big.jpg

Дарья Андреева: Ангел на сценах Москвы и Петербурга. О фестивале Юна Фоссе

Редакционный материал

В Москве с 6 по 9 апреля пройдет фестиваль Юна Фоссе, известного норвежского драматурга и писателя: российские и норвежские постановки, встречи с режиссерами, обсуждения, телемост с Фоссе и презентация первого сборника пьес на русском языке «Когда ангел проходит по сцене» (издательство АСТ)

4 апреля 2018 14:53

Забрать себе

Шумное пригостиничное кафе Bondeheimen в центре Осло. У Юна Фоссе есть тут любимый столик в глубине зала. Он часто приходит сюда выпить чаю и почитать газету. Работать над текстами он привык в уединении у себя дома, с 2011 года он поселился в Почетной резиденции для деятелей искусства «Гроттен».

Сегодня ему надо встретиться с журналистами из Москвы и Санкт-Петербурга, которые совсем ничего про него знают: в России, близкой ему по духу, стране его любимого Достоевского и Чехова, только начинают знакомиться с его творчеством. Это по меньшей мере странно. Фоссе покорил уже полмира. Своими романами, пьесами, поэзией. Его перевели на 40 языков, пророчат Нобелевскую премию. Он объездил весь свет. Если раньше стремился посетить все культурные мероприятия, смотрел премьеры, посещал книжные ярмарки, то с некоторых пор ведет чуть ли не затворнический образ жизни. «Наездился уже… Все эти фуршеты, банкеты, приемы только портят мое здоровье», — признается он. Сейчас Фоссе пишет эпопею на 1800 страниц — это требует небывалой концентрации, роман «Септология» осенью выйдет в Норвегии.

Юн Фоссе приветлив и доброжелателен, на любой вопрос отвечает охотно и с энтузиазмом. С особой любовью и нежностью говорит о своей семье, о двух дочерях. Старшая собиралась учиться в Санкт-Петербурге, но не смогла получить визу, а младшая с ума сходит по сериалу «Маша и Медведь», и с его помощью выучила русский. Фоссе любит рассказывать о различных постановках своих пьес — от японских и китайских (которые, кстати, он особенно ценит) до прогремевших спектаклей Томаса Остермайера, Фалька Рихтера, Клода Режи. Их было столько, что все и не упомнишь. Однажды его «Сон об осени» Патрис Шеро поставил прямо в Лувре: картины убрали, и пространство музейного зала стало на время спектакля кладбищем.

Но несмотря на искренность Фоссе, его вовлеченность в беседу, он, кажется, за весь полуторачасовой разговор ни разу не улыбнулся, он сосредоточен и задумчив, как будто постоянно проворачивает в голове сюжеты и образы. Эта напряженная работа мысли отражается в его глазах, глубоких и внимательных. Фоссе на будущий год исполнится 60, но возраст его трудно определить: волосы с проседью, широкое лицо, высокий лоб. Он похож на мудреца, но не на отрешенного и загадочного, а на страстно увлеченного своей работой. Литература — его призвание, работа со словом — этим наполнена вся его жизнь. Он изучал литературоведение и философию, написал диплом по теории романа. Фоссе говорит: «Я так долго учился, что потом в течение нескольких лет пытался забыть все эти штудии, отойти от них. А драматургом стал по воле случая». Его первые пьесы датированы 1992-93 гг. Однажды Фоссе предложили написать синопсис пьесы и ее начало, но он сочинил ее целиком: «Вот-вот кто-то придет» стала одной из самых популярных его пьес.

Юн Фоссе

Фото: Туве Брейстейн/Det Norske Samlaget

На долгие годы между ним и режиссером Кайем Юнсеном сложился крепкий творческий тандем. «У нас было четкое разделение обязанностей. Я писал, он ставил. Как только заканчивал очередную пьесу, отсылал ее Каю. А потом были долгие разговоры, сопровождавшиеся литрами выпитого пива», — рассказывает Фоссе. Юнсен поставил 12 спектаклей по пьесам Фоссе в Национальном театре в Осло. «Национальный театр ставил меня, кажется, больше всех других. Вопреки и несмотря на то что пишу я на новонорвежском языке», — усмехается драматург. Новонорвежский, или ниношк — язык литературный, хотя и создан был на основе разговорной речи и диалектов в начале XIX века, язык, который все в Норвегии знают, а говорят на нем только 10-12%. Фоссе он нужен главным образом для экспериментов со словом: «В искусственности ниношка заложена его театральность».

