к своей лаборатории. Другой физик, Оскар Клейн, признает, что человеку, склонному к мистике, влияние Паули на технику может показаться сверхъестественным, если не демоническим. Чего стоит хотя бы знаменитая истории со взрывом дорогостоящего оборудования в лаборатории Геттингенского университета ровно в тот момент, когда поезд, на котором Паули ехал из Цюриха в Копенгаген, остановился на вокзале Геттингена. Или случай в кафе, где Паули напряженно размышлял над символикой красного цвета, глядя в окно на припаркованную напротив машину, как вдруг машина вспыхнула под его взглядом красным пламенем. Или история о том, как коллеги решили инсценировать «эффект Паули» во время какого-то официального приема. Они подвесили люстру за веревку, которую собирались развязать, когда Паули войдет в комнату, чтобы люстра упала и разбилась вдребезги. Но когда он вошел, веревка застряла.

Для самого Паули репутация ходячей аномалии — предмет простительной гордости. Подыгрывая слухам, он появляется в копенгагенском кружке Нильса Бора в костюме Мефистофеля. И, по словам друга Маркуса Фирца, действительно верит в свое влияние на окружающие предметы. Ему импонирует серьезное отношение Юнга к его экстрасенсорным способностям.

Юнг заворожен паранормальным: телепатией и психокинезом, ясновидением и нумерологией, символикой карт таро, вещими снами, глубокомысленными галлюцинациями. Но больше всего — необъяснимыми совпадениями.

Паули — живая иллюстрация синхронии. Эту идею Юнг начал вынашивать за пару лет до встречи с ним, после многочисленных наблюдений за собой и пациентами. И похоже, она вот-вот родится.

Действующие лица двух хрестоматийных примеров синхронии — лиса и скарабей.

Солнечный день, сад в Кюснахте, Юнг прогуливается с пациенткой. Она рассказывает о сновидении, которое произвело на нее сильное впечатление. Ей приснилось, как по лестнице в доме, где она выросла, спускается призрак лисы. И на этих словах к ужасу рассказчицы из-за деревьев на тропинку выходит реальная лиса.

Юнг слушает рассказ другой пациентки в приемной, сидя спиной к окну. Во сне ей преподнесли в подарок золотого скарабея. Внезапно раздается тихий стук. В стекло бьется какое-то насекомое. Юнг открывает окно. И в комнату торжествующе влетает золотистая бронзовка — самый близкий в европейских широтах родственник нильского жука-скарабея.

Казалось бы, это очевидные случаи апофении. Произвольное установление смысловых связей между разрозненными фактами. Сколько раз эта лиса могла выбегать на тропинку во время разговора на другую тему и оставаться незамеченной. Сколько золотистых бронзовок бьется сейчас в горящие или темные окна, за одним из которых — почему бы и нет — могут упомянуть в разговоре скарабея, а за другим гремит музыка. Статистика утверждает, что мистическое стечение обстоятельств — самое что ни на есть повседневное явление. Если среднестатистический человек бодрствует восемь часов в сутки и генерирует по одной мысли в секунду, гласит правило английского математика Джона Литлвуда, то чудесное совпадение его мысли с внешним событием (одно чудо на миллион) просто обязано случаться раз в месяц. А если вы целыми днями обсуждаете свои фантазии с наблюдательным психологом, то скоро от синхронии будет вообще некуда деться.

Но для Юнга все эти явления — не случайность, а закон природы, упорядочивающий события по смыслу, вне причинно-следственной связи. Правда, одного смыслового совпадения недостаточно. Мало подумать о лисе и в этот момент увидеть ее на тропинке. Чтобы стать синхронией, совпадение должно нести в себе важное указание на внутреннее состояние. Как грохот в шкафу во время спора с Фрейдом.

Поскольку невразумительность — один из главных инструментов мистика, трудно понять, что именно имел в виду Юнг. То ли это мировая душа посылает сигналы душе поменьше. То ли бессознательное за неимением других средств пытается достучаться до сознания через внешний мир. То ли все это лишь метафоры восприятия. Ясно одно: мы опять над двумя черепами в темной пещере из старого сна. На самом дне психики. Там, где она соприкасается с материей.

