Как воспитать шмеля

Биологи обнаружили у насекомых способность учиться, передавать знания друг другу, пользоваться орудиями труда и совершенствовать их

Фото: Javier Torrent/GettyImages
Фото: Javier Torrent/GettyImages
+T -
Поделиться:

Одна девочка в дачном поселке очень хотела собаку, но собаки у нее не было. Тогда она придумала вот что: наловила ос и привязала их на ниточки за талию (у ос есть тонкое место между головогрудью и брюшком, откуда и пошло выражение «осиная талия»). С этими осами на ниточках девочка отправилась гулять по поселку, пугая других детей.

Оказалось, что у ос, в сравнении с собакой, есть преимущества и недостатки. Недостаток в том, что осы при таком обращении очень быстро дохнут. Преимущество в том, что их легко заменить другими осами, благо они все похожи и к ним непросто привязаться душой. И, подобно собаке, осы больно кусаются.

Кроме того, по мнению взрослых, у проекта был один главный недостаток: оса никогда не заменит собаку, потому что у собаки есть какие-то эмоции и даже мысли, а оса — просто бездушная машина, движимая инстинктами. Оса ничего не чувствует, ничему не учится, ее невозможно приручить. Никогда, никогда оса не сможет дать вам лапу и поиграть с вами в мяч...

Именно это расхожее мнение и опровергают недавние исследования зоологов.

Ларс Читтка из лондонского университета Квин Мэри мучил шмелей сложными задачками. Он брал искусственный цветок и наливал в него сладкую воду, а чтобы шмель не мог добраться до воды, прятал всю конструкцию под низкий пластиковый столик. Вытащить цветок наружу и полакомиться нектаром можно было единственным способом: потянув за привязанную к «цветку» нить.

Фото: Olli Loukola
Фото: Olli Loukola

Ясно, что любой наш читатель (даже и из тех, кто не дочитал до этого абзаца, а бросился писать комментарий в соцсетях немедленно после прочтения заголовка) легко справится с подобной задачей. Но шмелям, конечно, пришлось тяжелее. Из сотни насекомых потянуть за нить догадались только двое.

С таким интеллектом цивилизацию не построишь, скажете вы. Но погодите, давайте поставим еще пару опытов. В следующем опыте шмелям сперва давали познакомиться с цветком и лишь затем постепенно задвигали его под столик. И тут уже половина шмелей сообразили, что надо просто вытащить эту штуку обратно и спокойно поесть! Таким образом, Ларсу Читтке удалось научить шмелей новым для них навыкам, и это уже очень плохо вписывается в заскорузлые представления о насекомых как жестко запрограммированных машинах. Но дальше ученым стало совсем уж не по себе: шмели начали сами учить друг друга!

Опытный шмель вытаскивал за нитку цветок на глазах у других насекомых. И уж после этого шмелиного урока не жалких 2%, а две трети животных справлялись с предложенной задачей.

Если вы еще не поняли, к чему мы клоним, то именно так и работает человеческая культура. Вряд ли каждый из нас способен сам изобрести колесо или сделать каменный топор (даже 2%, я думаю, не осилят). Но каждый человек способен научиться пользоваться колесом, топором и айфоном, глядя на то, как это делают другие. Ну так вот, и шмели тоже это могут.

Значит, они смогут и построить цивилизацию не хуже нашей. Вместе со шмелями мы покорим Вселенную... но дайте же досказать историю.

Статья Читтки и его коллег появилась в печати осенью минувшего года, и ученые были бы чудаками, если бы не продолжили зондировать интеллектуальный потенциал своих подопечных. Все же фокус с вытягиванием еды за нитку был простоват для настоящего мыслящего существа. Нитку даже нельзя считать в полном смысле орудием труда: она намертво приделана к приманке и не оставляет никакого выбора. В следующей задаче все было куда серьезнее: чтобы получить еду, шмель должен был прикатить шар в центр платформы.

Посмотрите, как ловко членистоногая тварь справляется с задачей.

Ничего подобного шмелю в дикой природе проделывать уж точно не приходится. Кроме того, связь между катанием шара и сладким сиропом столь же неочевидна, как между активностью футболиста на поле и приобретением этим футболистом виллы на Лазурном берегу. Тем не менее шмели легко схватывали общую идею, особенно после того, как им давали понаблюдать за деятельностью своих более опытных сородичей.

Но вот что самое любопытное: в ролике вы можете видеть, что у шмелей был не один шар, а целых три. Два из них, увы, были намертво приклеены к подложке, и лишь один мог свободно кататься. Шмель-преподаватель (за которым наблюдали другие шмели) приближался именно со стороны этого свободного шара. А вот шмелям-ученикам позволяли приступать к задаче с двух других направлений.

Что бы в таком случае сделал наш читатель? Конечно, попробовал бы покатить тот шар, который ближе. Лишь убедившись, что шар не движется, уважаемый читатель переполз бы к более дальнему шару. Но мы-то с вами люди, а от безмозглого насекомого ученые ждали другого: оно должно было в точности подражать примеру сородичей и сразу двигать именно тот шар (дальний и неудобный), который привел к успеху его предшественника.

...И ничего подобного. Шмели пытались двигать ближний к ним шар! Это выглядит как забавная простительная ошибка, но за ней кроется пропасть: шмель не просто повторял то, что увидел, но старался оптимизировать алгоритм. Он систематизировал данные наблюдений («все шары вроде бы одинаковые, один из них точно работает») и использовал логику, чтобы выполнить задачу не так же, а ЛУЧШЕ, чем его предшественники.

