Саша Щипин /

«Твин Пикс» в деталях. Эпизод 6: Декорации идеального детства

Хотя Дэвид Линч и заявил, что третий сезон «Твин Пикс» — не сериал, а один длинный фильм, у каждого эпизода есть свой характер, свое настроение и даже своя тема. Каждую неделю «Сноб» разбирает новую серию культового сериала — если, конечно, вам недостаточно определения, которое дал вернувшийся к нам агент Розенфилд: «Нелепая тайна странных сил бытия». В шестой серии, судя по всему, речь идет о детстве и взрослении. Внимание! Очень много сполейров

Кадр из сериала «Твин Пикс»
Кадр из сериала «Твин Пикс»
+T -
Поделиться:

Даги Джонс, чье место занял агент Купер, не случайно носит детское имя — на взрослого и солидного Дугласа, страхового агента и отца семейства, он действительно никак не похож. Джонс выглядит как большой ребенок: не может сам найти туалет, с трудом понимает окружающих, повторяя за ними слова, ходит в разноцветных пиджаках на вырост. В начале эпизода полицейские отвозят его домой, словно потерявшегося мальчишку, причем Даги приходит в восхищение от значка на форме одного из спасителей, вспоминая, наверное, что-то из событий двадцатипятилетней давности — возможно, шерифа Трумэна.

Дома его ждет встревоженная жена со странным именем Джейни-И (Janey-E), что напоминает одновременно робота WALL-E (может, она не совсем человек?) и Джейн Эйр — в готическом романе Шарлотты Бронте тоже фигурировала Красная комната, а мистер Рочестер лишился левой руки, так что героиня Наоми Уоттс вполне может оказаться всего лишь служанкой, приставленной к Джонсу. В любом случае, пока она напоминает не жену, а мать: сделав большому и голодному ребенку бутерброд, Джейни интересуется его домашним заданием — на столе громоздятся папки с делами, — а потом, увидев присланную шантажистами фотографию Даги с проституткой, сурово его отчитывает. Вся эта мизансцена, начиная от требования спуститься из детской вниз для серьезного разговора, напоминает не столько скандал ревнивой жены, сколько воспитательную работу с нашкодившим подростком. И когда по красивому желтому телефону звонят бандиты, которым Джонс задолжал деньги, Джейни-И берет на себя все дальнейшие переговоры, назначая им встречу в парке, на углу аллей Гвиневры и Мерлина. Сами бандиты, которые на следующей день объявятся на детской площадке, тоже будут походить не на страшных мафиози, а на мелких дворовых хулиганов, так что ей не составит труда объяснить этой парочке, что им вполне хватит двадцати пяти тысяч, а не пятидесяти двух, которые они требовали.

Кадр из сериала «Твин Пикс»
Кадр из сериала «Твин Пикс»

 

Купер, испугавшись мира, где царит зло, прячется в своем детстве и сам отказывается взрослеть

Весь этот мир Даги Джонса вообще кажется какой-то декорацией идеального детства, раскрашенного в красно-желто-зеленые цвета, — со строгой, но заботливой мамой и двумя детьми, один из которых вечно попадает в какие-то переделки, а второй, Санни Джим, тих и улыбчив. Когда мы оказываемся внутри этого дома с красной дверью, непонятно даже, какой год на дворе: нигде не видно техники сложнее кофеварки, никто не разговаривает по мобильным телефонам и даже Санни читает на ночь книжку, а не мусолит пальцем планшет. Создается впечатление, будто Купер, испугавшись мира, где царит зло, прячется в своем детстве и сам отказывается взрослеть. Но взрослеть все-таки надо, и Филип Жерар, который снова появляется перед Даги, уговаривает его проснуться и не умирать. Возможно, дело даже не в том, что на него продолжают охотиться наемные убийцы (уже понятно, что взорванная машина никак не связана с его долгом), а в том, что отказ от взросления и желание укрыться от наступивших «темных-темных времен» в этом разноцветном мирке означает застой и смерть. Навсегда остаться ребенком можно только одним способом — умерев, не успев испытать всех ужасов взрослой жизни.

Одним из этапов взросления, похоже, становится «домашняя работа»: не без влияния Майка-Жерара и магических пассов его единственной руки Даги Джонс начинает видеть на взятых им с работы документах светящиеся точки. Зажав ручку в кулаке, он рисует в отмеченных местах лестницы и непонятные загогулины: выглядят они как детские каракули, но начальник Даги, бывший боксер Бушнелл Маллинз, прозревает в них какой-то смысл, причем не очень приятный. Судя по тому, что всеми этими делами занимался Энтони Синклер, которого Джонс уже успел обвинить в обмане и который теперь с беспокойством следит за беседой полоумного коллеги с боссом, речь идет именно о его махинациях, и у Даги скоро станет одним врагом больше. Выбор перед бывшим агентом стоит простой, хотя и не балующий разнообразием исходов: умереть, оставшись навсегда ребенком, или повзрослеть, продолжить бороться со злом и, в общем, тоже умереть — от бомбы, пули или ножа для колки льда. И это еще не говоря о разной нечисти.