Материя — прерогатива естественных наук. Без физики к ней не подступиться. Только как подступиться к физике? Еще недавно она была оплотом детерминизма. Но квантовая теория, сформировавшаяся к 1926 году, внесла хаос в стройную картину мира, где все взаимодействия были подчинены закону причины и следствия. Вдруг оказалось, что случайность носит фундаментальный характер. Результат даже самого просчитанного эксперимента с субатомными частицами нельзя точно спрогнозировать, словно кто-то заставляет их двигаться по-разному вне зависимости от типа взаимодействия с другими телами. И утаивает от наблюдателя, по какой траектории направит их в следующий момент.

Может, этот «кто-то» и направляет в нужный момент жука в окно? Юнг явно готов поучаствовать в поисках философского камня. Но ему нужен не школьный учитель, который помог бы перевести его гипотезы на язык физики. Ему нужна звезда, которая осветила бы их своим авторитетом. И помогла превратить его аналитическую психологию из очередной умозрительной системы в универсальную науку, в которой каждый кирпич мистики крепко посажен на цемент научной аргументации. Несколько обедов с «ранним Эйнштейном» не получили продолжения. Но Паули даже лучше. Он тоже знаменитость. В 25 лет он открыл фундаментальный закон квантовой механики — принцип запрета, за что по рекомендации Эйнштейна получит Нобелевскую премию в 1945 году. А в тридцать предсказал существование нейтрино, что будет экспериментально подтверждено через несколько десятилетий.

Один из творцов квантовой теории и одновременно пациент, верящий в свои аномальные способности. Идеальный вариант.

Друзья по переписке

Два года, по понедельникам и средам, Юнг обсуждает с Паули возможный альянс между физикой и психологией — в промежутках между анализом сновидений, которых за время терапии у пациента набралось штук четыреста. «Фантастической продукции» столько, что путь к самому себе рискует превратиться в замкнутый круг. Но в 1934 году новый брак Паули кладет конец этим посиделкам. И начало долгой переписке.

На протяжении двадцати с лишним лет Паули продолжает отчитываться о своих снах Юнгу, получая в ответ обстоятельные комментарии с экскурсами в историю, мифологию, мистику, алхимию и нумерологию. И замечания о возможности совмещения физики элементарных частиц и концепции коллективного бессознательного. Паули с удовольствием играет в эти идеи. И в 1948 году даже почтит своим присутствием церемонию открытия института Юнга, продемонстрировав фирменный «эффект Паули»: когда он входит в гостиную, большая китайская ваза сама собой падает со стола, обливая водой высокопоставленных гостей. Но «научным патроном», которым просил его стать Юнг в знак сближения физики и психологии, останется только на словах. «Даже если я ознакомлюсь с фактами о парапсихологических феноменах, бог его знает, поверю ли я в них», — предупреждал он Юнга еще в 1934 году. В письмах Нильсу Бору и другим знакомым физикам он часто отзывается о Юнге саркастически, подчеркивая отсутствие у него "научной подготовки" и "внутреннюю противоречивость его теорий". И даже жалуется своему научному ассистенту, что оказался в щекотливом положении. Как бы господин Юнг не сослался на него, когда решит "опубликовать какую-нибудь чушь о физике". Видимо, опасения связаны с их совместной публикацией "Интерпретация природы и психики", которую они подготовили в 1952 году.

Все обошлось. Паули осторожно написал о влиянии архетипических представлений на естественно-научные теории Кеплера. Юнг, пользуясь случаем, подробно изложил свою теорию акаузальных связей, удовольствовавшись почетным соседством под одной обложкой. И даже не стал распространяться, что термин «акаузальность» (внепричинность) подсказал ему Паули.

Но зачем Паули делился с Юнгом своими снами, мыслями о физике, религии, искусстве, если считал, что огласка этого диалога может бросить тень на его научную репутацию? Тем более что их переписка не прерывалась даже на то время, когда Юнг издавал пронацистский «Журнал по психотерапии и смежным областям», где все публикации предварялись цитатами из «Майн кампф».

На этот вопрос можно дать три правдоподобных ответа.

Самый простой: Паули любил размышлять над сновидениями, считал их источником научного вдохновения, внутренним голосом, который помогает разобраться в себе. Но кому рассказать о снах? Коллегам? Соседям? Кто бы на его месте отказался от возможности обсуждать свои сновидения с самим Юнгом? А участие в совместных проектах — не такая уж большая плата за 20-летний курс анализа.