Вот теперь у вас есть все данные, нужные для того, чтобы обдумать перспективы разумной цивилизации у шмелей. А у исследователей — все результаты, необходимые для публикации в престижнейшем журнале Science.

Научно-популярные заметки о том, насколько умны и талантливы разные животные (собаки, вороны, крысы, круглые черви и т. п.), вываливаются в ноосферу еженедельно, и у нас есть масса поводов восхищаться этим зверьем по принципу: «Да оно немногим глупее меня!» Увы, для ученого любой ход рассуждений, опирающийся на аксиому «я самое умное существо во Вселенной», неприемлем. Восхищаться вороной за то, что она делает что-то почти как человек, — все равно что хвалить иглокожих за их сходство с асцидиями.

Идея всех научных работ, доказывающих наличие продвинутых когнитивных (или даже культурных) черт у разных животных, совсем другая. Более того, она прямо противоположная. Олли Лукола и Ларс Читтка вовсе не спешат объявить, что шмели — соседняя с нами вершина эволюции и вот-вот примутся за покорение космоса и сочинение «Илиады». Наоборот, они говорят, что сама эта «культура», которой мы так гордимся, возможно, устроена куда проще, чем нам — погрязшим в самолюбовании и самообольщении — кажется.

Пару лет назад мы в нашей рубрике уже высказывали свое изумление тем фактом, что у членистоногих, как и у людей, избыток серотонина вызывает тревожность, а человеческое лекарство элениум эту тревожность снимает. Теперь мы увидели, как глупое насекомое — даже не пчела с ее социальными институтами, а неуклюжий бедолага-шмелик — способно учиться новому, передавать знания и совершенствовать приобретенные навыки на основе логики точь-в-точь так, как это делают люди. Заметьте для себя, что общий предок членистоногих и человека был созданием столь примитивным, что его и животным-то трудно назвать без некоторых оговорок (и в любом случае титул «червяк» для него большой комплимент). И тем не менее, видимо, уже в жалких нервных клетках этого недочервяка было что-то, предопределившее способность к будущим свершениям. Будь то полет на Луну, обучение игре в футбол ради материального стимула или умение подавать лапу и приносить палку.

Между нами, атеистами, говоря, это сильный аргумент в пользу того, что жизнь на Земле с самого начала если и не имела целью породить разумных существ, то по меньшей мере была обречена на это самим своим устройством, каким-то простым, лежащим в ее основе фокусом. Этот-то фокус и надеются со временем разгадать биологи, мучающие шмелей сложными задачками.

А пока тайна не разгадана, каждый из нас может с наступлением теплых весенних деньков поймать шмеля и использовать наработки лондонских зоологов, чтобы научить своего нового друга навыкам домашнего питомца*. Когда все друзья отвернутся и предадут вас, ваш шмель останется для вас единственной опорой и утешением. Уж на измену и коварство-то он точно не способен?

Впрочем, это неизвестно: опыты ученых продолжаются.

* Примечание: Отметим все же, что та девочка потом все-таки завела собаку, даже двух. С собаками как-то проще.

Читайте также

Комментировать Всего 7 комментариев

Шмелей дрессировать не приходилось никогда, а вот ос обучала с детства и посейчас - и гнездовых и одиночных. Обучаются прекрасно. Различают людей. Различают цвета и формы. Приручаются (не трогают знакомого человека, спокойно ползают по рукам и лицу). За лето умнеют кардинально. Поразительно, но даже кажется (все-таки утверждать не берусь, потому что никогда их не метила) перезимовав (единицы умудряются, особенно в теплые зимы), помнят топографию квартиры и летят туда, где в прошлом сезоне была еда...

Зимовать могут самки, а рабочая оса может стать самкой, если вдруг останется в одиночестве. В начале лета она, возможно, еще будет помнить, что было год назад. Хотя надо бы спросить у умных энтомологов.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Я так понимаю, что в щелях по-над окнами хрущевки живут одиночные осы. Они очень забавные когда только появляются (июль) - тупые как пробки, постоянно куда-то падают и прилипают, я их вечно отмываю в блюдцах, а потом сушу на цветах. Постепенно к концу лета они умнеют, запоминают где что, если я банку со вкусным переставляю, или не открываю вовремя форточку, нервничают и злятся. Некоторых даже в руки брать можно - они спокойно это переносят. Однажды одна оса прилетала каждое утро до начала ноября! А еще однажды (давно) они жрали докторскую колбасу с бутерброда, откусывая по кусочку и унося ее куда-то (недалеко). Причем бутерброд (и меня) нашла одна и довольно быстро привела остальных, в какой-то момент это был практически воздушный конвейер, и было прямо видно, что у каждой розовый кусочек в зубах (?;)) Я наверное с час сидела на скамейке как завороженная...:))

Эту реплику поддерживают: Алексей Алексенко

Да, надо бы к шмелям присмореться повнимательнее: а вдруг Господь создал этот мир как раз для них?

Между нами, атеистами, говоря, это сильный аргумент в пользу того, что жизнь на Земле с самого начала если и не имела целью породить разумных существ, то по меньшей мере была обречена на это самим сво

"Между нами, атеистами, говоря, это сильный аргумент в пользу того, что жизнь на Земле с самого начала если и не имела целью породить разумных существ, то по меньшей мере была обречена на это самим своим устройством, каким-то простым, лежащим в ее основе фокусом."

Аргумент откровенно не атеистический ;) 

Ну так потому и между нами. Надо спрева договориться, какое выражение придаём лицу.

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Юрий Яковлев Мой верный шмель. Была такая любимая книжка в детстве

Эту реплику поддерживают: Алексей Алексенко

 

Новости наших партнеров