Олег Сысуев: Все дело в том, что людей отлучили от политики

Новым губернатором Ханты-Мансийского автономного округа — Югры стала Наталья Комарова. Ее кандидатуру, предложенную президентом Дмитрием Медведевым, депутаты местной думы поддержали единогласно. Многие жители региона еще до голосования выступили резко против смены губернатора и требовали продлить полномочия нынешнего главы Александра Филиппенко

+T -
Поделиться:
Подробнее

Полномочия нынешнего губернатора Югры истекают 24 февраля. Наталья Комарова, ныне возглавляющая думский комитет по природным ресурсам, природопользованию и экологии, вступит в должность главы региона 1 марта.

О предложении кандидатуры Комаровой стало известно 8 февраля. Свою карьеру в органах власти она начала в «газовой столице» России — Новом Уренгое, мэром которого была избрана в 1997  году. После этого она была назначена первым вице-губернатором Ямало-Ненецкого автономного округа и уже с этой должности в 2001 году, получив мандат депутата Госдумы, уехала в Москву.

Александр Филиппенко руководил Югрой  — главным нефтяным регионом России — с 1991 года. Его фамилия значилась в списке из четырех кандидатур, предложенных «Единой Россией» на рассмотрение президенту Дмитрию Медведеву. Как отмечает Newsweek, как внутри региона, так и за его пределами сомнений в том, что полномочия Филиппенко будут продлены на еще один срок, практически никто не высказывал. За годы его правления Ханты-Мансийский автономный округ стал одним из самых благополучных регионов России, средняя зарплата его жителей достигала 48 тысяч рублей. При этом о каких-то серьезных конфликтах Филиппенко с кем-либо внутри округа или за его пределами известно не было. Аналитики лишь предполагают, что работой Филиппенко могли быть недовольны в «Газпроме».

Позиции Филиппенко в регионе были настолько прочны, что решение Медведева его сменить вызвало острую реакцию у многих жителей региона. «Посмотрите, Шаймиева (перед отставкой) пригласили (в Кремль к Медведеву). А наш чуть ли не из СМИ узнает!» — заявил Newsweek редактор местной газеты «Новости Югры» Сергей Козлов. В результате за последнюю неделю в Ханты-Мансийске прошли сразу две акции в поддержку Филиппенко и против выдвижения Медведевым Комаровой. Причем в обоих случаях действующая администрация, включая самого Филиппенко, полностью открещивается от причастности к ним и, напротив, призывает людей «не дестабилизировать обстановку в регионе». 

В прошлую среду на центральную площадь Ханты-Мансийска вышло около 80 человек, среди которых, по словам очевидцев, были представители практически всех слоев общества — от рабочих до бизнесменов и местных политиков. К протестующим с просьбой прекратить нарушать порядок вышел мэр Андрей Букаринов, заявив горожанам, что акция не санкционирована, а следовательно, незаконна. «А президент законно поступил, что лишил нас права выбора?» — передает Newsweek ответ протестующих.

Однако это еще не все. В воскресенье днем в городе прошел автопробег. На улицы вышло около 40 автомобилей, обклеенных плакатами «Я за Филиппенко» и его фотографиями. Несмотря на то что это мероприятие также никак не было согласовано с местными властями, оно прошло в спокойной обстановке, никто задержан не был. Кроме того, активисты разворачивают агитационную деятельность в Интернете и на городских улицах. В социальной сети «В контакте» создана группа «Филиппенко — губернатор Югры», где и было принято решение о проведении акции 14 февраля. Тем временем на улицах Ханты-Мансийска появляются наклейки и листовки с надписями: «Запасайтесь "Раптором"!» и «Скажи "нет" комарам!» с рисунком перечеркнутого насекомого.

Следует отметить, что теме назначения губернаторов через процедуру утверждения местным парламентом кандидатуры, выдвинутой президентом, посвящен и недавний социологический опрос, проведенный Аналитическим центром Юрия Левады. Так, исследование, проведенное в январе, показало, что 54% россиян считают необходимым вернуться к прямым выборам руководителей регионов. Лишь 21% выступают против, еще 24% не определились.

Олег Сысуев

   В свое время власть справедливо хвалилась своими успехами в деле отлучения людей от политики, и таким образом она решала задачу стабилизации. Но этот порог пройден, и теперь даже опрос общественного мнения показывает, что больше половины граждан России хотят выбирать губернаторов, хотят участвовать в политических процессах. И история с Филиппенко — совсем не частный случай. Конечно, можно говорить, что он очень давно работает, что нужна свежая кровь, что работая 20 лет губернатором, может быть, уже не столь эффективен (хотя, на самом деле, он неплохой человек).

