Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Андрей Курпатов

Андрей Курпатов /

611612просмотров

Четвертая мировая. Сверхчеловек

Иллюстрация: GettyImages
Иллюстрация: GettyImages
+T -
Поделиться:

Продолжение. Предыдущие части читайте здесь:

Четвертая мировая. Начало

Четвертая мировая. Монстр

Четвертая мировая. Сценарии

Четвертая мировая. Идиоты

Если бы у вас была реальная возможность сделать своего ребенка невероятно умным и здоровым, вы бы согласились? К сожалению, способ будет предложен нетривиальный. Но не спешите отвечать, подумайте.

Кто-то, наверное, скажет, что ему его ребенок дорог и мил в любом случае — больной, неполноценный, умственно отсталый. Поэтому, если речь идет о каких-то «странных» технологиях, то нет — спасибо, не надо.   

А теперь усложним задачу. Допустим, вы узнаете, что мир, в котором вашему ребенку предстоит жить, не будет сострадателен к слабым. Вообще. Порвет его на маленькие кусочки. Что вы скажете теперь?

Работы по созданию сверхчеловека идут полным ходом.

Мы привыкли думать, что эволюция — это такая дряхлая, медлительная тетенька, которая никак не может перейти дорогу. Мол, мутации — это дело случая, а если какие-то скачки и происходят, то лишь по причине глобальных экологических катастроф.

Но современные технологии в области медицины, биологии, генной инженерии и электроники — стритрейсеры. Они рассекают по дорогам мирозданья, наплевав на правила, и уже давно сбили Тортиллу биологической эволюции аккурат на том самом пешеходном переходе.  

Давайте взглянем в лицо фактам: за 200 тысяч лет существования человека на этой грешной земле его средняя продолжительность жизни выросла примерно в два раза. Это, конечно, большой рывок. Но только за последние сто лет она выросла еще в два раза. Сравните: 200 000 и 100.

Согласитесь, что-то явно пошло не так. И продолжает идти.

Причем возраст — это только один из показателей. Есть еще рост, вес, патоморфоз болезней, уровень IQ…

Тот путь, по которому развивается современное человечество, одни ученые гордо называют «генно-культурной эволюцией» (Кевин Лаланд), другие — «технико-физиологической эволюцией» (Роберт Фогель), третьи — уже без особого энтузиазма — эволюцией «метабиологической» (Джонас Солк). И, пожалуйста, не думайте, что это бред. Пусть само по себе это ничего и не значит, но Фогель и Солк все-таки нобелевские лауреаты.

Мы радикально недооцениваем то воздействие, которое цивилизация оказывает на наш биологический вид. В руках человечества теперь невероятный потенциал реконструкции нашей с вами базовой биологической матрицы.

Мы не только устранили естественный отбор (что само по себе является, мягко говоря, радикальным решением с непредставимыми последствиями). Мы, кроме прочего, можем теперь свободно вмешиваться в генетический код, клонировать органы, а очень скоро будем изменять себя и технически, превращаясь в самых настоящих киборгов.

Возможности, которые здесь открываются, практически безграничны.

После того как Крейг Вентер синтезировал в 2010 году первую в мире искусственную бактерию, а проще говоря — искусственную жизнь, трудно представить, что хоть кто-то всю эту вакханалию сможет остановить. «Синтетическая биология» уже обещает нам возможность полного клонирования нашей ДНК с целью ее последующего ремонта.

И американский Конгресс может сколь угодно торжественно запрещать клонирование и работу со стволовыми клетками, но в чем смысл? Ученые просто переезжают в Китай, Израиль, Японию, Австралию или Сингапур, где их ждут с распростертыми объятиями и новейшими лабораториями.

Впрочем, и киборг уже не вымысел. Не буду рассказывать про коленные протезы, оснащенные самообучающимся искусственным интеллектом (Rheo Knee компании Ossur) — им уже больше десяти лет и это скучно. Куда важнее то, что можно делать с нашим мозгом.

После того, как Уильям Доббел создал в 2002 году первую технологию, позволяющую переводить изображение с обычной видеокамеры непосредственно в мозг человека (минуя глаза, глазные нервы и прочие анатомические «излишки»), мы оказались в поистине новой реальности.

Теперь совершенно очевидно, что наш хваленый мозг — это просто серверное пространство. И ученые — тот же Рей Курцвейл — уже работают над новым для мозга программным обеспечением, а также над нестандартными средствами доставки в него информации.

Да, у наших органов чувств масса ограничений, но почему бы не подключить к нему, например, электронный микроскоп и супермощный телескоп? Почему бы не перепрограммировать наш мозг, зная его «язык», его «код» и весь набор «уязвимостей нулевого уровня»?

Иными словами, биологический и интеллектуальный апгрейд — это уже не вымысел фантастов, а самый настоящий, уже наступивший дивный новый мир.

Теперь от этой залихватской футурологии перейдем к убогой правде жизни и посмотрим на все открывающееся нам великолепие с другого ракурса.

Новая технология способная изменить человека и саму реальность нашего существования, но это палка о двух концах. Всякое научное открытие, как и с атомной энергией, может быть использовано как во благо человечеству, так и во зло.

В конце концов, даже американцы, вроде как ограничивающие исследования в области клонирования и синтетической генетики, совершенно очевидно врут и активно ведут двойную игру.

Если верить WikiLeaks, Хиллари Клинтон, еще будучи госсекретарем, поручила своим посольствам за границей тайно собрать образцы ДНК всех глав государств и высокопоставленных чиновников ООН. Что за странный фетиш? — спросите вы. Предполагается, что это сделано в рамках проекта по созданию индивидуального, то есть ориентированного на геном конкретных людей, биологического оружия. Теоретически это вполне возможно.

Сделать человека лучше и вправду сложно, но генетики новой волны уже вполне могут создать вирус, способный распознать и уничтожить индивидуальный ДНК-код какого-нибудь конкретного узурпатора. И тогда, реши Госдеп это оружие применить, страдания отравленного полонием-210 Литвиненко покажутся этому врагу Америки самым настоящим блаженством.

Да, можно сколь угодно долго потешаться над этой конспирологией, но правда в том, что вы, при всем желании, не сможете достать ДНК президента США. Где бы он ни оказался, за ним всюду следуют люди, которые изымают каждый предмет, к которому это священное для США ДНК могло прилипнуть.

Посуда, из которой президент ел, стакан с водой, которым он воспользовался, его постельное белье — все это обрабатывается или просто уничтожается, чтобы враг не получил эту «главную тайну» США. Поверьте, скоро президенты перестанут пожимать избирателям руки. Спецслужбы США и ФСО РФ запретят.

А как быть с технологиями, которые напрямую влияют на работу мозга человека? Это ведь только с одной стороны мы, киборгонизируя человека, открываем перед ним невиданные возможности. С другой — мы по сути полностью подчиняем его внешнему программному контролю. А за этим скрывается весь объем рисков — от абсолютной политической диктатуры до хакерских атак на конкретные мозги, на множество мозгов.

Секретные службы всех более-менее развитых стран мира сбились с ног, не зная, откуда им теперь ждать беды. Силы и средства, выделяемые государствами на создание, выявление и предупреждение подобных угроз, поражают воображение.

Задумайтесь: совсем недавно межгосударственные кибератаки казались нам чем-то совершенно невообразимым. Но только мы об этом заговорили, как выяснилось, что все необходимые технологии уже в деле. То, что лишь казалось нам научной фантастикой, уже было самой настоящей реальностью.

Причем закономерность одна и та же: нечто начинается как благое дело (например, борьба Ассанжа и Сноудена за права человека), но уже через миг — это средство самой настоящей межгосударственной политической войны. Обама и Путин, сталкиваясь лбами, тут же начинают в жесткой форме обмениваться соответствующими угрозами.  

Потому наивно было бы полагать, что в научной сфере, которая занимается созданием сверхчеловека и тратит на эти цели десятки миллиардов долларов, до сих пор не родилось ничего путного.

А зная природу человека, зная его амбиции, склонность к агрессии, его страсть к уничтожению ближних и к противостоянию по любому поводу, ждать мирного применения этого нового «атома» стоит не скоро. Началом будет «радиоактивный пепел», а там уж как повезет.

Ладно, допустим, что мир опомнится и обретет разум. Все чиновники ООН, уже сдавшие свою ДНК спецслужбам, осознают риск и выйдут с плакатами на Таймс-сквер. США, Китай и Россия (а также Израиль, Иран и Саудовская Аравия) решат, что плохой мир лучше доброй ссоры, вскроют свои технологические карты и запретят любые исследования, способные привести к модификации человека — хоть генетической, хоть ментальной.

Звучит само по себе, конечно, абсурдно и нелепо, но представим. Поможет ли нам это?

В основе любой «гонки вооружений» — хоть научной, хоть политической, хоть геополитической — лежат наши амбиции, страсть к доминированию и прочие проявления иерархического инстинкта. Но, даже если мы заставим этот инстинкт замолчать, мы вряд ли захотим умирать. Это уж точно! А все технологии, о которых мы ведем речь, напрямую связаны с возможностью почти неограниченного продления жизни.

В суррогатном варианте — это «цифровое бессмертие»: огромная научная программа по расшифровке коннектома человеческого мозга скоро завершится, а это значит, что мы получим возможность транспонировать себя в «облако» и жить в нем вечно. Причем качество этой «цифровой» жизни будет, судя по всему, куда лучше, чем жизнь в реальном мире, исполненном соматического и психологического страдания.

Искусственную чувствительность нам легко наладят — процесс уже запущен. Так что, даже будучи просто компьютерной программой, мы сможем вести и полноценную «личную жизнь», полную любых гедонистических проказ. Последние, кстати, будут куда краше, чем настоящие. Это при использовании LSD не знаешь, чем обернется очередной трип, а тут можно будет производить необходимые эффекты с гарантированным качеством. Разве не прекрасно?       

Впрочем, для луддитов есть и не суррогатный вариант бессмертия: та же синтетическая биология и генная инженерия в скором времени обрадуют нас индивидуальными, направленными средствами борьбы с раком и Альцгеймером.

Победа над генетическими заболеваниями, атеросклерозом, вирусами и прочими нашими обычными несчастьями тоже не за горами. Нужно только продолжать и продолжать научные исследования — закон экспоненциального роста товарища Мура продолжает работать как часы.

Стоп. Мы же тут с вами, оценив возможные риски злокозненного использования современных научных технологий, представили, что правительства всех стран объединятся и совместным волевым усилием запретят «четвертую технологическую революцию».

Да, запретят. Должны. Но жить-то хочется. Этого хочется и тем, кто будет запрещать, и тем, на кого такие запреты не распространяются.

Главные последствия наступающей «четвертой технологической революции» — это тотальная безработица и радикальное перераспределение богатства. Технологии вымывают человека из производств, включая уже и те сферы, которые всегда казались нам сугубо человеческими, — сферы «творчества».

Еще чуть-чуть, и нейросети уничтожат не только офисных служащих, рабочих на предприятиях, продавцов, водителей, биржевых брокеров и программистов, но и художников, журналистов, фильммейкеров, музыкантов. Скоро все это будет меняться самым странным образом — непосредственно в наших VR-очках, а то и VR-мозгах.  

Новый «цифровой капитализм» будет характеризоваться радикальным экономическим неравенством. На вершине этой всемирной пирамиды окажется несколько сотен (может быть, тысяч) человек, которым будут принадлежать соответствующие нейросети и технологии (включая технологии бессмертия), а всем остальным будет предоставлена одна большая лапа — на пососать.

Проще говоря, небольшой горстке людей будет разрешено все, а остальным — ничего. Генно-техно-мета-физиологическая эволюция сделает очередной виток, на котором мир людей разделится на два новых вида — «сверхлюди» и «овощи» с «безусловным гарантированным доходом» для оплаты подключения к VR-матрице.

Всякая война заканчивается возведением стен. И я не знаю, где будет пролегать стена после «четвертой мировой» и как именно она будет выглядеть, но то, что она будет практически непроницаемой, по-моему, вполне очевидно.

Создатели сериала «Мир Дикого Запада» считают, что магнаты и владельцы нового мира будут развлекать себя удовлетворением примитивных инстинктов в специальных Диснейлендах. Наивно. Но даже если и так, никто не запретит этим «королям жизни» попасть и в тот самый центр Лабиринта: создать для себя и своих детей бессмертие.

А как, вы думаете, эти бессмертные будут относиться к смертным? За ответом на этот вопрос далеко ходить не надо. Он уже был всесторонне проблематизирован в столь популярных еще совсем недавно сериалах про бессмертных вампиров. Как к мясу.

Так что теперь я позволю себе слегка модифицировать вопрос, с которого начал. Что вы решите, если перед вами будет стоять выбор — превратить своего ребенка в генно-модифицированного киборга или пусть ему будет уготована роль мяса?

Вот так выглядит теперь базовый экзистенциальный выбор.

Полагаю, что меня в очередной раз обвинят в том, что я запугиваю добродушных граждан. Быть может. Мне скажут, что я перегибаю палку? Соглашусь.

Но такова психология человека: если вы хотите, чтобы он над чем-то задумался или вообще просто что-то заметил, скажите это ему так, чтобы он вздрогнул.   

С наступающим!

Читайте также

Комментировать Всего 2 комментария

Что поделаешь, человек по происхождению существо искусственное. Неудивительно, что со временем это все более сказывается. В обрисованной Вами тенденции проявляется и общеэволюционный принцип (о нем пишет покойный А.Пелипенко) - утеснение площадки, занятой негэнтропийными силами. Так что альтернативы я не усматриваю...хотя ее не исключаю. 

Как писал Солженицын, загадка смерти уравняет всех. Можно до безобразия усовершенствовать разум, тело, заменить все органы на протезы, создать совершенные электроные органы чувств, но человек в каком-то году  начинает свои дела, и в какой-то момент времени  испытывает потребность их закончить и уйти. Я имею в виду индивидуальность человека, не организм и не разум. Поэтому думаю, что мы выскочим и из этой ловушки. Если только прежде того камлания по поводу радиоактивного пепла не доведут нашу культуру до коллективного самоубийства и не решат за нас и эту проблему.

 

Новости наших партнеров