Но Национальный театр не смог присвоить себе Фоссе целиком, его пьесы (а всего их 37) вскоре прочно закрепились в репертуаре театров Норвегии, а потом разлетелись по миру. Тут совсем рядом, за углом гостиницы Bondeheimen — Новонорвежский театр, где драматургия Фоссе тоже получила постоянную прописку. Сверкающее новизной фойе, уютный буфет, большая сцена, малый зал и просторные запасники — Новонорвежский театр оснащен по последнему слову техники. В запасниках хранятся декорации к спектаклю «Эдда» Роберта Уилсона: скандинавские мифы адаптировал для сцены именно Юн Фоссе. Премьера «Эдды» была в прошлом году, но сейчас спектакль только гастролирует. Новонорвежский театр выпускает более 20 премьер в сезон: у постановок очень короткая жизнь — месяц-два.

Успех драматургии Фоссе по всему миру сам автор скромно объясняет тем, что у его пьес «понятная, легкая структура». А в центре проблематики всегда стоит Человек, с его болью, с его насущными проблемами, которые Фоссе возводит в абсолют. Берет простую типичную ситуацию и доводит ее до крайней точки кипения: смерть близкого человека, развод, адюльтер, распад семьи, рождение ребенка. Юрий Бутусов в предисловии к выходящему первому российскому сборнику пьес Фоссе с восторгом отзывается о нем: «Фоссе вскрывает человека, как хирургический скальпель смертельную болезнь... Он чудовищен, этот Фоссе, в своем понимании сущности человека и человечества». Его персонажи не носят имен, драматург не дает им вообще никаких характеристик: Мужчина, Женщина, Ребенок, Сестра, Мать, Отец... «Я не представляю себе лиц своих персонажей. То, что у них не получается сказать и выразить, прорывается через паузы, выражается в молчании», — объясняет мастер. Да, пауз в пьесах Фоссе много, он специально их прописывает в тексте, в котором вообще нет знаков препинания. Не случайно автор сравнивает себя с композитором: «Мои пьесы — эмоциональная музыка. Их можно ставить как джаз, рок или поп». Ритмическая организация его пьес напоминает скорее поэзию, чем прозу.

Юна Фоссе называют «живым гением», считают в Норвегии вторым драматургом после Ибсена, сравнивают с Беккетом и Метерлинком, а на вопрос, считает ли он себя послом норвежской культуры в мире, чувствует ли этот груз ответственности, Фоссе, не задумываясь, отвечает: «Я таким себя не ощущаю. Я, как видите, занимаю не так много места. И вообще веду себя скромно».

Все-таки Фоссе немного лукавит, он прекрасно осознает почет и уважение, которыми его окружают не только в родной Норвегии, но и везде в мире. Теперь и российскому зрителю предстоит познакомиться с его драматургией на фестивале в апреле.

«Сюзанна»

Фото: Наталия Чебан

«Сюзанна» в Школе драматического искусства

6 апреля в 20:00

Режиссер Александр Огарев пригласил на роль Сюзанны, вдовы Ибсена актрису из другого театра — Евгению Симонову — и не прогадал. Она играет самозабвенно, на одном дыхании. Сюзанна, постоянно страдавшая от измен Ибсена, проклинавшая его тяжелый характер, обязана ему всем, и главное — ощущением свободы и счастья, которым он одарил ее. Не случайно героиня настойчиво повторяет «Я — Ибсен». Она полностью слилась с ним, присвоила себе его всего, целиком и без остатка. В пьесе, как и в спектакле, три Сюзанны: «Сюзанна молодая» (Алиса Рыжова), «Сюзанна средних лет» (Александрина Мерецкая) и «Сюзанна в возрасте» (Евгения Симонова). Перед зрителем разворачивается вся жизнь героини: знакомство юной девушки с пока еще начинающим писателем, замужество, их совместная жизнь и, наконец, гнетущее одиночество, нарушаемое всполохами воспоминаний и вечным ожиданием прихода любимого. Ибсен не появляется ни разу, а между тем он незримо присутствует здесь: огромная тень писателя проходит проекциями по стенам. Но не только три Сюзанны вспоминают о нем, им вторит целый хор служанок — женщин, побывавших в любовницах у драматурга. Их пение похоже на истошный вопль, наполненный скорбью и печалью. Но главное соло здесь все-таки исполняет Симонова-Сюзанна, в величественной трагедии которой сосредоточены основной нерв и смысл спектакля.