Второй ответ мог бы дать Фрейд: Паули обратился к Юнгу в момент обострения эдипова комплекса. Потеря матери, развод, внутренний конфликт с отцом — все это требовало какой-то компенсации. И он нашел замену отца в Юнге. Отца, к которому хочется обратиться в трудную минуту, но с которым неловко появляться в компании ироничных друзей-физиков. Когда-то таким «отцом» для Юнга был Фрейд. Теперь он оказался на месте Фрейда.

Возможна и третья версия: к началу терапии Паули потерял «духовные ориентиры». Для внутренней гармонии ему был нужен эквивалент веры Кеплера или Ньютона: новая религия, примиряющая современную науку с метафизикой. И он обрел ее в общении с Юнгом.

Самому Юнгу такой ответ понравился бы больше всего. Ведь в его пользу говорит одно смысловое совпадение.

В свое время коллеги подшучивали над перфекционизмом Паули: оказавшись перед Богом, он спросит, почему постоянная тонкой структуры равна 1/137. Бог кивнет и, подойдя к доске, начнет быстро писать уравнение за уравнением. И приглядевшись, Паули воскликнет: «Совершенно неверно!»

Когда 5 декабря 1958 года тяжелобольной Паули попал в цюрихскую больницу и узнал номер предназначенной ему палаты, он сразу простонал: «137! Отсюда мне уже не выйти живым». Последним, кого он хотел увидеть перед смертью, был Юнг.

Интересно, о чем бы он его спросил. И с каким ответом не согласился.

Теги: Юнг, ХХ век
Комментировать Всего 28 комментариев

----- Борис Цейтлин -----

Уважаемый Сергей, текст замечательный! Обрадовал он меня, помимо прочего, хорошим слогом.

Позволю себе одно уточнение. Насчет "локализации" архетипов Юнг, к его чести, однозначного суждения так и не высказал. Версии у него были разные, от натуралистической до спиритуальной. Но окончательного предпочтения он ни одной не отдал.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Сергей Панков

Спасибо за отзыв. Да, архетип как пресловутая субатомная частица меняет свойства в зависимости от способа наблюдения или страницы в тексте Юнга. Мы же можем судить о нем только по его проявлению и нашему восприятию. Где локализован покемон? Для игрока он в реальности, для прохожего – на экране чужого телефона, для разработчика – на его сервере. 

----- от меня: -----

Спасибо, хороший ответ :) "Чем ворон похож на конторку?" ...то есть, чем архетип похож на покемона? :) Интересно, что ответил бы Юнг?

Эту реплику поддерживают: Сергей Панков

Why is a raven like a writing desk?

Why is a raven like a writing desk?

Чем ворон похож на конторку?

Эту загадку якобы автор "Алисы" задал, а сам не смог ответить. Льюис Кэррол (он же математик Доджсон) явно лукавил.

Я читал ответы досужих любителей, но самое умное - про звук [r] в начале слова... Остальное по большей части чушь... на разгадку простенькой загадки так и наткнулся. Между тем она решается в два счета. Едва ли я первый - но пока, что называется, запишите за мной. )))

И там, и там есть crowquill - то есть перо.

В первом случае Raven (ворон) = (Crow) ворона, это разные породы ворон, но прелесть в том, что тонкое (чаще всего вороненое) стальное перо тоже crowquill, т.е. буквально: Crow+quill. Воронье перо.

Кстати, слово pen также поначалу было "маховым пером" - pen-feather, так как писали гусиными перьями, сделанными из махового пера птицы.

Словарные источники:

http://www.babla.ru/%D1%80%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%B0%D0%BD%D0%B3%D0%BB%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9/%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%BE

Итак, ворон и конторка имеют ПЕРЬЯ.

Эту реплику поддерживают: Владимир Иваницкий

С этим текстом я хорошо знаком...

Я же говорю - лукавил. В основном чтобы отстали. Но...

В этой отговорке есть своя логика: она тоже прозрачна.

1. Давать ответы с помощью ворона - хотя и плоские...

Это слегка саркастический намек на "Ворона" Эд. Аллана По.

А с помощью пера и того проще... Кэррол любил эпистолярию. Ему, кстати, принадлежит сочинение "Восемь или девять мудрых слов об искусстве писать письма".

2. Писчими перьями - теми, что были во времена Л.Кэррола - действительно невозможно писать, если их перевернуть (поставить не той стороной). По крайней мере, из тех, кто в своем уме, так никто не делал.

Ну и, разумеется, никто не ставит конторку к стене не той стороной.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Анна Квиринг

Текст понравился стилистикой... сразу виден культурный и умный автор. Не совсем, правда, понятно, зачем его писали ))), то есть каково его ценностное содержание. Пересказ анекдотов о Паули, Юнге и Фрейде - но ведь нет? Правда же?

На мой взгляд, тема "синхроний" так и повисла в воздухе без финала.

Что еще хотелось бы, но чего читатель не получает - объяснения феномена "малоизвестного эффекта Паули". Известно, что великий теоретик и по жизни эксцентрик (гуляка, любил ночную жизнь, опереттку, был феерически груб при несомненном обаянии) несмотря на сотни уроков и десятки попыток так и не смог сдать на права. Ножницы приводили его в ужас - он не умел ими пользоваться. Словом, Паули и любые механизмы - тема крайне завлекательная. Как жаль, что и она повисла в воздухе.

Успехов.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Анна Квиринг

великий теоретик и эксцентрик по жизни ..... несмотря на сотни уроков и десятки попыток так и не смог сдать на права.

Не получив права, он просто спас людей от гибели под колесами его автомобиля. Молодец, ящетаю :)

А "в целом" про такие тексты обычно говорят: "Познавательно!". Человек не столь продвинутый в этой теме найдет здесь много нового и интересного чисто с фактической стороны. И очень хорошая авторская интонация, на мой взгляд.

----- Борис Цейтлин -----

Уважаемый Владимир, этот текст и Ваш коммент меня побудили перечитать ту работу о Кеплере. Возможно, Вас или кого-то из снобчан она заинтересует: http://archive.is/x84Xb Не исключаю и того, что Вы там найдете ответ на свой вопрос. 

Запрашиваемый ресурс заблокирован в исполнение требований закона "Об информации, информационных технологиях и защите информации".

Странно, а у меня открывается. Это какие-то локальные держиморды буйствуют :)

Вот ссылка через мой гугл-диск - я сохранила к себе, надеюсь, эта откроется.

Открылось, спасибо. А сейчас ничего не разберешь - могут совершенно нейтральные сайты не открываться. Тут роспотребнадзор недавно сам себя забанил. Спецы )

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

Владимир, текст писали для меня!!!

Читайте ниже мой коммент

  Думаю, из трех приведенных версий, зачем Паули вел такую длительную переписку с Юнгом и некоторыми людьми из его окружения, ближе всего к правде первая : "Самый простой: Паули любил размышлять над сновидениями, считал их источником научного вдохновения, внутренним голосом, который помогает разобраться в себе. Но кому рассказать о снах? Коллегам? Соседям? Кто бы на его месте отказался от возможности обсуждать свои сновидения с самим Юнгом? А участие в совместных проектах — не такая уж большая плата за 20-летний курс анализа." Остальные я просто отвергаю, как не имеющие иного смысла, кроме художественного )

  И то только в первых ее словах - очевидно, многие научные идеи он обдумывал во сне. В этом нет ничего особенного, и примеры скажем с Кеккуле, открывшем строение бензола, которому приснились сцепившиеся кольцом обезьяны, здесь даже не нужны.   

Полагаю, что не малому количеству людей, которые серьезно занимались решением научных проблем, знакомы специфические режимы сна, в которых идет серьезная работа ума, безусловно отличающаяся от таковой в бодрствовании , и отнюдь не лишенная смысла. И достаточно ознакомиться лишь с нкоторыми выдержками из его переписки, чтобы понять, что механизм этих процессов его серьезно интересовал. Как и идеи возможного объединения того, что принято называть психическим, с физическим. Тут конечно у него с Юнгом симфонИи не получилось. Принципиально разные языки. Образно-метафорический, если не сказать мифологический, у Юнга, и математический у Паули. Хотя  во многом близкий личный опыт их не мог не сближать.

   И понятно. что он опасался не только того, что какие-то их совместные обсуждения Юнг может выдать за поддержку современной физикой его психологического подхода. Но и не хотел, чтобы научное сообщество считало, что он слишком серьезно относится к этим беседам, а не просто как к разговорам с очень известным психологом, по большей части касающейся собственных снов - как вполне допустимого и милого хобби.

Так что думаю что эссе хотя и весьма приятно читать, но оно слишком легковесно задело очень серьезную и для Паули, и для Юнга тему. Не потерявшей актуальности и до сих пор, с учетом того, как "много" нам и сейчас известно о человеческом мозге и сознании ))

Эту реплику поддерживают: Владимир Иваницкий

И не только Кекуле...

