GettyImages-463989117.jpg

Адвокат Ирина Фаст:
50 тысяч или 39 миллионов рублей? Как рассчитать стоимость жизни человека

Редакционный материал

Адвокат юридического объединения «Гражданские компенсации» Ирина Фаст — о том, почему одни люди после гибели близких получают возмещение ущерба в 100 тысяч рублей, а другие — в миллионы

21 июня 2017 11:33

Забрать себе

Сколько стоит человеческая жизнь в России

В СМИ ежедневно пишут о катастрофах и авариях, уносящих жизни людей. Новости о выплатах компенсации жертвам воспринимаются уже привычно. Для обычного человека сама фраза «стоимость человеческой жизни» зачастую кажется жестокой и даже циничной, но профессиональные юристы понимают, что определение этой стоимости — насущная правовая потребность, которая необходима не только для разрешения споров о компенсационных выплатах, но и для нормального развития государственной политики в области безопасности жизнедеятельности человека.

В своей практике мы ежедневно занимаемся вопросами возмещения вреда жизни и здоровью при различных обстоятельствах — к нам обращаются люди, пострадавшие в результате производственных травм, профессиональных заболеваний, дорожно-транспортных происшествий, несчастных случаев на строительных объектах. В среднем ежегодно мы ведем около тысячи подобных дел. И за каждым из них стоят человеческие судьбы. Поразительно, но многие даже и не знают о том, что им положены определенные компенсационные выплаты.

Несмотря на большое количество таких дел, судебную практику по ним в России нельзя назвать устоявшейся. Порядок компенсационных выплат (возмещение утраченного заработка, расходы на лечение и реабилитацию и так далее) достаточно четко определен законодательством. Но помимо указанных выплат у большинства пострадавших есть право на компенсацию морального вреда — и вот это право определено в законе только общими словами и полностью отдано «на откуп» судам. Что такое право на компенсацию морального вреда? Если говорить простыми словами, то это право человека получить денежную компенсацию за причиненные нравственные и физические страдания. И если человек, например, получил производственную травму, то ему должны не только оплатить больничный, компенсировать утраченные заработок и т. п., но и компенсировать его моральные страдания от травмы.

Существует всего два пути для определения размера компенсации морального вреда: либо договориться о сумме возмещения с причинителем вреда, либо обратиться в судебные инстанции, и в этом случае размер компенсации определит судья, который будет рассматривать дело. И если этот вопрос передается на разрешение суда, судья фактически поступает по своему усмотрению, ограничиваясь лишь весьма абстрактными «требованиями разумности и справедливости».

Экономисты подсчитали: полная «стоимость» человеческой жизни с учетом морального ущерба составляет в России 39 миллионов рублей

В законодательстве нет метода оценки страданий, оно никак не определяет границы материальной компенсации (минимальной или максимальной), что и становится причиной, по которой суды выносят разные решения. К сожалению, часто это приводит не к справедливой компенсации, а к усугублению страданий человека из-за того, что присуждена мизерная сумма. Мы постоянно сталкиваемся с ситуациями, когда при равной степени причиненного вреда здоровью в разных делах сумма компенсации отличается в десятки и даже в сотни раз.

То, что суды взыскивают маленькие компенсации за моральный вред, имеет и другой негативный эффект: причинители вреда в большинстве случаев даже не пытаются договориться с пострадавшим, прекрасно осознавая, что фраза «да я на вас в суд подам» ни к чему особенно неприятному не приведет. Зачем тратить большие средства на безопасность труда, если намного дешевле изредка выплачивать мизерные компенсации — получается такая экономика.

Как оценить жизнь

В 2015 году по заказу российского правительства экономисты и социологи провели исследование, в котором на основе общих экономических потерь подсчитали среднюю стоимость жизни в нашей стране. В результате специалисты определили, что полная «стоимость» человеческой жизни с учетом морального ущерба составляет в России 39 миллионов рублей (676,2 тысячи долларов по текущему курсу) против 2,55 миллиона долларов по миру в среднем.

Как появилась такая цифра? В сложной формуле экономических расчетов учитывались потери ВВП, возникающие из-за того, что человек не успел доработать определенное количество лет, а также материальный и моральный ущерб родных, уровень жизни которых снизился из-за потери кормильца или близкого родственника. Учитывая современную судебную практику, по которой сумма компенсации лишь в исключительных случаях  превышает 2 миллиона рублей, выплаты в 39 миллионов могут показаться фантастическими. Но есть и другие расчеты, которые можно взять в качестве ориентира.

Центр стратегических исследований (ЦСИ) «Росгосстраха» последние десять лет проводит социологические исследования стоимости человеческой жизни. В исследованиях ЦСИ акцент делается на мнение населения. При проведении замеров социологи выясняют, какой размер возмещения ущерба пострадавшим и их семьям воспринимается гражданами как справедливый и достаточный. В опросе 2015 года приняли участие 7,8 тысячи респондентов из 36 крупных и средних городов. Средняя стоимость человеческой жизни по результатам опроса составила 4,5 миллиона рублей. Эта цифра приближается к тому уровню выплат, которые получают пострадавшие в «громких» авариях и катастрофах.