Выступления в защиту Филиппенко — это продолжение калининградской истории. Люди не хотят, чтобы их считали за пустое место, за быдло. Люди хотят участвовать в общественно-политической жизни. И эти процессы будут нарастать. Безусловно, власть будет говорить, что все эти выступления трудящихся инспирированы нынешней ханты-мансийской элитой, которая не хочет уходить от власти, но фундаментально все дело в том, что людей отлучили от политики.

Назначение Комаровой не означает, что ей дают «покормиться в хлебном крае». Я думаю, что таким образом начата фактическая подготовка к объединению Ханты-Мансийского округа с Ямало-Ненецким. Но даже эта моя версия — ни что иное, как рассуждения на тему бюрократических игр. Я хорошо знаю Комарову, она была у нас в правлении конгресса муниципальных образований, — нормальная женщина. Но все эти хорошие люди при нынешней системе не более чем винтики, болтики, гаечки в большой административно-бюрократической игре.   

Комментировать Всего 2 комментария

В свое время власть справедливо хвалилась своими успехами в деле отлучения людей от политики, и таким образом она решала задачу стабилизации. Но этот порог пройден, и теперь даже опрос общественного мнения показывает, что больше половины граждан России хотят выбирать губернаторов, хотят участвовать в политических процессах. И история с Филиппенко — совсем не частный случай. Конечно, можно говорить, что он очень давно работает, что нужна свежая кровь, что работая 20 лет губернатором, может быть, уже не столь эффективен (хотя, на самом деле, он неплохой человек).

Выступления в защиту Филиппенко — это продолжение калининградской истории. Люди не хотят, чтобы их считали за пустое место, за быдло. Люди хотят участвовать в общественно-политической жизни. И эти процессы будут нарастать. Безусловно, власть будет говорить, что все эти выступления трудящихся инспирированы нынешней ханты-мансийской элитой, которая не хочет уходить от власти, но фундаментально все дело в том, что людей отлучили от политики.

Назначение Комаровой не означает, что ей дают «покормиться в хлебном крае». Я думаю, что таким образом начата фактическая подготовка к объединению Ханты-Мансийского округа с Ямало-Ненецким. Но даже эта моя версия — ни что иное, как рассуждения на тему бюрократических игр. Я хорошо знаю Комарову, она была у нас в правлении конгресса муниципальных образований, — нормальная женщина. Но все эти хорошие люди при нынешней системе не более чем винтики, болтики, гаечки в большой административно-бюрократической игре.

Мне кажется, есть два аспекта в том, что происходит в Югре. Первый связан со спецификой региона. Как и в Калининграде, она тоже сыграла свою роль. Я напомню, что в рамках Тюменской области есть два округа, которые, будучи нефтегазовыми, имеют значительную ренту, разделяемую с федеральным центром и с Тюменским областным центром. Поэтому там уровень заработной платы такой же примерно, как в Москве и в Санкт-Петербурге. Разумеется, население очень боится утратить вот эту самую автономность нефтегазовых округов и доходов, на которых сделана значительная социальная подушка. Был договор, по-моему, 2004 или 2005 года, по которому они отдали часть денег Тюменской области, но сохранили значительные полномочия. И он продлен, по-моему, до 2015 года, этот договор. Разумеется, люди боятся, что Кремль сыграет в еще одну любимую игру — объединение округов, и они потеряют рентные источники социальных доходов. В Калининграде, как вы помните, другая ситуация, там пошлины — главный вопрос, потому что это эксклав России. Но есть и вторая сторона дела, которая связана с тем, что, на мой взгляд, лишив население возможности избирать губернаторов, совершенно не дали никакого противовеса, ну, например, в виде выборности сенаторов, которую предлагал даже глава Совета Федерации Сергей Миронов. В итоге канал абсолютно потерян, и у жителей региона нет агента, который вел бы дела в их интересах. Все понимают, что Наталья Комарова, как, впрочем, и Александр Филиппенко, ведут дела в интересах нанимателя, принципала, заказчика в лице президента Российской Федерации и окружающих его людей в федеральном центре. Вот этот вопрос не решен, непонятно, как и когда будет решаться. И до тех пор, пока висит эта проблема, естественно, люди в регионах всякий раз очень нервно будут относиться к таким перестановкам в руководстве.

Я думаю, что и Калининград, и Югра — это очень слабенькие звоночки. Серьезные изменения происходят тогда, когда десятки тысяч людей выходят на улицы, как хотя бы в январе 2005-го, когда штурмуют здание администрации и так далее. Сейчас напряжение велико, но поскольку нет реальной консолидации и очень низкий уровень взаимного доверия, то сомнительно, что это социальное давление будет воспринято как фактор для политических перемен.