Кадр из сериала «Твин Пикс»
Кадр из сериала «Твин Пикс»

 

Мечтая повзрослеть, Хорн убивает ребенка, только не в себе, а в реальном мире: выехав по дороге домой на встречную полосу и сбив мальчика

Мысль про смерть детей Линч очень быстро и наглядно иллюстрирует. Собственно говоря, ребенок мог погибнуть еще в самом начале: сын наркоманки (эта пара, живущая напротив дома, где ночевал Джонс, вообще кажется зеркальным отражением семьи Даги, и не зря женщина продолжает произносить «911» задом-наперед) чудом не погиб, когда полез посмотреть на бомбу под машиной Джонса. С детьми и автомобилями в этом сезоне вообще происходит что-то странное: в предыдущей серии Даги расплакался, увидев сына в машине, а в этой — хотя Санни Джим жив и здоров, и только машинки на его пижаме напоминают о чем-то тревожном, — несчастье случается с другим ребенком. Когда действие переносится в окрестности Твин Пикса (кажется, на склад лесопилки), нам снова показывают молодого человека декадентского вида, который в пятой серии приставал к девушке и давал взятку помощнику шерифа. Внимательный зритель уже неделю назад узнал из титров, что это Ричард Хорн — тот самый Ричард (пока без Линды), о котором в начале говорил Великан. Он договаривается о поставках наркотиков с еще более пугающим человеком по имени Рэд — его мы уже видели мельком в баре Bang Bang, когда он заигрывал с Шелли. Рэд то изображает каратиста, то лупит себя по печени, как будто еще не привык к новому телу, и показывает отвратительные фокусы, в результате которых монета то оказывается во рту у Ричарда, то исчезает оттуда. Но больше всего юного Хорна раздражает, что его называют малышом, — кажется, ему не очень хочется застрять в детстве. Мечтая повзрослеть, он убивает ребенка, только не в себе, а в реальном мире: выехав по дороге домой на встречную полосу и сбив мальчика.

Кадр из сериала «Твин Пикс»
Кадр из сериала «Твин Пикс»

Среди свидетелей оказываются двое завсегдатаев дайнера Double R (еще одно уютное красно-желто-зеленое пространство, откуда не хочется выходить): любительница вишневых пирогов и по совместительству учительница (и снова здравствуйте, дети) Мириам, которая запомнила лицо Ричарда, что явно не кончится для нее добром, а также наш старый знакомый Карл Родд, хозяин трейлерного парка Fat Trout. Самого момента аварии он не видел, зато заметил, как в небо поднимается какая-то желтая сущность, изображающая солнечную детскую душу. А мы заметили цифры на столбе — «6» и «324810».

Кстати, благодаря Родду несколько прояснилась ситуация и с Линдой: похоже, речь шла о жене Микки, обитателя одного из трейлеров. Саму женщину нам не показывают, но из рассказа ее мужа становится понятно, что она воевала, была ранена и теперь государство покупает ей инвалидную коляску с электроприводом.

Еще одним отражением темы детства, на этот раз карикатурным и страшным, становится карлик-убийца с ножом для колки льда, похожий на компактного Вина Дизеля. Повинуясь своему загадочному хозяину, его нанимает мистер Тодд — тот самый, который уже заказал через женщину по имени Лоррейн убийство Джонса. Поскольку покушение на Даги не удалось, карликовый киллер теперь должен убрать обоих — и Джонса, и не справившуюся с заданием Лоррейн. К счастью для Даги, убийца решает начать с женщины и заливает кровью ее офис, заколов заодно парочку ее сотрудниц и погнув об одну из них свой нож, но, похоже, уже в следующей серии он может добраться до дома Джонсов, и не факт, что Джейни удастся спасти свою семью.

Особенно интересно узнать, что поведает о прошлом Купера его бывшая секретарша, которой были адресованы все записи агента: Дэвид Линч впервые показывает зрителям знаменитую Дайан

Тема детей еще раз всплывет в Твин Пиксе, в офисе шерифа, где выяснится, что сын Фрэнка Трумэна покончил с собой во время службы в армии, однако главным событием станет находка Хоука. Как и предсказывала Леди-с-Поленом, помощнику шерифа помогло его происхождение: голова индейца, изображенная на реверсе монеты и на шильдике в туалете, навели Хоука на пару исписанных от руки листков, которые были спрятаны в дверце кабинки. Все, конечно, указывает на то, что это страницы, пропавшие из дневника Лоры Палмер, но с выводами, как обычно, лучше не спешить. В следующей серии, судя по слишком плавному ритму шестого эпизода, может случиться много интересного. Например, плакат за спиной главы страховой компании, бывшего боксера, анонсирует бой 18 июня, в день выхода седьмой серии, — возможно, именно ему придется сразиться со страшным карликом. Но особенно интересно узнать, что поведает о прошлом Купера его бывшая секретарша, которой были адресованы все записи агента: Дэвид Линч впервые показывает зрителям знаменитую Дайан.

 

Новости наших партнеров