«Однажды летним днем»

Фото: F. Garifullin

«Однажды летним днем» в ШДИ

7 апреля в 19:00

Режиссер Казанского театра имени Камала Фарид Бикчантаев поручил главную роль в этом спектакле своей жене Люции Хамитовой. По сюжету героиня проводила мужа с утра на фьорд, что делала каждый день, а он так и не вернулся. Но героинь тут сразу две — Женщина и Женщина в молодости (Лейсан Файзуллина). Мучительным поиском ответа на вопрос: «Почему же так случилось?» — наполнено все существование обеих Женщин. Пожилая героиня вновь и вновь вспоминает то страшное событие, разрушившее ее жизнь. Терзает свою и так уже истерзанную душу. Тяжеленный груз женского одиночества Люция Хамитова, окутанная на сцене какой-то туманной дымкой, играет как одну протяжную и тихую мелодию, почти не давая волю чувствам.

«Тени»

Фото предоставлено пресс-службой

«Тени» в Театре имени Евгения Вахтангова

8, 9 апреля в 19:30

Гастроли Норвежского театра «Избранные» на фестивале Юна Фоссе в России. «Тени» — одна из самых загадочных и сложных пьес драматурга, где стерты грани между реальностью и сновидением. Персонажи существует в непонятном времени и пространстве, в какой-то нулевой точке, то ли в этом мире, то ли в потустороннем. Живы они, умерли ли — большой вопрос. Связи между ними нарушены, и они тщетно пытаются выстроить их вновь.

В экспериментальном театре «Избранные» режиссер Кари Холтан придумала совершенно неожиданный сценический ход. На больших гипсовых головах, подвешенных к потолку, возникают проекции детских лиц. Им от силы лет 7-8, не больше. Именно эти «говорящие» детские головы и разыгрывают пьесу по ролям, обращаясь к зрительному залу. Юные актеры, произнося сложный, очень взрослый текст, как будто «состариваются» на глазах у зрителя, постигают сложность человеческих взаимоотношений и трагедию разрыва связей между людьми. Параллельно на сцене беззвучно «существуют» пожилые пары. В этом почти статичном часовом действии одиночество человека на этой земле звучит особенно остро.

«Сон об осени»

Фото предоставлено пресс-службой

«Сон об осени» в Театре Ленсовета, Санкт-Петербург

9 апреля в 19:00

В «Сне об осени» Мужчина и Женщина неожиданно встречаются на кладбище, где должны состояться похороны его бабушки. Между ними вспыхивает любовь. Но он женат и любит жену и сына. На похороны приходят Мать и Отец Мужчины. Потом его Жена. Он бросает семью, уходит к любимой. Его мучают угрызения совести. Через какое-то время умирает его отец, а потом и сам герой растворяется где-то во мраке кладбищенской пустоты. Все это происходит как будто в одночасье. Время в этой пьесе то сжимается до конкретного эпизода, разговора, события, то растягивается на долгие годы. Юрий Бутусов привнес в пьесу сильное игровое начало: Мужчина тут разъезжает на велосипеде по цирковой арене (художник Александр Шишкин), Отец (Сергей Волков) ходит по сцене на ходулях, Мать (Лаура Пицхелаури) вещает со стремянки и осыпает себя тоннами белой пудры, чтобы превратиться в старуху. Бутусов поставил очень страшный и пронзительный спектакль о крахе семьи, о взаимном непонимании, о невозможности любви, по пятам которой всегда идет смерть.

В рамках фестиваля Фоссе также состоятся «Норвежские читки» в ШДИ 7 апреля в 16:00 по пьесам «Жить тайно», «Свобода», «Телемах» и «Вон там» (режиссер Александр Огарев); будет показан спектакль «Имя» режиссера Йоэла Лехтонена в Центральном доме актера 8 апреля в 16:00.

Сборник пьес Юна Фоссе, презентация которого также пройдет во время фестиваля, называется «Когда ангел проходит по сцене». Название взято из эссе Фоссе, и оно выбрано неслучайно. Как говорит сам драматург в предисловии к сборнику, «и вправду возникают такие магические мгновения, когда все будто бы сошлось, когда сцена и зал сливаются в невыразимом словами переживании, и пока оно длится, ты многое понимаешь, хотя невозможно выразить словами, что именно. И это высшее, чего может достичь театр».

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров