/ Лондон

Юлия Загонек: Присяжные часто понимают слушания в суде на уровне разговора на кухне

Системе британских судов присяжных грозят серьезные реформы. Исследование показало, что большинство присяжных плохо понимают суть происходящего на судебных слушаниях

+T -
Поделиться:
Подробнее

Британское Министерство юстиции в течение полутора лет проводило исследование, охватившее 69 тысяч приговоров присяжных, более 550 тысяч предъявленных обвинений и около 800 членов жюри. Как отмечает Times, Минюст впервые представил столь подробную картину происходящего в совещательной комнате присяжных.

Выводы оказались неутешительными. Две трети присяжных признались, что не вполне понимают юридические указания, которые дает судья. В качестве примера приводится опрос присяжных, принимавших участие в деле о превышении допустимой самообороны, которое рассматривалось в суде Винчестера. Членов жюри попросили вспомнить два ключевых вопроса, которые им задал судья: «Была ли у ответчика необходимость в самозащите?» и «Были ли принятые меры по самозащите адекватны ситуации?». В результате, только 31% опрошенных присяжных верно вспомнили оба вопроса, 48%  вспомнили только один вопрос, остальные вовсе не смогли их сформулировать. В то же время, исследование помогло установить, что присяжные лучше понимают поставленные вопросы, если они заданы в письменной, а не устной форме.

Кроме того, в результате этого исследования фактически удалось развеять миф о предвзятости присяжных по расовому признаку. Не было обнаружено ни одного судебного дела, в котором жюри, состоящее только из белых людей, повело бы себя предвзято в отношении ответчика, представляющего этническое меньшинство. В пример приводится все тот же суд Винчестера, где «белое» жюри выносило идентичные приговоры как в отношении белых ответчиков, так и в отношении обвиняемых другой расовой принадлежности.

Наконец, выяснилось, что каждый десятый присяжный пытается провести собственное расследование дела, к которому он привлечен, пользуясь открытыми источниками в Интернете, что строго запрещено существующей процедурой.

Юлия Загонек

   Я не удивлена итогам этого исследования. Не надо далеко ходить, чтобы понять, что у присяжных, скорее всего, нет четкого понимания судебных процессов. Моя коллега, которую вызывали в присяжные, рассказывала, как ей было тяжело, потому что она была единственной среди присяжных, кто понимал, о чем вообще идет речь на процессе, потому что она юрист. Для остальных все это было на уровне разговора на кухне, обсуждения мыльной оперы.

Скорее всего, если в результате этого исследования будут сформированы некие инструкции, направленные на улучшение коммуникации между судьями и присяжными, работать они будут в том же ключе, что и любое законодательство. Будет гораздо больше объяснений и пояснений, но останется меньше места для здравого смысла и логики. С одной стороны, если есть правило в отношении каждого действия, у обычного человека может атрофироваться и здравый смысл, и мышление, и какая-либо инициатива и логика. Но с другой стороны, если на месте присяжного оказывается человек с искаженным чувством справедливости и логики, такие инструкции как раз пойдут на пользу и помогут избежать недоразумений.

Такие исследования необходимы. На самом деле, это исследование социологического характера: меняется общество, менталитет, уровень образования, уровень культуры. Если взять панель присяжных сегодня и 30 лет назад и задать им одни и те же вопросы, уверена, что их ответы будут отличаться. И очень важно понять, какими принципами общество руководствуется сегодня.   

Комментировать Всего 3 комментария

Я не удивлена итогам этого исследования. Не надо далеко ходить, чтобы понять, что у присяжных, скорее всего, нет четкого понимания судебных процессов. Моя коллега, которую вызывали в присяжные, рассказывала, как ей было тяжело, потому что она была единственной среди присяжных, кто понимал, о чем вообще идет речь на процессе, потому что она юрист. Для остальных все это было на уровне разговора на кухне, обсуждения мыльной оперы.

Скорее всего, если в результате этого исследования будут сформированы некие инструкции, направленные на улучшение коммуникации между судьями и присяжными, работать они будут в том же ключе, что и любое законодательство. Будет гораздо больше объяснений и пояснений, но останется меньше места для здравого смысла и логики. С одной стороны, если есть правило в отношении каждого действия, у обычного человека может атрофироваться и здравый смысл, и мышление, и какая-либо инициатива и логика. Но с другой стороны, если на месте присяжного оказывается человек с искаженным чувством справедливости и логики, такие инструкции как раз пойдут на пользу и помогут избежать недоразумений.

Такие исследования необходимы. На самом деле, это исследование социологического характера: меняется общество, менталитет, уровень образования, уровень культуры. Если взять панель присяжных сегодня и 30 лет назад и задать им одни и те же вопросы, уверена, что их ответы будут отличаться. И очень важно понять, какими принципами общество руководствуется сегодня.

Хотел было поднять эту тему применительно к нашей стране, но уж коль скоро зашла речь об этом...

Я как адвокат отечественного разлива могу более или менее компетентно  рассуждать только об отечественных же реалиях. Присяжные на то и присяжные, чтобы судить как простые люди, а не как юристы, на уровне здравого человеческого смысла и житейского опыта. Процессуальные вопросы, требующие юридических знаний, обсуждаются сторонами и разрешаются судьей  без участия присяжных. Соответственно, задача каждой из сторон, обвинения и защиты, использовать понятную нормальным людям аргументацию, не сваливаясь в профессиональный птичий язык.

Я провел два процесса в суде присяжных, одно в 2001 -м году, одно закончилось совсем недавно, осенью прошлого года. Оба выиграл. Оба раза видел, что на юридической тематике присяжные скучают, им непонятно и неинтересно. Но им и не должно быть это интересно.

Не они для нас, прокурора и адвоката,  но мы для них. Они - суд. Коли так,  надо работать по их правилам. Надо делать так, чтобы они понимали.

Если не поняли - это не их проблема, это проблема того, кто не смог отобрать внятную коллегию присяжных или хотя бы часть ее: если в коллегии есть пара-тройка умных и смелых людей, остальные пойдут за ними, проверено.Это проблема того, кто напрочь забывает в суде  обычный человеческий язык и не может сформулировать свои доводы понятно.

Говорить сложно и непонятно  -невелика заслуга. Мало ли мы видели косноязыких  юристов, с надутыми щеками бормочущих  юридические термины, порой без необходимости, но для, как им кажется,  придания веса. Сказать просто, но не слишком - а это и требуется в суде присяжных - это другое.

Судьи, кстати, в российских судах присяжных ведут процесс хотя и по-разному, но в большинстве случаев вполне доступно для коллегии.

Юлия Загонек Комментарий удален

Моя первая реакция как профессионального юриста: я сам зачастую не понимаю, о чем говорит судья. Само собой, присяжные их не понимают. Судьи будут разговаривать на своем мамбо-джамбо, на юридической тарабарщине и не разрешать записывать показания. Разумеется, потом присяжные проверяют информацию в Интернете. Конечно, это не разрешается во время слушаний, но изымать iPhone или Blackberries — тоже уже не практично. Хотя и в Америке такое практикуется. Например, у нас предполагается, что присяжные не должны слышать о деле до начала разбирательства. А теперь представьте, как вы станете искать присяжных, которые не слышали о Халиде-шейх-Мохаммеде — это же где их надо искать?

Я уважаю присяжных, потому что существует народная мудрость «Голос народа — голос бога», и порой независимость мнений добавляет смысла судебному процессу. Но, конечно, в решениях присяжных большую роль играют эмоции, тогда как у судьи все будет сухо и по закону. Например, если закон — безумный, невероятно несправедливый, и присяжные это чувствуют, то несмотря на то, что человек по закону виновен, они берут и объявляют, что он невиновен. Он нарушил закон, но они не хотят, чтобы человек пострадал за нарушение закона, который они считают ерундой. Это может быть хорошо, может быть и плохо, — в зависимости от закона.

В Америке есть очень сложная система отбора присяжных, в Англии этого нет. Мне кажется, американская система перегибает палку. Если кто-то был адвокатом, он не может быть присяжным. Если кто-то был ограблен 20 лет назад, он не может быть присяжным. Очень много манипуляций.

Иногда по каким-то причинам считают, что принадлежность к той или иной расе может повлиять на решение, что антиконституционно. Этого не должно быть, но я работаю в этой области и могу вам сказать, что это сплошь и рядом практикуется. Например, если ответчик черный — боятся, что черные присяжные его не приговорят, а если будут белые — то он обречен.

Нам всем кажется, что мы лучше помним события, чем есть на самом деле. На первом же уроке по предоставлению судебных доказательств наш профессор, потрясающий юрист, специально нанял актеров, которые инсценировали ограбление и побег с места преступления. Он сказал: «Не волнуйтесь — это были актеры». Потом он попросил нас описать на бумаге, что мы видели. И многие написали, что актеры-преступники были черные, хотя они были белые. Кто-то написал, что все были высокие, хотя один был высокий, а остальные невысокие. В итоге, он произнес: «А теперь вы хотите сказать, что кого-то надо приговорить?»

И поэтому я не считаю, что систематизация опасна. Все зависит от конкретного случая. Но я переживаю, что англичане по непонятным причинам убирают те особенности, которые сделали их страну великой. Может, они хотят полностью присоединиться к Европе? Но ирония заключается в том, что только в Америке мы верны английской системе правосудия.