Нелли Шульман /

Брак: смешать, но не взбалтывать

Обыватель в эпоху Интернета узнает о новостях раньше, чем на них успеют отреагировать сами герои новостей. Так и выходит, что о любовнице мужа выясняешь из социальных сетей, а о разводе президента страны — от микроблогеров на «Твиттере»

Иллюстрация: Cagle Cartoons
Иллюстрация: Cagle Cartoons
+T -
Поделиться:

Не пугайтесь. Дмитрий Анатольевич Медведев не разводится. А если что с ним и случится, то вряд ли мы узнаем об этом из «Твиттера». Это западные владыки — вспомнить хотя бы Генриха VIII с его письмами папе римскому и публичными судами над женами — склонны к обнародованию своей личной жизни. В России поведенческий паттерн заложен Иваном Грозным: яд, топор, монастырь, но главное — чтобы все было тихо. В самом деле, давно ли вы видели Людмилу Путину?

То ли дело, скажем, Николя Саркози и Карла Бруни. На сайте воскресной газеты Le Journal du Dimanche появилось сообщение о том, что президент Франции и его супруга, во-первых, изменяют друг другу, а во-вторых, разводятся.

Британские газеты тут же подхватили тему, однако парижские медиа быстро замолчали. Сообщение с сайта исчезло, и обсуждение президентского развода перекочевало за столики кафе. Никому из французских журналистов не хочется повторить судьбу редактора журнала Paris Match, которого снял с работы владелец журнала Арно Лагардьер, близкий друг Саркози, за публикацию на обложке фото второй жены президента, Сесилии, с ее любовником.

Собственно, даже не очень интересно, изменяют ли Саркози и Бруни друг другу, и если да, то с кем. Список их брачных и внебрачных связей займет все место, отведенное для этого поста. Саркози вторым браком женился на женщине, которую он сочетал с ее первым мужем, будучи мэром одного из парижских пригородов. Романы Карлы Бруни с певцами, музыкантами, профессорами философии известны всему миру. Однако интересно, что сейчас Саркози, по слухам, изменяет жене с министром экологии своего кабинета Шанталь Жуанно, двенадцатикратной чемпионкой Франции по карате. Все же нельзя отказать президенту Франции в умении выбирать себе спутниц.

Во всей этой неразберихе важно другое. Саркози и Бруни наглядно демонстрируют, что брак президента — такой же, как и все остальные. Бруни отвечает на вопрос интервьюера на телевидении касательно своей дальнейшей судьбы: «Думаю, что брак должен быть навсегда, но кто знает, что случится...»

Президент и его жена — не ролевые модели успешного брака. Они люди, со всем, что присуще человеческим существам: разочарованием, усталостью, ревностью, неуверенностью в завтрашнем дне.

И даже если, как говорят в Париже — то ли в шутку, то ли всерьез, — «пиар-контракт Саркози и Бруни истек», надо признать, что это была одна из самых успешных пиар-кампаний на нашей памяти. Гораздо лучше, чем та, для которой наняли Алину Кабаеву.