/ Москва

Дмитрий Ханкин и Емельян Захаров открыли выставку ржавых писем

В галерее «Триумф» открылась выставка художника Хаима Сокола «Мертвые письма», посвященная утраченной культуре переписки и теме скитаний еврейского народа

Фото предоставлено галереей «Триумф»
Фото предоставлено галереей «Триумф»
Фрагмент Карты. Пути и становления
+T -
Поделиться:

Хаим Сокол — новый художник «Триумфа», и эта выставка — первый опыт совместной работы для него и владельцев галереи Емельяна Захарова и Дмитрия Ханкина. По словам Дмитрия Ханкина, новая выставка не совсем похожа на то, что галерея делала в последние полтора года: «В ней нет ни оголтелого фигуративизма, ни какого-то дикого английского экстремизма»:

Среди гостей, пришедших на открытие, был Пьер Броше, который нашел нашел другие аспекты в работах Хаима Сокола: «Эта выставка дала мне три сюжета для раздумий. Первый — она открывается через шестьдесят пять лет после освобождения советскими войсками Освенцима; второй — сегодня стало известно, что Кристиан Болтански будет представлять Францию на следующей Венецианской биеннале, а работы Хаима сильно напоминают мне работы Кристиана; и третий — вчера я посмотрел фильм "Почта" Тинто Брасса, который, к сожалению, никакого отношения не имеет к этой выставке. Думаю, выставку надо рассматривать через призму этих трех пунктов».

В первом зале посетителей встречают две большие и объемные буквы «П» из ржавого железа. Одна из них непрозрачная, а вторая сделана из сетки и наполовину заполнена ржавыми металлическими письмами — там около полутора тысяч ржавых конвертов. Эти арки на самом деле не что иное, как уменьшенные копии, в точности повторяющие очертания арки Тита в Риме.

Фото предоставлено галереей «Триумф»
Фото предоставлено галереей «Триумф»
Арка, 2009-2010

Император Тит в честь сокрушительного подавления иудейского восстания возвел триумфальную арку, которая одна из немногих сохранилась нетронутой до наших дней и стала прототипом для многих знаменитых триумфальных арок — и на площади Звезды в Париже, и на Кутузовском проспекте в Москве. Но триумф императора Тита обернулся трагедией для побежденных, ведь именно Тит разрушил Второй Иерусалимский храм и вынудил евреев расселиться по всему миру. Как говорит Хаим Сокол: «Для моей личной, генетической истории этот триумф имеет оборотную сторону».

Тема утраченной культуры переписки, которая включала в себя неизбежное ожидание и томление, — еще одна важная тема этой выставки, неуловимо и неразрывно связанная с темой скитания евреев по миру. Сам художник объясняет это так:

Куцый синопсис не способен передать всех важнейших смыслов, которые Хаим Сокол вкладывает в изобретенный им симбиоз арки и почтового ящика, поэтому в других комнатах тема раскрывается с помощью более наглядных примеров. Например, в самой дальней части экспозиции нас встречают застывшие в виде надгробий почтовые ящики из разных европейских стран. Например, в самой дальней части экспозиции нас встречают застывшие в виде надгробий почтовые ящики из разных европейских стран, а на стенах висят лайтбоксы с полустертыми черно-белыми изображениями, через которые проступают строчки, отдельные буквы, какие-то еле различимые портреты и зарисовки.

То, что Хаим Сокол совсем не коммерческий художник, Дмитрия Ханкина и Емельяна Захарова ничуть не смущает, а его «Мертвые письма», кажется, все же неплохо вписываются в картину всеобщей энтропии и любования смертью, которая царит в современном искусстве.

Мария Семендяева