Помнится, была такая тоненькая книжечка о процессах изобретения в математике. Кажется, написал ее Жак Адамар...

Там приводился интереснейший документ - описание математического открытия, сделанного во сне одним из крупнейших математиков мира - Анри Пуанкаре.

Имеются и другие примеры.

Случай Менделеева и вовсе хрестоматийный...

Сны в самом деле бывают очень разные, Уважаемый Сергей Любимов совершенно прав, обращая внимание на эту сторону личности Паули. Надо сказать, те физики, что занимались квантовой механикой, как на подбор оказывались с крупными "особенностями" (как сказал бы психолог). Взять хоть Бора, любителя этических проблем и вестернов, идущего ощупью, патологически медленно и долго жующего интеллектуальный материал, как жвачку, а потом вдруг самым косноязычным образом приходящего к поразительному результату. Или спортсмена Гейзенберга, агрессивно отправлявшегося от отрицательных посылок (чем не может быть частица) - к тому, как она себя ведет,  (см. его автобиографию, где он, кстати, активно лжет о своей нейтральности к нацизму).

Каждый был особым миром - чрезвычайно странным и сильно не похожим ни на коллег, ни на тех классических физиков, что им предшествовали. Чудачества Ландау вошли в пословицу. а разве Эйншетейн не был также эксцентриком - этаким Чарли Чаплиным от физики? Вспомните его отказ от носков, стрижки, новую тогда манеру спать абсолютно голым (чтобы не думать о фуфаках и кальсонах)...

То были личности с серьезными странностями, Вероятно, странность физических эффектов, которую требовалось осознать, требовала крайне незаурядных и в чем-то "пограничных" людей. Паули ярчайший пример. До сих пор не понятно, как этот разрушитель (его критическая способность была за пределом представимого и необыкновенно ценна) и венский гуляка (младшая сестра Герта, богема, начинала в маленьких театриках) приходил к своим открытиям.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Айрат Бикташев

Вот и Паули былоне вполне понятно, как он сам приходил к своим открытиям, в этом одна из причин, почему он уделял такое внимание и снам и психике.

Эту реплику поддерживают: Владимир Иваницкий

Огромное удовольствие от текста. Спасибо!

Эту реплику поддерживают: Сергей Панков

Потрясающе!!!

"«Нахождение Вольфганга Паули и исправно работающей техники в одном помещении невозможно», — шутят физики с тех пор, как 1920-е годы при его первом появлении в Гамбургской обсерватории случилась серьезная авария."

Я то полагал, что все это случайность и мистика...

У меня наблюдается тот же эффект как и у Вольфганга Паули. Я не обращал внимания на этот эффект, воспринимая как должное - ломается потому что должно сломаться. Но, со стороны виднее. Первый показательный случай. Начал работать в НИИ, мнс. Поскольку я у шефа по плазме остался один, то курировал работу на трех стендах в разных комнатах, включая свою. Захожу как то в другую комнату, а там мужики смотрят в иллюминатор вакуумной камеры на работающий магнетрон. Надо сказать, что петли двери были смазаны вакуумным маслом, стенд умеренно шумит, т.е. моего появления никто не заметил. Я еще не успел дверь за собой закрыть, как на стенде что-то "шарахнуло" и задымилось. Ведущий инженер - "Что случилось, ничего не понимаю?". Поворачивается и видит меня - "Ага, понятно, Айрат пришел..." Я то здесь при чем??? Что сразу на меня молодого "бочку катят". Вот тут мне и объяснили, что вся лаборатория давно заметила за мной этот эффект - аварии оборудования происходят только в моем присутствии. Ну ладно, пошутили, проехали, хотя меня всегда просили отойти в сторону в сложных случаях.

Проводили эксперименты по определению характеристик плазмы методом электростатического зонда Ленгмюра. Все неважно, главное, что для записи вольтамперной характеристики использовался планшетный двухкоординатный потенциометр. Т.е. крутишь ручку блока питания, а потенциометр чернилами рисует красивую симметричную кривую. Хочешь поярче - покрути ручку туда-сюда. Поначалу все прекрасно - кривые получены, обсчитаны, совпадение с теорией неплохое - диссер наклевывается. В очередной серии (ничего не менялось) потенциометр стал вместо кривой рисовать нечто вроде петли гистерезиса. Я к шефу - что может быть? По теории такого быть не может, неси потенциометр КИПовцам. КИПовцы долго ковырялись, ничего вразумительного не сказали - "все работает". На пару графиков хватило, а потом опять пошел "гистерезис". Год я с КИПовцами воевал - безрезультатно. Другого такого прибора я в городе не нашел....

