«Дантесу просто повезло». Из какого пистолета был убит Пушкин

Ровно 180 лет назад состоялась дуэль между Александром Пушкиным и Жоржем Дантесом. «Сноб» рассказывает, из какого оружия стреляли дуэлянты и как сложилась дальнейшая судьба Дантеса

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Из какого пистолета стрелял Пушкин?

Александр Широкорад, историк и публицист:

Пушкин и Дантес стрелялись из кленовых дуэльных пистолетов калибра 12 мм французской фирмы Le Page. Несмотря на достаточно большую мощность, точность этого оружия была невелика, поэтому большинство дуэлей заканчивались промахами или несмертельными ранениями.  

Дантесу попросту повезло, что он выстрелил первым, да еще и попал, потому что вероятность попадания была где-то десять процентов, несмотря на то что разделяли дуэлянтов всего 20 шагов.

Если точность винтовок мало зависит от качества изготовления, то для гладкоствольного оружия очень важна отделка ствола. При хорошей отделке  улучшаются и убойная сила, и точность. У Дантеса и Пушкина были абсолютно идентичные пистолеты, они продавались в одном футляре. Предположить, что у Дантеса был пистолет лучше, нельзя: во-первых, пистолет попадал к дуэлянту в результате жребия, во-вторых, секунданты перед дуэлью проверяли пистолеты.

Что на Дантеса была надета кольчуга — это, конечно, выдумка, потому что секунданты обязательно бы заметили это и произошел бы грандиозный скандал. Все случилось согласно дуэльному кодексу, никаких нарушений не было.  

Пушкин выжил бы, если бы попал к другому врачу. Медицинскую помощь ему оказали плохую: врач не удосужился даже вытащить пулю из тела, хотя в то время это уже умели делать. Вместо этого умирающего стали поить лекарствами, которые только усугубляли его положение.  

Фото предоставлено пресс-службой музея
Фото предоставлено пресс-службой музея

По каким правилам стрелялись Пушкин и Дантес?

Людмила Тихонова, заместитель директора заповедника «Михайловское»:

Пушкин говорил: «Чести моей никому не отдам». Когда Дантес стал вести себя очень нагло, компрометируя Наталью Гончарову, распуская молву, сплетни, «жужжанье светской клеветы», то Пушкин был вынужден вызвать его на дуэль. Хоть дуэли и были запрещены, но другого выхода не было. Пушкин принудил Дантеса к ответу за разосланные письма, в которых говорилось о любовных связях Натальи Гончаровой.

У Пушкина было много дуэлей, но он всегда стрелял вторым и в воздух — ему было важно не убить, а сохранить честь. Многие его соотечественники понимали, какое несмываемое пятно позора может остаться на Пушкине, а Дантесу было все равно — у него было два отечества и три имени.

Правила дуэли между Пушкиным и Дантесом были следующие: противники становились на расстоянии двадцати шагов друг от друга и десяти шагов от барьеров, которыми были плащи. По знаку, идя один на другого, не переступая барьера, противники могли стрелять. После первого выстрела противникам нельзя было менять место, чтобы ответный выстрел был с такого же расстояния. Если обе стороны сделают по выстрелу и нет никакого результата, поединок возобновляется как в первый раз, противники встают на то же расстояние в двадцать шагов, сохраняются те же барьеры и те же правила.

Что стало с Дантесом дальше?

Олег Лекманов, литературовед:

Дантес признавался, что, если бы не дуэль, его карьера была бы не столь блестящей. Он был приближен к Наполеону III, выполнял его поручения — например, встречался с Николаем I. Он был увенчан множеством наград, стал офицером Почетного легиона. Его карьерный рост остановила лишь революция 1870 года.

У нас Дантеса называют убийцей Пушкина, в стихотворении «Смерть поэта» он так прямо и назван — не совсем корректно, все-таки это была дуэль, и Пушкин точно так же мог убить Дантеса. Во Франции по этому поводу к Дантесу претензий не было, у него не было клейма убийцы, его не знали даже как победителя на дуэли — просто из-за малой популярности Пушкина на Западе. Лишь со временем, через Достоевского, за границей узнали, что был такой великий национальный русский поэт.   

Сейчас на Западе Дантес забыт. Он сделал хорошую карьеру, но в то время такую карьеру сделали многие.

Хроника дуэли Пушкина и Дантеса

20 января 1836 года Жорж Дантес пишет своему отчиму, барону Геккерну, и признается, что влюбился. Имя возлюбленной предусмотрительно не называет, однако речь идет о Наталье Гончаровой, жене Пушкина.

«... я безумно влюблен! Да, безумно, так как я не знаю, как быть; я тебе ее не назову, потому что письмо может затеряться, но вспомни самое прелестное создание в Петербурге и ты будешь знать ее имя. Но всего ужаснее в моем положении то, что она тоже любит меня и мы не можем видеться до сих пор, так как муж бешено ревнив; поверяю тебе это, дорогой мой, как лучшему другу и потому, что я знаю, что ты примешь участие в моей печали; но, ради бога, ни слова никому, никаких попыток разузнавать, за кем я ухаживаю, ты ее погубишь, не желая того, а я буду безутешен».

Мемуарист Николай Смирнов пишет, что Гончарова «из неосторожного кокетства принимала волокитство Дантеса с удовольствием», хотя и «искренне любила своего мужа, до такой степени, что даже была очень ревнива».

