Алексей Алексенко /

Прочтите это вслух своей собаке

Собаки действительно понимают человеческие слова, причем ровно теми же участками мозга, что и люди

Иллюстрация: GettyImages
Иллюстрация: GettyImages
+T -
Поделиться:

Наверное, уместно начать повествование с бородатого анекдота. Великий физиолог Павлов заходит в бар. Внезапно у кого-то из посетителей в кармане звонит мобильник. Павлов вздрагивает: «Блин, забыл покормить собаку...»*

Этот анекдот вот к чему: иногда ученым нужно приложить уйму времени и усилий, чтобы понять то, что нормальному человеку кажется само собой разумеющимся. Ну да, если вы всегда кормили собаку по звонку, звонок напомнит вам, что пора кормить собаку. Точно так же он напомнит собаке, что пора есть, и у нее выделится желудочный сок. Где тут открытие-то, какие к черту условные рефлексы, за что Нобелевка? Просто зазвонил звонок, и вот вспомнилось, по ассоциации.

К счастью, ученые туповаты, и то, что очевидно для всех, кажется им нуждающимся в дополнительных проверках. Именно поэтому итогом их работы оказываются не смутные якобы самоочевидные рассуждения, а твердо установленные факты. И именно поэтому венгерские исследователи вот уже много лет проверяют гипотезу, очевидную для каждого хозяина собаки: бобики умеют понимать человеческую речь.

Неделю назад они опубликовали статью в журнале Science: оказывается, собаки воспринимают интонацию и значение слов по отдельности, причем, как и люди, обрабатывают интонацию правым полушарием мозга, а буквальное значение слова — левым. Теперь, когда этот факт точно установлен, он перемещается из категории милых баек о смышленых домашних питомцах в устрашающую правду об эволюции человеческого разума и языка.

Чтобы добраться до этого результата, нужно немало времени. У венгерских исследователей основное время ушло на то, чтобы научить собак лежать неподвижно в аппарате МРТ. Уважаемый читатель освобождается от этой адовой работы, зато ему придется потратить несколько лишних минут на знакомство с предысторией вопроса.

Итак, 1861 год. Французский хирург и анатом Поль Брока вскрывает мозг пациента, которого персонал больницы называет просто «Тан» — это единственный членораздельный слог, который бедолага был способен произнести. Кроме того, у него была парализована правая часть тела. Брока обнаруживает в левом полушарии мозга Тана здоровенную кисту. Потом — еще полдюжины схожих случаев: правосторонний паралич, нарушение речи, повреждение левого полушария. Брока приходит к выводу, что именно в левом полушарии человеческого мозга находятся зоны, критически важные для речи. Первую из этих зон так и назвали — зона Брока, а потом неподалеку обнаружили зону Вернике и всякие другие хитрые зоны**, без которых люди никак не могут нормально пользоваться человеческим языком.

Поскольку физиолога Павлова мы уже упомянули в анекдоте, перескочим через 1904 год и первую в истории Нобелевку за исследование собачьего разума — сразу перейдем к собачьим полушариям. Девять лет назад появилась забавная работа: оказывается, собаки виляют хвостом асимметрично, причем выбор правого или левого уклона зависит от собачьих эмоций. Если они видят что-то приятное, к чему хочется подбежать или даже игриво куснуть (например, кошку или хозяина), хвост отклоняется вправо. При виде объекта, внушающего угрозу (большой-пребольшой собаки), хвост сильнее виляет влево. Примерно так, как показано в этом ролике:

Кто-то назовет это примером дурацкой и бесполезной науки, кто-то — первым свидетельством асимметрии собачьего мозга.

Прошли годы, Россия аннексировала Крым, а в далекой Англии тем временем зоопсихологи развлекались опытами на собаках. Собаку помещали посередине между двумя людьми и проигрывали ей записанную заранее фразу: «Ну, давай же!» Когда фраза произносилась механически, по слогам, с четкой артикуляцией, собаки поворачивали головы направо (похоже, у них активизировалось левое полушарие). Когда же фраза произносилась с подчеркнутой интонацией, голова чаще поворачивалась налево. Вот какой чепухой занимаются ученые, пока серьезные люди решают геополитические проблемы.

Примерно в это же время, в 2014 году, главные герои нашего рассказа — венгерские нейрофизиологи — как раз закончили свою дрессировку. Их собаки насобачились спокойно лежать в МРТ-сканере и не выскакивать оттуда без команды. Теперь можно было посмотреть, что творится у них в мозгу. Собакам проигрывали разные звуки, в том числе собачий лай и человечью речь. Результат был таков: в мозгу собак есть центры распознавания голоса, причем они находятся примерно там же, где и у людей, в передней темпоральной доле.

И вот, наконец, настала очередь той работы, ради которой пишется эта заметка. По сути дела венгры скомбинировали методику английских исследователей — произнесение фраз с подчеркиванием интонации или с артикулированием слов — и преимущества своей лаборатории: МРТ-сканер и свору собак, которые его не боялись. Фразы были двух типов: понятные всем псам «Молодчина», «Умная собака» и «Ну вот, хорошо», а также не понятные без контекста никому на свете «как будто», «тем не менее» и «вот такой». На венгерском все это звучит божественно.

Как ни странно, эта мадьярская галиматья может быть произнесена с ласковой интонацией, а может — совершенно бесчувственно. Именно такие упражнения и проделывали исследователи со своими заключенными в томограф собаками. И вот результаты: когда звучали понятные собакам слова поощрения — про молодчину и умную собаку, — активизировалось левое полушарие. С какой интонацией они говорились, совершенно не важно. Когда звучало что-то там непонятное, но с теплом и лаской в голосе, — зажигалось правое полушарие. А когда добрые слова и говорились по-доброму, вдобавок к обоим полушариям активировались и зоны вознаграждения (они же «первичного подкрепления») , — это, кстати, то самое, что изучал некстати попавший автору на язык академик Павлов). Если слова были не те, интонация не та или вообще звучало механическое бессмысленное «как будто», реакция зон вознаграждения была значительно слабее.

Что все это значит? Во-первых, это значит, что зоны, отвечающие за распознавание речи (по крайней мере некоторые), в мозгу собаки и человека совпадают. Откуда следует, что они сформировались миллионов за сто лет до того, как возникла собственно речь. Более того, все это время они явно выполняли сходную функцию, раз уж собакам так легко оказалось приспособить их именно для коммуникации с людьми.

Во-вторых, существовала такая красивая гипотеза, что якобы дифференцировка полушарий человеческого мозга на «эмоциональное» и «рациональное» возникла одновременно с изготовлением орудий: в левой руке наши предки держали большой камень, а в правой — маленький, которым колотили по большому с определенной целью, оттуда все и пошло. В подробности вдаваться уже не хочется, потому что, если у собак функции полушарий распределены так же, этой гипотезе пора окончательно отправиться в утиль.

Истоки нашего мышления надо искать не у австралопитеков, а у куда более древних зверей. Общий предок человека и собаки, то есть приматов и лавразиотериев, по совместительству еще и общий предок большинства плацентарных млекопитающих, кроме горстки весьма экзотических тварей. И если окажется, что и у слона, и у кенгуру с утконосом полушария специализированы так же, это значит, что вот эта наша знаменитая способность к овладению языком родом из мезозоя. Долго же мы готовились к тому, чтобы проявить такие врожденные задатки.

Авторы работы так далеко не заглядывают. Они предлагают для начала проверить волков. Возможно, говорят они, выделение в мозгу собак «речевой зоны» — недавняя адаптация к сожительству с человеком. С этого мы и начали: ученые продвигаются в своих исследованиях раздражающе медленно, особенно если для этого приходится учить волка смирно лежать в томографе. Зато с результатами уже не поспоришь.

И вот что еще важно сказать: никакой «зоны Брока» — той самой, которая позволяет людям пользоваться языком в высоком смысле Ноама Хомского, — у собак, скорее всего, нет. Мой личный опыт наблюдения за барбосами подсказывает, что понимают они отдельные слова, а никак не грамматику. Моя собака, например, плохо реагирует на слово «шапка», потому что идея пустить мерзавца на изготовление меховой шапки высказывалась в контексте нежелательных поведенческих паттернов. Если о шапках говорят в каком-либо ином контексте, этот засранец не способен уловить разницу и все равно поджимает хвост.

Впрочем, ученым предстоит поставить пару-тройку опытов, чтобы подтвердить — или опровергнуть — это мое наблюдение. А о том, что собаки все же не люди, мы знаем и без них.

Работы, о которых шла речь в этой статье, обсуждаются также в следующих популярных англоязычных источниках:

  1. Nature
  2. Nature
  3. Sciencemag
  4. Sciencemag

 

* Примечание для читателей, не способных понять этот анекдот в силу оторванности от культурной традиции: коронная фишка академика Павлова, приведшая к концепции «условного рефлекса», — кормление собак по звонку. После нескольких таких кормлений собаки при звуке звонка начинали выделять желудочный сок независимо от наличия еды.

** Примечание для любознательных читателей: о зонах мозга, отвечающих за владение языком, приятнее всего узнавать из книжки Стивена Пинкера «Язык как инстинкт».

Комментировать Всего 14 комментариев

Мы с Катериной эту тему обсуждали неделю назад - мне эта тема уже попадалась где-то.

Катерина провела полевые исследования. Кажется, подтверждений наклонностям виляния не нашла :-)

Может, я невнимательно смотрела? Я, честно говоря, и в ролике из поста не очень увидела наклонности - виляет себе и виляет... ;)

Эту реплику поддерживают: Лена Де Винне, Владимир Генин

Я тоже. Видимо, мы не доросли до понимания собачьих хвостов. 

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Лена Де Винне

А ты ей текст вслух прочел? С выражением?

:-) Я думала у тебя настоящая есть!!!

Я давно подозревала, что если бы в первоначальном состязании приматы не захватили первенство в борьбе за разум, то разумными стали бы собаки.     

Эту реплику поддерживают: Лена Де Винне

Алексей, давайте абсурдное пари? (не совсем понятно, как проверить, кто выиграет). На ящик игристого. У волков в естественных условиях не будет обнаружена ассиметрия. А в искусственных условиях  эта ассиметрия может быть обнаружена у подопытных волков в минимальных дозах как раз вследствие упомянутой Вами "адаптации к сожительству с человеком". 

Эту реплику поддерживают: Алексей Алексенко

Вся надежда на венгров: если не научат волка сидеть в МРТ-машине, пари останется открытым. Абрау-Дюрсо годится? Я и на слона готов ставить, что асимметрия должна быть.

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Абрау-Дюрсо годится:) Ну так что, пари? 

 

Новости наших партнеров