Катерина Мурашова /

Реал и его обитатели

Почему современные дети не хотят играть во дворе, предпочитая виртуальное общение

Фото: Kevin Horan/GettyImages
Фото: Kevin Horan/GettyImages
+T -
Поделиться:

Обычная, совершенно не экстравагантная семья: мама, папа и мальчик Вадик десяти лет. Обычные жалобы: не слышит, не слушает, не слушается, книг не читает, смотрит мультфильмы, идиотских видеоблогеров, ролики в интернете. Мама, патетически:

— Он вообще не живет в реальном мире! Даже со своим единственным приятелем больше общается через интернет или уж по телефону! Мы этого приятеля недавно специально в гости к нам позвали, я с его мамой договорилась, папа его к парадной подвез — целая операция. Так в результате они, мне кажется, просто не знали, что им делать! Захожу через час, а они оба сидят рядком на диване в своих смартфонах и только иногда друг другу экранчики размером с ладошку показывают!

Папа, в унисон маме, возмущенно:

— А и откуда им знать, что делать?! Мы во дворах часами играли. Бегали, лазали, дрались, смотрели на мир, друг на друга, изучали что-то, строили отношения, экспериментировали! Да, эти эксперименты бывали и злыми, и драматичными, и иногда опасными, но они реально обучали нас правилам этого мира!

— Гм, — хмыкаю я. — Так почему же ваш Вадик не бегает во дворе? Выпустите его туда, и все дела.

— Э-э-э… — несколько сбавили пафос родители. — Так во дворе сейчас, кажется, и нет никого. С кем ему бегать? Они все где-то…

— Может, их всех родители не пускают? Ну пусть тогда после школы бегает, играет, вот мы, помню, как раз лет в десять порой по три-четыре часа домой из школы с приятелями шли…

— Так у нас гимназия довольно далеко, 20 минут на машине, его отец отвозит, а я или бабушка забираем.

— И во всем этом интернет виноват? — подмигнула я.

И вспомнила, как недавно приходила ко мне семья, в которой родители как раз-таки готовы были выпустить своего ребенка во двор (безопасный закрытый двор имелся в наличии), на каковое озвученное предложение ребенок девяти лет взглянул исподлобья и мрачно, я бы даже сказала апокалиптически, изрек:

— И что мне там делать? Двор — пустынный, качели — опасные, и вороны каркают…

Такое вот видение вожделенного родителями реального мира.

— Но мы же умели жить в настоящем, здесь и сейчас… — почти жалобно сказал отец Вадика, и это его высказывание навело меня на мысль об очередном эксперименте.

Участвовали в эксперименте только мотивированные взрослые, поэтому с организацией никаких проблем не было. 48 человек, 20 мужчин и 28 женщин, 39 человек с высшим образованием (у 15 образование педагогическое или психологическое, еще у семерых — медицинское), у девятерых образование среднее специальное. Все участники эксперимента — родители детей разного возраста, их собственный возраст — от 27 до 49 лет.

Начальная беседа о том, что такое «здесь и сейчас». Я сейчас вижу, слышу, чувствую, переживаю, обдумываю мир, который вокруг меня в данный конкретный момент. Могу быть в прошлом — вспоминаю то, что прошло, оцениваю, анализирую полученный опыт, переживаю по этому поводу, радуюсь, расстраиваюсь, корю себя, что сделал что-то не так, ностальгирую и т. д. Могу быть в будущем рассудочно — строю планы, фантазирую, прикидываю, как пойдут дела, оцениваю, что нужно сделать для достижения потребного для меня результата. Могу быть в будущем чувственно — переживаю, как все пойдет, сложится ли то или иное, опасаюсь, надеюсь и т. д.

Все входящие в эксперимент сходятся на ценности переживаний «здесь и сейчас» (ведь будущего еще нет, а прошлого уже нет), все согласны в том, что именно жизнь «здесь и сейчас» — идет снег, пахнет трава, восходит солнце, смеется ребенок, блестят глаза любимого человека — имеет некую особую важность (в характеристики этой «особости» мы не углублялись) для становления личности, для ее развития. У взрослеющих детей обязательно должны быть такие переживания, и чем больше, тем лучше — с этим никто не спорил, наоборот, яро соглашались. Детство — время непосредственного переживания жизни, время «здесь и сейчас», пусть юноши и зрелые люди строят планы, а старики грезят о прошлом.

Дальше сам эксперимент. Всего три дня (обязательно вразбивку — например, понедельник, четверг и следующее воскресенье, один из трех дней непременно выходной) мои подопытные должны были любым способом ловить все свои переживания «здесь и сейчас» (например, некоторые нажимали какие-то кнопки на своих гаджетах, кто-то ставил черточки на листочке, а один веселый мужик рисовал плюсики прямо у себя на запястье), а потом по возможности пытаться не анализировать даже, а просто записывать, что именно и сколько приблизительно по времени это было (пример записей: «минуту любовался из окна закатом, правда думал при этом о работе — не знаю, считается или нет», «гладила кошку, приблизительно две минуты, очень приятно, но одновременно прикидывала, что приготовить на ужин. Наверное, это не то?», «занимались сексом — не знаю, сколько времени. Но меньше, чем хотелось, увы, он быстро заснул, дальше у меня уже не “здесь и сейчас” — однозначно»).

Семья Вадика, конечно, тоже участвовала в эксперименте (мужчина подал мне идею, я не могла их упустить).

Все участники благодарили меня за идею и участие в эксперименте.  Сказали, что очень много всего про себя поняли, узнали, сделали выводы, готовы немедленно изменить, загладить, искупить и т. д. Очень (тревожно) интересовались, как у других. Я ничего не скрывала. И от вас не скрою.

Семья Вадика в основном (по совокупному времени) находилась «здесь и сейчас»: мама — просматривая соцсети, папа — смотря телевизор (спортивные программы) и играя в танки.

Практически у всех остальных — то же самое. Интернетное и телевизионное «здесь и сейчас» легко бьет все закаты, восходы, падающие листья, смеющихся реальных детей и т. д. Это-то ладно, оно прогнозируемо вполне. Но оно уверенно бьет и реальное общение — с друзьями, с супругами, с детьми, с родителями, которое у нашего «доинтернетного» поколения и составляло львиную долю этого самого «здесь и сейчас» (хотя, конечно, мы часто говорили о прошлом и будущем, но как это посчитать, я просто не знаю).

Пятеро женщин принесли романтические записи про преимущественное наслаждение классической музыкой и книгами. Даже не знаю, поверила я им или нет. Но все равно совокупное время этих зафиксированных ими наслаждений около часа в день. Еще одна женщина рассказала про чувственное посещение парикмахерских и косметолога. Ей почему-то поверила. Было очень яркое описание визита к зубному врачу у одного мужчины — ему поверила безоговорочно («рад бы быть не “здесь и сейчас”, но ни фига не получилось»).

Приблизительный вывод. «Здесь и сейчас» всем нужно. Без этого тяжко, проваливаешься в какую-то пространственно-временную дыру, ощущение — «не живу». Основное (чисто по времени) «здесь и сейчас» у нынешних образованных взрослых — это телевизор, радио, инет, компьютерные игры. Дети — имитаторы. У них все так же, в результате «двор — пустынный, качели — опасные…»

Что делать? Если вдруг хочется что-то изменить — самим учиться и вести детей за собой в кильватере. Если все вокруг как сумасшедшие наслаждаются цветущей сакурой, дети этого не избегнут.

В заключение отрывок стихотворения подростка из одной из моих «подопытных» семей, перепев «пустынного двора» (то есть тот мальчик чувствует вовсе не эксклюзивно).

Стихотворение называется «Выхода нет» и имеет эпиграфом строчку «Выхожу один я на дорогу».

«Я впадаю в мир, как в ересь,
Отрешившись от ГуглА,
Можно верить иль не верить
И стрелять из-за угла.
Посреди его просторов
Я стою совсем один,
Только слышно шум моторов
Пролетающих машин…»

Спорно, понимаю. На истину в последней инстанции, разумеется, не претендую. Предлагаю поговорить.

Комментировать Всего 8 комментариев

Прямо здесь и сейчас (ну если честно, то час назад), младший, уже в пижаме, вертит в руках ракушку и задумчиво вопрошает: "То есть, это создала природа? Как она додумалась так сделать? А что входит в природу? И мы - природа?! А если убрать все домЫ, дороги и электричество, останется только природа?"

И это счастье. Здесь и сейчас.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Надежда Рогожина

А ракушка сухопутная? Или у вас там когда-то море было? Почему-то вспомнилось, как в Муйнаке стояла на дне Аральского моря и смотрела не на остовы этих ржавеющих кораблей, а именно на толстый слой ракушек под ногами... И думала, естественно: природа или человек? Естественные колебания уровня или разобранные на хлопоководство Сырдарья с Амударьей?

Эту реплику поддерживают: Алия Гайса

Ракушку привез старший с моря. Черного. Море тут... :-) может и было, но очень давно. Точно задолго до казахов :-)

Ну Вы бы оценили вчерашнюю беседу сынов в пижамах о влиянии человека на природу. И о невозможности убрать "домЫ, дороги и электричество".

Относительно Арала разные мнения, кто-то показывает древние карты и говорит: "И где же же он?", кто-то кричит о безжалостности человека к природе. Думаю, тут и то, и другое. Но Арал от нас неблизко. Мы вообще от всех морей далеко находимся.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Меня поразили рассказы муйнакских жителей. Я как-то представляла себе это постепенно, эволюционно. А это не так. Они родились - улица упиралась в море. И однажды... они говорят: море уходило так быстро - мы бежали следом... Теперь до моря - 120 км!  Это очень странно и нмв больше говорит о том, насколько мир еще для нас таинственен, чем все отвлеченные беседы наших снобских физиков вместе взятые. Вот эта картинка: растерянные дети-каракалпаки, бегущие вслед за навсегда уходящим от них морем и умирающие ракушки на его обнажившемся дне...

Эту реплику поддерживают: Алия Гайса

Каждый раз когда происходит запуск с Байконура, через пару-тройку дней меняется погода. Дует странный ветер. Болит голова. Мой прадед говорил: "Все небо продырявили". Ну... а как... если звезды - там?

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

"Если вдруг хочется что-то изменить — самим учиться и вести детей за собой в кильватере."

А что делать если ребенок наоборот не хочет перенимать образ жизни родителей? Ни я, ни муж никогда не играли в видеоигры (мне кажется, что у нас даже не развиты те центры, которые отвечают за удовольствие от видеоигр). Телевизора у нас дома нет и социальными сетями мы не пользуемся. Не по какой-то жестой идеологической причине, а потому что у нас нет времени и жизнь и без того насыщена. А вот старший сын просто с ума нас сводит своим желанием играть в видеоигры. Готов сидеть за играми целыми днями, если его не ограничить.

Анна, конечно, не "перенимать образ жизни", зачем это, ведь ваш сын - отдельный человек. Вполне может быть, что ваш образ жизни ему совершенно не подходит.  Но то, как Вы переживаете "здесь и сейчас" - он с самого начала переживал с вами? Вы ему рассказывали, показывали, брали с собой в эти переживания?

Да, Вы правы, может быть проблема в недостатке общения. Первые лет десять иммиграции я работала почти без выходных и ребенок был в садике и школе. Но ведь и там их не приучают к компьютеру. А вот в выходные я старалась, и до сих пор стараюсь находить общие радости в реальной жизни. Бассейн, спортзал по скалолазанию, совместные отпуски на море, зоопарк, приглашение к друзьям и так далее. Все это есть. И ему это нравится, особенно отпуск на море и общение с друзьями. Но беспокоит то, что всегда его самое первое желание, это прибавить времени на копьютерные игры. Может есть копмпьютерная зависимость как нарушение развития у предрасположенных детей? Мне и сын указывает, что многих его друзей родители не ограничивают. Но ведь эти дети и не готовы играть ночь напролет как он.