Саша Большакова /

Уже можно говорить «можно»

Количество запретов, которые мы обрушиваем на головы наших детей, увеличивается. Новое слово dangerism поясняет, что родительские страхи могут быть никак не связаны с реальностью

Фото: Laurie Frankel/Gallery Stock/Agency.Photographer.ru
Фото: Laurie Frankel/Gallery Stock/Agency.Photographer.ru
+T -
Поделиться:

Когда я смотрела фильм «Убить пересмешника», у меня замирало сердце: 10-летние дети бегают по улице в темноте, одни, без родителей, и никто не обращает внимания. То, что казалось обычным делом в нелегкие годы Великой депрессии, сегодня кажется безрассудством. Дети до совершеннолетия сидят по домам, никто не умеет играть в прятки, «телевизор им природу заменил». 

Гевер Талли, автор книжки Fifty Dangerous Things (You Should Let Your Children Do), придумал специальный термин dangerism, чтобы доказать: это не времена изменились, это изменились представления о том, что опасно, а что безопасно для детей. Оказывается, границы между родительскими «можно» и «нельзя» довольно подвижны. На них влияют: социум, личность, история семьи, культура и даже место жительства. Так, у эскимосских детей с трех лет в личном распоряжении охотничий нож: суровая необходимость. 

Кажется, это общемировая тенденция: с каждым годом количество запретов в семьях увеличивается. Теперь уже детям нельзя гулять во дворе, ездить на автобусе, ходить к друзьям в гости. Например, в 1972 году 87% американцев ходили в школу пешком или ездили на велосипеде. Сегодня лишь 13% добираются до школы самостоятельно. С каждым годом детей в семьях становится все меньше, а чем меньше в семье детей, тем большим грузом валится на них родительская опека. Стоит только малышу появится на свет, как родители моделируют миллион опасностей, которые вот-вот настигнут кроху. Со временем начинает казаться, что ребенок питается родительскими страхами: набирается сил и взрослеет именно тогда, когда мы больше всего за него переживаем. 

 

Я даю своей 20-месячной дочке ножи. Разрешаю стоять на подоконнике. Иногда сажаю на шкаф. Учу держать ножницы. Позволяю играть с бусинками и самой ходить по лестницам. Моя мама назвала бы мое поведение безответственным сумасшествием, но только я знаю, сколько ответственности требует разрешение. Чтобы позволить ребенку держать нож, придется потратить время: встать рядом, медленно показать и очень подробно объяснить. Потом еще раз и еще раз. И еще раз. На запрет же уйдет всего пара родительских секунд: «Нож — нельзя!»

Когда мы гуляем на детской площадке, я чаще всего слышу слово «нельзя»: «На горку не лезь — мокро», «На асфальт не ходи — грязно», «На снег не садись — холодно». Моя подруга Юля Ахтямова, психоаналитик Центра лечебной педагогики, объясняет, что родители так воспринимают свою роль — запрещать. «Мы даже расстраиваемся больше всего, когда ребенок нас не слушается: "Я не справляюсь с ним", — говорит она. —  А запреты вводятся не для ребенка, а для родителя: меньше всего мы бы хотели за него волноваться». 

Но откуда берутся родительские страхи и почему их становится все больше? Может быть, виноваты желтые СМИ, смакующие подробности издевательств над несовершеннолетними? Или производители детских товаров, уверяющие, что ребенок младше трех лет обязательно подавится спасательным кругом, стоит только отвернуться? Родители дезориентированы и кидаются из крайности в крайность. Кто-то готов на самые рискованные эксперименты, а кто-то стремится стать helicopter-parent — не отпускать дитя ни на секунду. Те родители, которые ставят задачу максимально защитить ребенка («береженого Бог бережет»), не допускают, что можно переусердствовать в этом вопросе. Они закрывают острые углы в доме, запирают балконы, замуровывают розетки и ставят замки на шкафы. Существует целая профессия — консультант по детской безопасности: они помогают спланировать домашние меры предотвращения малейшего риска. 

Их виртуальные оппоненты — сторонники детских свобод. «Даже если мы все станем страховыми экспертами и будем по таблицам решать, что именно можно делать детям, не уверен, что от этого станет лучше, — пишет Гевер Талли. — Потому что каждая ситуация — это уникальная комбинация факторов окружающей среды и социума. Как и личность. То, что безопасно для одного, опасно для другого...»

Да и какой вызов детской фантазии — придумать что-нибудь такое, чего не предусмотрит ни один взрослый. Повисеть на шторах, расплавить полиэтиленовые пакеты, сварить джинсы (это все случаи из моего собственного детства). 

В летнем лагере Гевера Талли Tinkering School городские ребята в возрасте от 8 до 17 собирают летательные аппараты, строят дома на деревьях, запускают самодельные лодки, самостоятельно орудуя молотком, пилой и стамеской. Он предлагает тепличным детям испытать радости, больше известные их родителям. В своей книжке Талли пишет, что к 9 годам каждый уважающий себя ребенок должен хоть раз склеить пальцы суперклеем, лизнуть батарейку, взорвать бутылку в морозилке, расплющить монетки на железнодорожных рельсах, засунуть CD-диск в микроволновку, смастерить рогатку, поменять колесо, покопаться в мусорном баке и сделать тарзанку. (И лучше их научат этому родители, чем друзья по лестничной клетке, когда мамы с папой не будет дома). А в своей лекции поясняет, что, призывая детей играть с огнем и кидать копье, он тем самым в первую очередь заботится об их безопасности.

Гевер Талли уверяет, что наши дети к этому готовы. Но готовы ли родители? Смогли бы вы разрешить своему ребенку лизать батарейки? Отпустили бы сколачивать дом на ветках старого каштана? Позволили бы самостоятельно добраться от дома до школы на метро?

Комментировать Всего 20 комментариев

Родители не готовы и по определению не могут быть готовы.

Дети не изменились и родители не изменились.

Изменилась информированность родителей.

Сегодня, когда у каждого есть мобильный телефон, родители могут узнавать местонахождение и состояние ребенка каждые десять минут.

Информированность порождает постоянный страх оттого, что ребенок 5 минут не берет телефон. А речи о том, чтобы он сам шел в школу и быть не может.

Меньше знаешь, лучше спишь? Не знаю. Получается, что дело не столько в страхе, сколько в доверии: кто-то меньше, кто-то больше доверяет своим детям. Недостаток доверия очень быстро перерастает в недостаток информации. Ведь и GPRS-слежку, в конце концов, можно и обмануть, отдав телефон приятелю, который идет в школу. Если бы мне родители звонили каждые 10 минут, наверное, я бы очень быстро такой телефон "потеряла". 

Трудно сказать, доверие или нет, скорее беспокойство. У нас за последний месяц двух детей выкрали в Клайпеде с целью выкупа. Причем в одном из случаев перепутали фамилию и потребовали выкуп, денег которых у родителей вообще не было. Хорошо у нас службы работают, все разрешилось для детей хорошо. Так, я не телефон, а чип купил, при котором, если ребенок отклоняется от обычного маршрута, сигнал поступает родителям и в службу охраны. Жизнь такая. Но я про детей до 12 лет. Это не слежка.

Вот и будущее наступило

Звучит, честно говоря, как научная фантастика! И как это работает? Куда его нужно вживлять? 

Это датчик, с кнопками «мама», «папа» и кнопкой охраны. В случае нажатия кнопки, папа, мама и охрана, получает сигнал на свои телефоны с координатами, что где то беда. Причем, Вы можете позвонить на чип, он имеет СИМ карту, и если ребенок не отвечает, подтвердить охране сигнал тревоги. Каждые 12 секунд сигнал поступает на спутник, и Вы можете видеть по компьютеру его передвижение. Программа ставится через код и привязана к Гуглу. При покрытии охраны города у нас, это 5 минут, до места беды.

Ничего себе, первый раз  о таком слышу. И сколько это стоит ? (вместе с обслуживанием?)

В Литве один датчик стоит 200 долларов США и 20 ежемесячное обслуживание у охранной компании. Причем с любого компьютера Вы можете видеть в какое время и в каком месте находился ребенок с обозначением маршрута на карте города. Можете запрограмитовать маршрут и в случае отклонения от него ребенка , получите сигнал на телефон.

Анна Карабаш Комментарий удален

А вот я гуляла во дворе одна спокойно, а вот все равно когда Андреич ходит всегда волнуюсь, что он там, где, с кем, не обидит ли кто, успеет ли он убежать, не отберут ли у него плеер. Хотя у меня много было малоприятных ситуаций во дворе в конце 90х, но я как-то выкручивалась всегда. Но если бы я росла в теплице, была бы другим человеком, как мне кажется, менее приспособленной к жизни в Москве. Хотя, может, не была бы такой испорченной.

Мне тоже мама говорила всегда: вот видишь, как здорово, Лену К. до выпускного класса папа со школы встречает, а ты - сорви-голова, болтаешься где попало. На что у меня был готовый ответ: если Лена К. попадет в трудную ситуацию, она даже не будет знать, что делать, а я - калач тертый (в 17-то лет!). Мне кажется, ты права, выжить в Москве тепличным детям намного сложнее, именно поэтому их сразу же после школы-нянек-гувернеров сажают на самолет и отправляют учиться в Лондон, Оксфорд, Кэмбридж. 

