Собеседник на час

О доверии в отношениях, скрытых и открытых манипуляциях, чувстве вины и долга — в рассказе писателя Александра Снегирева. Мы продолжаем спецпроект со страховой компанией «Согласие», которая вместе с режиссером Валерией Гай Германикой запустила сериал про доверие в социальных сетях

+T -
Поделиться:
Фото: Pacific Press/GettyImages
Фото: Pacific Press/GettyImages

Когда девушка, которой ты домогался, сидит напротив без косметики и говорит о раке, поневоле становишься человечнее.

Сколько мы не виделись?

Она задаст этот вопрос позже. Сколько? Года три?

Я кивнул, хотя на самом деле мы не виделись четыре года и пять месяцев.

Час, который нам удалось выкроить для встречи, обошелся без тягостных пауз: моей собеседнице было что рассказать.

Когда ее матери поставили диагноз, старший брат запаниковал, а отец сразу постарел. Оба мужчины, каждый по-своему, опустили руки.

Не успел я подумать, что и сам бы на их месте впал в уныние, как она пустилась в воспоминания.

Сначала врачи расходились во мнениях, потом наконец сошлись, но обнадеживать не стали. Зато посоветовали заграничную клинику. Сами оперировать не решились.

Она наодалживала денег, перевезла семью на дачу и срочно сдала квартиру. Даже сбор средств организовала.

Операцию откладывать было уже нельзя. На заграницу денег не хватало. К счастью, вдруг удалось найти решительного хирурга на месте

Я мысленно встрепенулся. В этом деле я принимал участие: устроил заметку с просьбой помочь на одном популярном сайте. Не знаю, много ли перевели пожилой даме со сложной онкологией незнакомые доброжелатели, но главное ведь участие.

Активность принесла плоды — сумму собрали. Но не всю. А операцию откладывать было уже нельзя. На заграницу денег не хватало. К счастью, вдруг удалось найти решительного хирурга на месте. Даже в бесплатной клинике. И он прооперировал. Далеко не бесплатно, зато успешно.

На лучевую и химию повезли-таки за границу. Тамошние доктора свои расценки оправдали: терапия принесла результаты. Впрочем, может, и наша бы принесла. Теперь не проверишь. Да и не важно.

Вопреки статистике и пессимистическим прогнозам, здоровье матери восстанавливалось. Обритая перед трепанацией голова быстро обросла седым ежиком.

На фоне этих героических проявлений женской воли мужчины продолжали сдавать позиции. Лысый и красивый ухажер моей самоотверженной собеседницы дал деру. Гормональный парняга, страстный любовник, оказался совершенно нестоек перед свалившимися перипетиями. Сначала он отлынивал, ссылаясь на нервность, потом стал ныть, что на фоне болезни тещи про него совсем забыли, а у него тоже, между прочим, чувства и потребности. Вдобавок он стал клянчить деньги на алименты: его бывшая, воспитывающая в одиночку двоих, общих с ним, сыновей, грозила судом.

Столкнувшись с такими тяготами, лысый мачо просто сбежал. Переехал к родителям и перестал отвечать на звонки.

Особенные девушки всегда западают на чмошников

Дезертирство лысого имело, помимо прочего, одну интересную деталь. Собеседница моя — особа редкая еще и чисто физиологически. Наличие одного необычного гена вынуждает ее проверять на его присутствие своих возлюбленных. Точнее, тех, с кем она планирует детей. Потому что, если у мужика такой же ген, то ребенок не жилец. Роковой ген у лысого отсутствовал, он был первым, с кем она все расписала надолго. Чуть ли не имена малышам придумала. Потеряв мужика, она потеряла еще и наклевывающуюся беременность.

Поведение этого человека меня заинтересовало, и я расспросил о нем поподробнее.

Он художник.

Я спросил, хороший ли?

Спросить спросил, а ответа не помню. Полагаю, что не слишком хорош. Особенные девушки всегда западают на чмошников.