В феврале 1836 года Дантес признается Гончаровой в любви. Об этом он сообщает Геккерну в письме, датированном 14 февраля:

«Когда я ее видел в последний раз, у нас было объяснение. Оно было ужасно, но облегчило меня. Эта женщина, у которой обычно предполагают мало ума, не знаю, дает ли его любовь, но невозможно внести больше такта, прелести и ума, чем она вложила в этот разговор; а его было очень трудно поддержать, потому что речь шла об отказе человеку, любимому и обожающему, нарушить ради него свой долг; она описала мне свое положение с такой непосредственностью, так просто, просила у меня прощения, что я в самом деле был побежден и не нашел ни слова, чтобы ей ответить».

4 ноября 1836 года городская почта доставляет Пушкину и нескольким его друзьям анонимный пасквиль на французском языке, в котором Пушкину присваивается «патент на звание рогоносца»:

«Кавалеры первой степени, командоры и кавалеры светлейшего ордена рогоносцев, собравшись в Великом Капитуле под председательством достопочтенного великого магистра ордена, его превосходительства Д. Л. Нарышкина, единогласно избрали г-на Александра Пушкина коадъютером великого магистра ордена рогоносцев и историографом ордена».

Вечером того же дня Пушкин отправляет Дантесу по почте вызов на дуэль.

11 ноября 1836 года Дантес делает предложение Екатерине Гончаровой — сестре Натальи Гончаровой. Пушкин отзывает свой вызов. Спустя несколько дней он пишет другу, Владимиру Соллогубу:

«Я не колеблюсь написать то, что могу заявить словесно. Я вызвал г-на Ж. Геккерена на дуэль, и он принял вызов, не входя ни в какие объяснения. И я же прошу теперь господ свидетелей этого дела соблаговолить считать этот вызов как бы не имевшим места, узнав из толков в обществе, что г-н Жорж Геккерен решил объявить о своем намерении жениться на мадемуазель Гончаровой после дуэли. У меня нет никаких оснований приписывать его решение соображениям, недостойным благородного человека».

Однако после свадьбы Дантеса и Екатерины Гончаровой конфликт не заканчивается. По Петербургу начинают ходить слухи и шутки о Пушкине и его семье.

Утром 26 января 1837 года Пушкин отправляет Геккерну-старшему письмо. Пушкин знает, что письмо оскорбительно и, скорее всего, приведет к новой дуэли.  

«По-видимому, всем его поведением (впрочем, в достаточной степени неловким) руководили вы. Это вы, вероятно, диктовали ему пошлости, которые он отпускал, и нелепости, которые он осмеливался писать. Подобно бесстыжей старухе, вы подстерегали мою жену по всем углам, чтобы говорить ей о любви вашего незаконнорожденного или так называемого сына; а когда, заболев сифилисом, он должен был сидеть дома, вы говорили, что он умирает от любви к ней; вы бормотали ей: верните мне моего сына.

Вы хорошо понимаете, барон, что после всего этого я не могу терпеть, чтобы моя семья имела какие бы то ни было сношения с вашей. Только на этом условии согласился я не давать хода этому грязному делу и не обесчестить вас в глазах дворов нашего и вашего, к чему я имел и возможность и намерение. Я не желаю, чтобы моя жена выслушивала впредь ваши отеческие увещания. Я не могу позволить, чтобы ваш сын, после своего мерзкого поведения, смел разговаривать с моей женой, и еще того менее — чтобы он отпускал ей казарменные каламбуры и разыгрывал преданность и несчастную любовь, тогда как он просто плут и подлец. Итак, я вынужден обратиться к вам, чтобы просить вас положить конец всем этим проискам, если вы хотите избежать нового скандала, перед которым, конечно, я не остановлюсь».

Вечером 26 января 1837 года в ответном письме Геккерн объявляет Пушкину, что Дантес бросает ему вызов. Из-за тяжести оскорбления поединок должен состояться «в кратчайший срок». Пушкин принимает условия дуэли. Ее назначают на Черной речке — тогдашней северо-западной окраине Петербурга.

Дуэль начинается в пять часов вечера 8 февраля 1837 года. Дантес стреляет первым. Пушкин ранен в живот и падает, потеряв сознание. Через некоторое время Пушкин приходит в себя и делает свой выстрел. Дантес получает пулю в правую руку.

В официальном донесении о дуэли говорится: «Полициею узнано, что вчера в 5 часу пополудни, за чертою города позади комендантской дачи, происходила дуэль между камер-юнкером Александром Пушкиным и поручиком Кавалергардского ее величества полка Геккерном, первый из них ранен пулею в нижнюю часть брюха, а последний в правую руку навылет и получил контузию в брюхо. Г-н Пушкин при всех пособиях, оказываемых ему его превосходительством г-м лейб-медиком Арендтом, находится в опасности жизни».

10 февраля 1837 года Пушкин умирает.

Читайте также

  • Великий троллинг еще надо заслужить

    В жизнь любого успешного писателя однажды приходят завистники и ненавистники. И вот вы смотрите на них и недоумеваете: кто…
  • Пушкин на грани

    Младший сын в семье, восемь старших братьев и сестер его умерли (ужас!), достигнув совершеннолетия, покидает дом. По пути…
  • Моя биография

    Сижу, в очередной раз пытаюсь составить свою биографию для очередного издательства, и тихо удивляюсь: ну кому какая разница…

 

Новости наших партнеров