Когда мы открыли свою фирму и начали делать оборудование наладчики быстро прониклись моим "феноменом" и на промежуточных испытаниях меня старались не подпускать или просили стоять подальше. Прониклись и постоянные субподрядчики...

Когда едешь в Москву на машине, удобно пообедать в Гороховце.

Дорога напряженная... Свет в кафе отключался в двух поездках.

В регистрационной палате на полчаса зависли все компьютеры - по дороге в рег палату "в хлам" разругался с гаишником.

Случаев разных много, но вот самый феноменальный. Я, вообще, человек очень спокойный, завести меня трудно, но тут так случилось, что мне пришлось раза три просить и напоминать, что бы подключили к стенду насос. Пришел в цех, что бы посмотреть работу стенда, а насос опять не подключен. Здесь нервы не выдержали, и я откровенно психанул, поскольку сроки горели. Быстренько подключили насос к щитку. В момент включения рубильника погас свет. У нас ничего не коротнуло и не сгорело. Но, как выяснилось потом, свет погас в 4-х районах города Казани (4-х, Карл) из-за аварии на подстанции.

С тех пор я стараюсь держать эмоции в узде....

Дома у меня часто перегорают лампочки, один уличный светильник то включается то нет, регулярно выбивает автомат на линии в подвал, хотя там ничего не включено, и прочее по мелочи. Не показательно, но на общем фоне заставляет задуматься.

Есть у меня и какие то экстрасенсонсорные способности, хотя никогда не практиковал и не развивал. Но зубную боль снимал за 5 минут. Я и начал то пробовать, поскольку у братишки хорошо получалось. К нему реально мужики со всего завода по утрам прибегали похмель снимать. Может потому и сам спился.....

Про предсказательные способности, умении чувствовать людей с первого взгляда я распространяться не буду - спишем на самомнение....

Собственно, как-то все так совпало - статья Алексея Бурова о простоте законов, где он продолжает меня вразумлять после моих, высказанных "в простоте", мыслей об одухотворенности материи, мой "феномен", с которым я сжился, и статья Сергея.

Эта статья заставляет меня переходить от стадии "это не может быть" к стадии "в этом что-то есть".

Спасибо

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Анна Квиринг

P.S. В офисе в двух соседних комнатах горят все лампочки, в моей из 16-ти не горят 4. Электрик посмотрел сегодня - пришлось менять 4 дросселя :-(((((

Бывает. С самим Юнгом и не такие чудеса случались. Верить конечно в это нельзя, но факты признавать надо ) Ну и синхрония, само-собой )

Юнгу, конечно, необязательно верить, "верить никому нельзя, мне можно";-)

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Последним, кого он хотел увидеть перед смертью, был Юнг. Интересно, о чем бы он его спросил. И с каким ответом не согласился.

----- Борис Цейтлин -----

Об этом числе, наверное, и спросил бы: почему с ним совпал номер палаты? А Юнг бы ответил: так ведь  попадает всякий человек в такие обстоятельства, которые его душа к нему приманивает. 

Вот эта фраза: "Паули осторожно написал о влиянии архетипических представлений на естественно-научные теории Кеплера." заставляет усомниться в том, что автор текста читал ту статью Паули, а также саму переписку с Юнгом.

Всё допустимо,

и во всем

Злым и властительным умом

Пора, быть может, усомниться,

ну если не хватает конкретики в сомнениях, то статья та была про переписку Кеплера с Фладдом.

кроме того, ассистентка пондадобилась для документации снов Паули вовсе из-за проблем с женщинами, а для того, чтобы сам Юнг не вмешивался в эксперимент, что он, кстати, подробно описывает. может быть, Вы даже знаете, в какой книге.

Сразу отвечу на два комментария:1. В тексте лишь указано название статьи Паули с моим эпитетом, писать подробнее о ее содержании я не планировал, поэтому все, что потребовало бы еще лишних пояснений и тысяч знаков, там опущено. 2. Версий и объяснений события всегда несколько. Эта взята из книги, которую вы, может, даже знаете.

И напоследок, сомнения могут быть весьма продуктивными, так что советую не тратить время на бессмысленные замечания здесь, а изложить свою версию отдельно

на аргумент про "много знаков" и "отдельно" могу ответить только одно - да, лучше отдельно. с теми, кто читал.