Мнения

Николай Молчанов: «Синий кит» и конфеты с лезвиями. Как живут и распространяются городские легенды

Кандидат психологических наук Николай Молчанов — о том, почему игра «Синий кит» стала мемом и что делает его таким жизнеспособным

Участники дискуссии: Катерина Мурашова
 Фото: Tim Clayton/GettyImages
Фото: Tim Clayton/GettyImages
+T -
Поделиться:

Страшилки, которые меняют наше поведение

Вы замечали, что знакомые наших друзей часто живут более интересной жизнью, чем сами друзья? Большинство наиболее сногсшибательных историй, которые мы знаем, происходили именно с ними — с кем-то, кого знает наш друг. Или о ком ему рассказали.

У меня, наверное, недостаточно информации из первых рук, чтобы анализировать реальную ситуацию с игрой «Синий кит», заявленной целью которой якобы является доведение детей до самоубийства. Но могу осторожно заметить, что цифра 100-300 погибших детей, фигурирующая в разных источниках, кажется подозрительно высокой, так как, будучи достоверной, эта ситуация привлекла бы самое активное внимание даже первых лиц государства.

Но ее активно обсуждают в интернете и школах. Потому что она интересна и вызывает любопытство. Я далек от мысли, что «Синий кит» — это очередная городская легенда, однако эта игра обладает очень схожими чертами с некоторыми историями–страшилками, которые пронесли свою популярность через десятилетия.

Начиная с середины 1960-х годов в США стали циркулировать слухи о садистах, которые перед Хэллоуином прячут лезвия бритв в конфеты и сладости, предназначенные для раздачи детям. На следующие десять лет такие слухи стали своего рода традицией Хэллоуина: родители проверяли сладости, которые дети приносили домой, госпитали на добровольной основе просвечивали сумки с конфетами на рентгене. Спустя четверть века опрос ABC показал, что более 60 процентов родителей продолжают считать, что их ребенок может стать потенциальной жертвой хэллоуинских злоумышленников.

В 1985 году выяснилось, что вся эта история — миф. Два социолога, Джоэль Бест (Joel Best) и Джераль Хориучи (Gerald Хориучи) изучили все инциденты, произошедшие в Хэллоуин, начиная с 1958 года. Они не нашли ни одного случая, когда бы детям был причинен вред при помощи «заминированных» сладостей. Другими словами, история существовала на протяжении 30 лет, повлияла на поведение миллионов родителей и даже изменила законодательство: два штата, Калифорния и Нью Джерси, приняли законы о специальных наказаниях для «отравителей конфет». И все произошло в прямом смысле на пустом месте. Но это не повлияло на распространение легенды, ей уже более полувека и она продолжает жить.

Возможно, вы также слышали страшилку про кражу почки – когда человеку подмешивают снотворное в коктейль и он приходит в себя в ванне, наполненной льдом, рядом с которой лежит телефон с номером спасательной службы. Впервые я услышал эту историю еще в 1990-х от своих сокурсников. И да, ее тоже подавали как случившуюся со знакомым знакомого. Интересно, что это даже не российская, а американская легенда. Она существует в десятках версий, но, как правило, всегда присутствуют общие детали: отравленный напиток, ванна, наполненная льдом, и звонок в службу спасения.

Почему распространяются городские легенды?

Лезвие бритвы в конфете, пробуждение в ванне со льдом рождают такие образы, которые не потускнеют в голове еще долгие годы. Городские легенды — это по сути мемы. Они прилипчивы: мы понимаем их, запоминаем и можем пересказать сами. И если мы верим в их правдивость, то они изменят наше поведение в будущем.

Только прилипчивая идея способна распространяться со скоростью лесного пожара. Благодаря интернету мы получили возможность анализировать распространение идей. Давайте посмотрим историю показов по фразе «синий кит» в поисковой системе «Яндекс» начиная с марта 2015 года и до конца февраля 2017.

Инфографика: Илья Углев
Инфографика: Илья Углев

Очень любопытно, что число интересующихся синими китами в России всегда оставалось более-менее постоянным — около 20 тысяч запросов в месяц — пока не произошел резкий всплеск интереса. Аналогичную картинку дает и график динамики популярности запроса «синий кит» в Google Trends. Итак, что-то в конце января — начале февраля 2017 года послужило толчком к распространению темы, а ее прилипчивость позволила моментально разнести новость по интернету.

В первые две недели января по запросу «синий кит» первые страницы выдачи касались вполне нейтральной информации о китах или местах с таким названием. Но уже к концу месяца начинают появляться отдельные новости и видеоролики об игре «Синий кит». Заметки публикуются в основном в региональных изданиях, а их основой служит информация из стран Средней Азии — Киргизии и Казахстана. Количество публикаций растет, охватывает все новые регионы и, начиная со второй недели февраля, добирается до федеральных СМИ. Начинается бум. Возможно, он вызван новостями на mail.ru или материалoм «Комсомольской Правды» от 11 февраля.

Скорость распространения подтверждает «прилипчивость» «Синего кита». По сути, эта история обладает всеми признаками, чтобы сохраниться в течении десятилетий. Подобного рода мемы — мечта для многих компаний, желающих, чтобы так же запомнили их самих или их продукты. Есть тысяча способов рассказать что-то про вещь и из них только один — по-настоящему запоминающийся. Бизнес, как правило, выбирает оставшиеся 999 вариантов и говорит абстрактные слова — что-то о качестве продукции и внимании к клиентам. Дэн и Чип Хиз в своей книге «Made to stick: why some Ideas survive and others die» («Прилипчивые: почему некоторые идеи выживают, в то время как остальные умирают») рассказывают про 6 основных принципов создания «прилипчивых идей» и все они справедливы для «Синего кита»:

  1. Простота. Идеально, когда все аспекты идеи можно раскрыть одним предложением. Идея игры «Синий кит» тоже проста: таинственные незнакомцы через социальные сети доводят детей до самоубийства.
  2. Любопытство. Для «Синего кита» любопытство — базовый механизм распространения. Особенно в среде подростков: с одной стороны страшно, с другой — очень интересно узнать, что же на самом деле случится, если ты напишешь кодовое слово. Дополнительной приманкой служит загадочность организаторов и непонимание их мотивов.
  3. Конкретика. Прилипчивые идеи полны конкретных образов и сенсорной информации. В «Синем ките», например, время 04.20 и задания вроде «резать себя ножом».
  4. Доверие. Зачастую оно формируется вовсе не за счет цифр. Людям важна не статистика, а внутренняя уверенность. Так для родителей возможным источником доверия к реальности истории может стать тот факт, что игра «Синий кит» распространяется в социальных сетях. А по широкому убеждению, когда дети сидят в соцсетях — это плохо. Таким образом, новая информация служит подкреплением уже существующему убеждению и начинает вызывать доверие.
  5. Эмоции. Люди будут интересоваться идеями, если мы заставим их почувствовать что-то. Излишне говорить, что забота о детях — одна из наиболее эмоционально волнующих тем для человека.
  6. История. Преподносится не россыпь фактов, а связный рассказ. История работает как симулятор воображения.

Так что можно предположить, что игра «Синий кит», превратившись в городскую легенду (и независимо от того, насколько истории про нее правдивы), еще долго будет жить и влиять на поведение людей.

Поделитесь своим мнением
Теги: мнения
Комментировать Всего 1 комментарий

Еще зараженные сифилисом стаканы в автоматах с газировкой (разновидность шпиономании) и легенда о потерянной иголке, которая может по сосудам дойти до сердца и убить.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов, Елена Пальмер