Евреи вступились за танец Навки в костюме узника Холокоста

Танец Татьяны Навки в лагерной робе, подобной той, что носили узники нацистских лагерей, «имеет право на жизнь» и в нем нет «никакого кривляния», сообщили «Снобу» глава Российского еврейского конгресса Юрий Каннер и президент фонда «Холокост» Алла Гербер

+T -
Поделиться:

Жена пресс-секретаря президента России Татьяна Навка станцевала в тюремной робе в рамках шоу «Ледниковый период» вместе с партнером по танцу Андреем Бурковским. Они вышли на лед в полосатой одежде и с желтой звездой Давида на груди и станцевали номер Beautiful That Way на музыку из фильма «Жизнь прекрасна». О «Холокосте на льду» написали многие западные СМИ, в том числе The Guardian, Huffington Post, Daily Mail. Некоторые пользователи интернета осудили танец Навки, однако опрошенные «Снобом» эксперты не нашли в нем ничего предосудительного.

Юрий Каннер, президент Российского еврейского конгресса:

Каждый год 12 августа мы проводим в Ростове «Марш живых»: мы надеваем повязки со звездой Давида и идем к самому крупному месту расстрела евреев на территории современной России. Можно сказать, что мы тоже кого-то где-то оскорбляем. Если кто-то хочет к чему-то придраться, повод всегда найдется. Если захотеть обидеться, то обидишься обязательно.

И в кино, и в театре, и в литературе часто используются трагические темы. Иногда это искусство, иногда спекуляция и карикатура. Если это искусство — то это можно. Если карикатура — нет. Лично я не нашел в танце Навки никакого кривляния: понятно, что хотели передать исполнители. У меня внучка — чемпионка Америки среди детей по фигурному катанию, я неоднократно видел ее выступления, поэтому, насколько я могу судить, катались артисты хорошо.

Алла Гербер, президент фонда «Холокост»:

Радикальные христиане хотят запретить рок-оперу «Иисус Христос — суперзвезда», это для них что-то невозможное Так и здесь могут найтись те, кто посчитает, что затронутая тема оскорбляет чьи-то чувства.

Холокост — трагическое и страшное событие. Но есть момент, о котором говорят очень мало. У Холокоста есть фантастическая вещь — это сопротивление. Не только физическое, не только восстание Варшавского гетто, но и сопротивление духовное. Именно оно держало людей до конца, что помогало выжить в гетто. В книге Гроссмана «Жизнь и судьба» есть фрагмент, когда мать, находившаяся с детьми в гетто, до последнего старалась не забывать французский язык и учила этому языку сына. Все они ушли в яму, их всех расстреляли, но до последнего они оставались людьми. В гениальном фильме «Жизнь прекрасна», где действие происходит в гетто, отец до последней минуты хотел, чтобы мальчик смеялся. Сила духовного сопротивления безумно важна и поэтому возможен танец, посвященный этой теме. Если это было сделано талантливо, если была замечательная хореография, если кто-то проникся танцем — значит танец сработал и имеет право на жизнь.