Юлия Дудкина /

Жизнь на чемоданах. Как понять спектакли театра Kamchatka

Участники проекта «Сноб» сходили на спектакль испанского уличного театра Kamchatka

+T -
Поделиться:
Фото: Kamchatka
Фото: Kamchatka

В комнате тихо, по полу разбросаны игрушки, в окно льется солнечный свет. Люди не спеша заходят сюда босиком, садятся на пол и начинают тихонько играть. Они уже больше часа провели внутри спектакля-импровизации Habitaculum, успели намокнуть, потанцевать на крыше и лишиться обуви. Теперь им нужно несколько минут тишины перед тем, как отправиться в следующую комнату. И вдруг в дверь заходит возмущенная зрительница. Она только пришла и еще не успела понять, что происходит: «Что это? Почему никто не говорит, что нужно делать? Ходим тут сами по себе, я ничего не понимаю. Вот вы, например, как поняли, что вам надо делать?» Но ей никто не отвечает. Kamchatka — это когда никто никому не говорит, что делать. Зрительница, растерянно постояв на месте, переходит в другую комнату — туда, где сидят и стучат ложечками по стаканам. После некоторых колебаний она тоже выбирает себе ложку и стакан и садится в общий круг.

Иммерсивные и экспериментальные театры появились по всему миру в начале 2000-х и уже успели прижиться. Зрители привыкли, что действие не обязательно разворачивается на сцене и вовсе не всегда нужно просто сидеть в зале: иногда можно ходить по комнатам в доме и наблюдать, как в каждой разворачивается свое действие. Иногда — самим участвовать в спектакле. Актеры вступают в диалог со зрителями, дотрагиваются до них, просят что-то сделать. В России интерес к иммерсивному театру появился только в 2014 году, и многие зрители еще не привыкли к такому формату. Некоторые стесняются и от неловкости начинают громко комментировать происходящее, кто-то возмущается, кто-то смеется, переглядывается со спутниками и пожимает плечами.

Но если вы пришли на спектакль театра Kamchatka, лучше на время забыть о спутниках и вообще о том, что существует внешний мир. У одной из московских театральных школ есть девиз: «Вагоны — это стулья, а паровоз — кровать. А если ты не веришь, то можешь не играть». Здесь то же самое. Оказавшись на спектакле этого уличного театра, вы становитесь актерами, и лучше всего постараться отбросить стеснение и принять правила игры. И тогда можно оказаться в огромном и удивительном доме. Здесь живут мигранты из далеких неведомых стран — они прямо в помещении выращивают лимоны и разводят живых куриц, смотрят на город с крыши, танцуют, громко топают ногами и стучат ложечками. И вы делаете все это вместе с ними. В одной комнате зрителей просят снять обувь: здесь можно походить по песку и помочь друг другу вымыть ноги в тазах с водой. Другая комната усыпана пенопластовыми шариками, здесь работают вентиляторы, и шарики кружатся по комнате, так что зрители в летний день оказываются в густой метели. Если расслабиться и не задавать себе лишних вопросов, то можно просто валяться в снегу, подбрасывать его вверх и смотреть, как он разлетается по всему помещению.

Каждый спектакль театра Kamchatka посвящен миграции, бесконечному пути, тому чувству, когда ты вечно чего-то ищешь, но никогда не оказываешься дома. В прошлом году на спектакле Fugit зрители вместе с актерами тайком пробирались через заброшенную промзону, залезали в грузовик и ехали — это был побег. Теперь у тех же героев появился дом. Но даже здесь они в прямом смысле сидят на чемоданах. Ощущение дома зыбко и оттого еще более ценно. Ощущение пути вечно, и после нескольких часов в светлом, дружелюбном и немного странном доме жители покидают его с чемоданами в руках.