Наших практически нет

Рады все: американцы выиграли лыжное двоеборье, канадские хоккеистки взяли золото, немка победила в гигантском слаломе, белорус выиграл фристайловую акробатику... Наши осилили 8-е место в женской лыжной эстафете, 9-е в фигурном катании, да 36-е и 43-е места в двоеборье

Фото: AFP/East News
Фото: AFP/East News
+T -
Поделиться:

Вчера я проснулся днем — разбитым, опустошенным, потерявшим ориентиры. Многие так, некоторые и не ложились: сразу после хоккейного провала Россия — Канада на работу поехали, небритые и пьяные. Надо как-то жить дальше, а как, а зачем? На всякий случай посмотрел программу дня: за что зацепиться? Выходило, что только женская лыжная эстафета, но риск большой. Двоеборье — вряд ли, Алена Леонова в женском фигурном катании — порожняк, в женском керлинге уже без нас, в мужском — без нас с самого начала, фристайл — мимо, женский хоккей без нас, женский слалом-гигант — в тридцатке бы оказаться... Ну вообще, если так разобраться, картина складывается довольно-таки катастрофическая. Приходится выковыривать дисциплины олимпийской программы, чтобы за наших поболеть.

Наедине с эстафетой одному оставаться страшно. Я позвонил приятелю, у нас с ним лет 20 назад была традиция, пельменные четверги. Четверг, пельмени, водка, мужская, неторопливая беседа...

— Девок брать? — Игорек не растерял запала, наверное, не смотрел хоккей.

— Старик, каких девок, у меня жена. Но она в соседней комнате, она не будет мешать, она боится, когда я Олимпийские игры смотрю.

В общем, наварили мы пельмешек, наложили квашеной капустки, Игорек дернул стошку и вперился в экран. Там пытались прыгать двоеборцы.

— Чего наши? — мне нравилось, что друг со мной как с экспертом.

— В жопе.

— Набеев кровь восстановил? — Игорек проявлял чудеса осведомленности.

— А толку?

Наших на трамплине было не видать, комментатор сокрушался, чего это все вдруг стали плохо прыгать: разгоняются хорошо — и камнем вниз.

— А чего непонятного, посмотри ветер какой поднялся, он что, не видит?

— Ну, судя по флажкам, не такой уж большой ветер, — я тоже не понимал, чего происходит.

— Да при чем тут флажки, посмотри на заднем плане елки... или что там в твоем Ванкувере, сосны, что ли? Ходуном ходят.

Действительно, лес вокруг места соревнований, можно сказать, шумел, верхушки елей и сосен мотались из стороны в сторону. Будто услышав Игорька, судьи отменили соревнования, назначили перепрыжку.

Но уже подоспела эстафета. На первом бежала Завьялова. Отстала на 37 секунд или что-то около того. Второй рванула Хазова. На первом же промежуточном финише камера ее не дождалась, отрыв от лидера, от польки Ковальчик, увеличился до 45 секунд. Стало ясно, что эстафету девочки завалят. Вот так же встал Легков в мужской эстафете, правда, уже на третьем этапе...

Медведева отставала, лидерство полек стало историей, вперед вышла норвежка с косичками. Не отрывая взгляда от экрана, мы вспоминали былые четверги: без олимпиад, но с прочими затеями. Игорек взял ход эстафеты в свои руки и переключал каналы, останавливаясь ненадолго на женском хоккее и слаломе-гиганте. Но справедливо возвращался к эстафете. Женские преимущества тут были заметней. К сожалению, эстафета подошла к концу. Складненькая Бьорген стала трехкратной олимпийской чемпионкой, наша Коростелева финишировала восьмой — и полюбоваться ей мы смогли только на финише.

Друг вызвал такси, я остался у мерцающего экрана. Там все как положено: американцы радовались золоту и серебру в двоеборье, финки взяли бронзу в хоккее, белорус выиграл акробатику во фристайле... Уже без меня, уже под утро канадки выиграли у американок в хоккей. Наших не было нигде — ну за исключением 9-го места Леоновой, 37-го горнолыжницы Раяновой, 36-го и 43-го Масленникова и Набеева в двоеборье.