Тем временем матери снова потребовался заграничный доктор. Ее состояние резко ухудшилось, неделю пришлось провести с ней в больнице, выносить горшок и потакать любому капризу. Можно было бы положиться на медсестер, но нельзя же доверить мамочку чужим.

Не успев рассчитаться с предыдущими займами, она набрала новых. Вложения себя оправдали: мать поставили на ноги. У неотлучно находившейся рядом дочери появилось свободное время. Результатом стал пляжный роман, который она себе позволила в свободные дни.

Почуяв неладное, мать отнеслась ревниво, утроила жалобы на самочувствие и взялась выдумывать немыслимые просьбы. Интрижку пришлось свернуть, да и все равно близился отъезд.

С тех пор прошло несколько месяцев. Анализы у матери хорошие. Ей так понравилось быть центром внимания, что она чуть что звонит дочери. Отец, умудрившийся постареть в самом начале этой истории, чувствует себя комфортно и молодеть обратно не собирается. Да и зачем, если что — дочь всегда под рукой. Старший брат вообще не при делах, он человек хрупкий, ему вредно волноваться.

Я смотрел на нее, слушал и думал, что человечность человечностью, а мне тоже хочется ее использовать

Выходило, что сидевшая напротив меня служила для всех этих людей живым искушением. Совершая, с одной стороны, добрые, правильные, самоотверженные поступки, она невольно подталкивала брата к еще большей апатии, отца — к старческому инфантилизму, мать — к эгоистической капризности, а любовника — к трусости. Своей волей и желанием помочь она пробудила в них худшие черты. Я смотрел на нее, слушал и думал, что человечность человечностью, а мне тоже хочется ее использовать. Хорошенькая голубоглазая блондинка с соблазнительной фигурой. Вовремя вспомнив, что я порядочный человек, я решительно отринул посетившие меня мысли.

Час истек, ей пора было везти мать к парикмахеру. Таксистов та недолюбливает.

Я попросил счет и, получив его, отметил, что он больше, чем ожидалось.

Тут для поучительного завершающего закрута можно было бы сказать, что, не имея достаточной суммы, я вынужден был одолжиться у собеседницы. По крайней мере, предложить ей заплатить за себя.

А что если бы мне не хватило и на собственный заказ тоже? Пришлось бы ей раскошелиться, в очередной раз подтвердив, что она создана для того, чтобы выручать всех из беды, принося себя в жертву.

И совсем уж круто было бы вынудить ее оплатить счет, а затем переспать с ней, стрельнув напоследок деньжат. Посулить финансовую поддержку, воспользоваться ее телом и обмануть. Поднять до предела показатель человеческих слабостей, которые она провоцирует. Принести себя в жертву литературной концепции. И девушку, и свое честное имя, конечно, ужасно жаль, но ради красоты истории… Вот уж ядреный бы получился финал. Прекрасная мученица в окружении негодяев.

Однако ничего подобного не случилось. А если бы и случилось, то я бы вам об этом не рассказал. Денег при мне было достаточно, а профессиональная фантазия на тему сюжета быстро сменилась размышлениями о доверии. Возможен ли такой разговор без него? Возможен ли вообще какой-либо разговор, если между собеседниками нет доверия? Не обмен светскими репликами, не каскады хвастовства, которые ошибочно принимают за человеческое общение. Простой, обычный разговор, когда делишься самым главным. Доверие — это не секретничание, не тайная исповедь. Доверие — это готовность рассказать о себе всем, раздать себя без остатка. За такую мысль любой счет оплатить не жалко.

Написав эти строки, я показал их моей тогдашней рассказчице. Она усмехнулась, мол, со стороны ее жизнь кажется на редкость дурацкой. И спросила, ужасно ли выглядела в тот день?

Я, как мог, разубедил ее. Ничего дурацкого в ее силе воли нет, а выглядела она волнующе. Как и все настоящие герои.

И еще одну вещь забыл. Недавно к ней заезжала мамочка ее лысого экса. Забрала его вещи. Сам он не решился.

Читайте также

 

Новости наших партнеров