Чем резонанснее события, тем больше выплаты

Еще один момент, который напрямую влияет на размер компенсационных выплат, — ажиотаж в СМИ. Размер компенсаций часто зависит от «громкости» трагедии: чем больше информационного шума вокруг катастрофы, тем больше шансов у пострадавших и родственников погибших получить сумму, близкую к той, которую россияне считают «справедливой и достаточной».

Так, в 2009-м компенсация за погибших при подрыве «Невского экспресса» складывалась из 300 тысяч рублей из федерального бюджета, 300 тысяч из регионального бюджета и 500 тысяч от ОАО «РЖД».

На практике стоимость жизни человека, погибшего без вины под колесами автомобиля, значительно ниже, чем погибшего от взрыва в метро

В 2011 году выплаты жертвам теракта в аэропорту Домодедово из бюджетов всех уровней (федерального и региональных) составили: родственникам погибших — по 3 миллиона рублей, тяжело раненным и получившим травмы средней тяжести — по 1,9 миллиона, тем, кто получил легкие ранения и травмы, — 1,2. За погибших при терактах в Волгограде в 2013 году родственникам погибших выплачивали по 2 миллиона рублей.

Выплаты потерпевшим и членам семей погибших в апрельском теракте в метро Санкт-Петербурга также будут складываться из федерального и регионального бюджетов и средств метрополитена. Пострадавшие в апрельском теракте могут получить (в зависимости от степени тяжести) из федерального бюджета — от 200 до 400 тысяч рублей, из городского бюджета — от 250 до 500 тысяч, от метрополитена — до 2 миллионов рублей.

Безусловно, все эти катастрофы — большая трагедия, поэтому они и привлекают внимание прессы, а суммы компенсации для жертв и их родственников определяются специальными постановлениями правительства. Но разница в размерах выплат пострадавшим в крупных терактах и в результате ежедневных и обыденных трагедий отличается в разы. Получается, что стоимость жизни человека, погибшего без вины под колесами автомобиля, значительно ниже, чем погибшего от взрыва в метро. То есть цена человеческой жизни зависит от резонанса, вызванного смертью.

Если говорить о «нерезонансных делах», то в большинстве случаев при получении инвалидности в связи с травмой пострадавший получает от 40 до 70 тысяч рублей. Близким родственникам погибших выплачивают по 50–100 тысяч рублей. И немало случаев, когда суды оценивают моральные страдания в откровенно пренебрежимо малые суммы. В моей практике было дело, когда хирург во время проведения им операции заразился туберкулезом, в результате чего наполовину утратил трудоспособность, стал инвалидом, а районный суд города Москвы вынес решение о взыскании в его пользу компенсации морального вреда в сумме 15 тысяч рублей. Решение было обжаловано во всех вышестоящих инстанциях, но осталось без изменений.

Это просто обесценивает человеческую жизнь. Необходимость оценивать размер компенсации в зависимости от ситуации (мы не говорим здесь о наличии или отсутствии вины) и абстрактность «требований разумности и справедливости» не позволяют адекватно защитить человека. Нет смысла вкладывать деньги в безопасные для людей дороги и производства, если ответственность четко не определена и при благоприятном стечении обстоятельств можно «отделаться» суммой от 50 до 200 тысяч рублей за гибель человека.

Думаю, именно юридическое сообщество должно быть заинтересовано в изменении правоприменительной практики по делам о стоимости человеческой жизни. Для того чтобы «бесценность» человеческой жизни не приравнивалась к «бесплатности», требуется существенное изменение нормативного регулирования. России необходим закон, который четко прописывал бы расчет компенсационных выплат и оценку нанесенного морального вреда.

«Сноб» благодарит юридическое объединение «Гражданские компенсации» за помощь в составлении материала.

Читайте также

Сергей Гуриев рассчитал цену жизни каждого россиянина

Ректор Российской экономической школы объясняет, почему жизнь россиянина стоит 2 миллиона долларов и кто эту цену должен заплатить

Читайте также

Макс Блант

Фаталисты и патерналисты

Интересное исследование опубликовал «Росгосстрах». Опросив 16 тысяч человек, компания выяснила, во сколько оценивают российские граждане собственную жизнь

«Мнения» на «Снобе»

Ежемесячно «Сноб» читают три миллиона человек. Мы убеждены: многие из наших читателей обладают уникальными знаниями и готовы поделиться необычным взглядом на мир. Поэтому мы открыли раздел «Мнения». В нем мы публикуем не только материалы наших постоянных авторов и участников проекта, но и тексты наших читателей.
Присылайте их на opinion@snob.ru.

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров