Российские гинекологи: Отговаривать от абортов — наша работа

14 номинаций и общий призовой фонд в 1 миллион рублей — так российских гинекологов наградили за «сохранение беременности у женщин, обратившихся за направлением на аборт». Деньги вручали торжественно, в Смольном. Неудивительно: всероссийский конкурс «Святость материнства» — под протекцией Владимира Якунина, его спонсируют Фонд Андрея Первозванного и «Центр национальной славы». «Сноб» узнал у врачей-победителей, как именно они убеждают женщин рожать

Участники дискуссии: Тата Олейник
Фото: GettyImages
Фото: GettyImages
+T -
Поделиться:

Елена Ермакова, акушер-гинеколог

Женская консультация №3 Родильного дома №1, Иваново
Стаж: 12 лет
Первое место в номинации «Лучший врач акушер-гинеколог»
Призовые: 100 000 рублей

Я за детей. Фанатично считаю, что надо рожать. Женщина создана для того, чтобы рожать. Рано или поздно все мужчины станут отцами, все женщины станут матерями — это Богом так предначертано. Это наша карма, мы должны это сделать. Поэтому, конечно, мне обидно, когда делают аборты. Кого-то уговариваю, кого-то упрашиваю, кому-то говорю строго. На участке я сижу давно, многие семьи знаю изнутри. Поэтому, да, иногда легче «как мать» сказать: «Тебе нельзя, нехорошо». Потом обязательно даю время подумать, после всех аргументов отпускаю на недельку. Мама думает, решает, советуется. И вот в этом году у меня нет ни одного аборта.

Вот приходит женщина и говорит: дети у меня уже есть, денег нет, ипотека, кредит на машину, проблем куча. Я говорю: «Так у нас у всех так, вся Россия сейчас так живет, мы все на ипотеке». Иногда приходится сидеть и, как консультант в Сбербанке, рассчитывать: «Вы сейчас родите, получите материнский капитал — 500 тысяч рублей, погасите долги». Они ведь не думают пошагово, когда приходят. Во многих консультациях и юрист принимает, помогает даже исковые заявления составлять, если есть проблема на работе.

Отговаривать — наша работа. Я регулярно хожу на тренинги, где собирают акушеров-гинекологов, психологов, проводится консультативное обучение, как мы должны работать, как общаться с мужьями и с беременными. Я сама много работала со школами и считаю, что работа с детьми в этом направлении должна начинаться с десяти лет. Какую мы молодежь вырастим, такой она и пойдет по жизни. Государство, безусловно, делает сейчас очень много, материнский капитал — это колоссальная поддержка. Пока еще, конечно, остается очень острый вопрос с жильем, молодежи негде жить.

Я верю в Бога. Муж мусульманин, я христианка, дети тоже отчасти мусульмане. Муж меня всячески поддерживает, и коллектив на работе. Без поддержки такая работа невозможна. Призовые деньги думаю потратить на кольпоскоп себе в кабинет. Он у меня очень старый, а эти аппараты сейчас дорогие. Думаю, добавлю из этих денег на закупку. Это моя давняя мечта.

Ирина Крылова, заведующая отделением, акушер-гинеколог

Женская консультация Грайворонской центральной больницы, Грайворон
Стаж: 34 года
Третье место в номинации «Лучший врач акушер-гинеколог»
Призовые: 60 000 рублей

Право выбора аборта должно оставаться за женщиной. Но женщины у нас такой народ: если ее обогреть, объяснить, внушить, если она чувствует заботу, если она знает, что ребенок нужен не только ей, но и обществу, семье — аборт она не сделает. По губернаторскому постановлению и программам мы обеспечиваем женщин продуктовыми наборами на время беременности, покупаем препараты с железом, витамины. Потом подключаются муниципальные структуры, которые уже адресно помогают в трудоустройстве, подсобном хозяйстве; кому-то крышу чинили, вещи собирали. Рожает она малыша, еще не выписалась — а ей уже 10 тысяч приходит на сберкнижку, это для нее знак заботы.

Женщину обязательно встречаю с улыбкой, говорю ей: «Это прекрасно, что вы беременны». Нет ничего ценней человеческой жизни. Даю послушать сердечко, вожу на УЗИ, показываю, как малыш выглядит, как уже видно ручки, ножки. Многие уже после этого уходят. Чего только ни делали: мирили, женили. Бывает знаете как: когда приходят первобеременные — практически просто отказываешь в аборте, а потом муж ее забирает уже из роддома, а кто-то выходит замуж через некоторое время.

В этом году были две первобеременные, до 19 лет. Одна девочка из неблагополучной семьи, но потом, во время беременности, отдали в нормальную семью, со скандалом. Потом все сложилось хорошо, и это того стоило, в роддом к ней приходил будущий муж, расписались уже после. Вторая девочка — сирота, родители погибли, жила с сестрой, стояла в очереди не получение квартиры. Но тут наступает беременность, брак не состоялся. На какое-то время мы ее поселили в реабилитационный центр в селе Козинка. Там очень хорошие условия, девочки остаются, пока не решатся проблемы, или, например, так они уходят от насилия мужа. С родителями часто встречаемся. Были такие случаи, мама дверь открывает: вот вам дочь, делайте аборт. «Дочери есть 18?» — «Есть». — «Посидите тогда в сторонке». Начинаешь с девочкой общаться — а она никак не хотела делать аборт. Но, конечно, женщина всегда может встать и уйти. Если я вижу, что наша работа бесполезна, я говорю однозначно делать аборт, что тут делать. Я ее никуда не отпущу, пусть лучше это будут «мои руки», чем бог знает что.

Атмосфера в обществе изменилась, отношение женщин поменялось. Сейчас государство делает очень много. Если взять статистику, в 2002 году на 100 рождений было 65 абортов, а в 2015-м — на 100 рождений лишь 18 абортов. Фильмы совсем другими стали, приветствуется деторождение. Девчата стали рожать даже для себя, ходят беременные, никаких комплексов без мужа не испытывают. Я сама религиозный человек, но в любом случае церковь — за рождение, а не за убийство. Батюшка к нам ходит регулярно. Тут двух мнений быть не может.

Наталья Редих, медицинский психолог

Женская консультация Детской городской поликлиники № 68, Санкт-Петербург
Стаж: более 20 лет
Первое место в номинации «Лучший психолог доабортного консультирования»
Призовые: 100 000 рублей

За 2016 год ко мне обратилось 28 женщин, из них 16 согласились сохранить беременность. Например, обратилась девушка, 18 лет. Живет одна, не работает. Воспитывалась в интернате: родителей лишили прав. Есть старший брат, он женат. У девочки конфликтные отношения со своим молодым человеком. Когда он узнал, что она беременна, сказал, что это ее проблемы, перестал отвечать на звонки и исчез. Девушка осталась без средств к существованию и с кредитом; брат сказал, что в таком положении у нее нет выхода. Девушка пришла с убеждением, что ей все это не нужно, что «она еще хочет встать на ноги». Мы рассказали ей все варианты, подключили службы по вопросу трудоустройства, и она родила.

С церковью у нас тоже отличные отношения: помимо духовной поддержки, у наших женщин есть возможность бесплатно питаться по выходным дням. Я себя считаю верующей, хотя не придерживаюсь постов и церковь посещаю редко. Но на саму религию в своих аргументах я не опираюсь. В Петербурге многие молодые категорически отвергают церковь, и начинать с этого никогда не стоит, это может сработать только во вред. В помощь мне есть брошюры о начале новой жизни, есть и маленькие макеты деток-плодов, начиная от 6–7 недель. Должна сказать, это и правда иногда работает: женщины отказываются макеты трогать, очень часто говорят «я не хочу на него смотреть», «не показывайте мне это». То есть отвергают, что плод имеет образ человека, что это маленький человек. Я убеждаю, что это не просто нечто, что это живет у вас внутри. Еще хуже, когда есть подруги, тети, матери партнеров, которые говорят: «Подумаешь, я сделала двадцать абортов, и хоть бы что».  «Что вы тут настаиваете, у нее нет никаких условий, а вы ее склоняете» — меня даже мамаши отчитывают! Но я всегда говорю, что это ваш выбор, и вам потом нести ответственность.

От редакции. Наше мнение не вполне совпадает с мнением опрошенных гинекологов. Мы не считаем, что женщину следует от чего-то отговаривать. Аборт —  тяжелая операция, но всякая женщина имеет на него право и это только ее решение.

Комментировать Всего 1 комментарий
Замечательно, просто замечательно

То, чем занимаются эти прекрасные врачи, называется "репродуктивное насилие". Это врачи из районных консультаций, их пациентки приписаны к ним, как крепостные, и сменить врача большая часть из них не сможет. За бесплатной помощью обращаются практически исключительно дамы из семей малообеспеченных - и развести их на  рождение ребенка, которого матери будет трудно содержать и растить, провоцировать тинейджеров на браки "по залету" - это просто вершина медицинской этики.  Награды за это еще дают, гранты?...За отказ от предоставления положенной помощи, за безответственное вмешательство в чужую судьбу? Восторг!