Саша Большакова Комментарий удален

Очень сложный вопрос. По домашнему быту - да, надо минимизировать запреты. А вне дома?

Я в 6 лет на велосипеде ездил на военный аэродром кататься с трамплина. В 7-8 лет уходил в сопки на лыжах за семь километров от дома. А в 10 лет гулял по всему Юго-западному округу Москвы. И все это во времена отсутствия мобильной связи (она в те годы была привилегией узкого слоя населения).

А вот сейчас я бы сильно задумался, прежде чем отпустить ребенка на улицу одного.

С другой стороны, я безмерно благодарен родителям за то, что отпускали гулять. У меня-то все было продумано и рассчитано, дело было только за их разрешением. Но как я сейчас вспоминаю, даже и вопроса не стояло, отпускать или нет, оговаривались лишь временные рамки, и то - с допущением опозданий.

вот так всегда!

Я заметила: люди, вспоминая свое детство, часто говорят: меня, конечно, родители отпускали (на рыбалку в 10 лет с приятелем, в деревню на целое лето одного и т.д.) и правильно делали, но я своего ребенка ни за что никуда не отпущу! (я же знаю, что мы там делали!). Я тоже помню, что родители отпускали нас, пятилетних детей, одних гулять (папа брал слово, что вернемся, когда солнце в болото сядет) и помню, в какие переделки мы попадали (исследовали болота, бегали по вторчермету). Хотя, казалось бы, должно быть наоборот: родительская воспитательная культура передается от родителей к детям. Как они с нами, так и мы со своими?

У этой проблемы много аспектов. Родителя действительно проще запрещать, ведь занятия с детьм это работа. Часто запреты носят уродливую социальную окраску. Няни богатых детей запрещают детят лазить по детским горкам скорее не из-за безопасности, а потому,что хозяйка "заругает" за грязый или порванный пятисотдолларовый наряд, в котором гуляют дети.

Жизнь соврменного города (банальность) действительно опастна. Я почти всю жизнь проездил на метро и "троликах", но это было время,когда небыло давок, в толчее к детям не прижимались педофилы и психопаты, за которыми ни кто больше не следит и не лечит и рядом не кашляли бомжи, больные туберкулезом.

У нас много детей и мы им многое позволяем. Наша вполне разумная десятилетняя дочь напрыскала на волосы театральный грим и стала играть со свечами. Химические пары вспыхнули. Она превратилась в факел. Это был на кухне , котора разделяет квартиру. В одной комнате находилась мать, в другой - спала полугодовалая дочка. Все могли погибнуть. Стена огня просто отсекла бы мою жену от дочерей. Все обошлось. Если не считать ужасные рубцы на шее моей дочери, которые теперь придется сводить лазером. Это не крик души безумного папаши, а пример неоднозначности в вопросах детской безопасности и родительских запретов.

Да, это правда. Мы очень либеральные в теории, но практика может легко все изменить. Я надеюсь, что ваша история закончится без потерь. 

А как можно было бы ее избежать - вы наверняка об этом думали? Кроме непосредственного контроля (не давать быть одной, например). 

Слава Богу, все обошлось!

Конечно, нельзя полностью перекладывать заботу о детской безопасности на плечи самих детей - это ясно. Но речь о том, что каждый родитель  заново ищет баланс между тотальным запретом и одинокой вседозволенностью. И это весьма непросто. 

Согласна, что большинство запретов основано не на объективной ситуации, а на субъективных родительских страхах.

Мне очень трудно было, когда дочка в 12 лет сказала, что хочет сама ходить домой из школы. И что дома она тоже будет одна (пока я на работе).

Сейчас ей 13,5 

Пришлось себя преодолевать, разрешая ей возвращаться домой самой, ходить с друзьями в кино, в кафе, ездить на метро...

Но я каждый раз вспоминала себя в этом возрасте, и говорила себе - что в общем, не так уж все и изменилось - просто стало больше возможностей контроля и, соответственно, соблазна контролировать. Стараюсь этим не злоупотреблять - не вижу смысла.  

А как Вы себя преодолели? Многим очень сложно на это решиться. 

Отличная мысль - что соблазн контролировать связан с возможностями контроля. Дело даже не только в детях. Например, возможность залезть в чужой мобильник (почту) разрушила не одну семью. 

Тут, правда, есть и другая перспектива: новые технологии тоже ведь появляются не на пустом месте, а потому что в них есть потребность?

Наташа, а мне кажется - ровно наоборот — сначала появляются технологии - а потом уже они развивают потребности, которых не было - по крайней мере они не осознавались, не муссировались и тп

Ну и так вся цивилизация развивалась, собственно. Как изобретут что-нибудь - тут же к этому привыкают, но пока не было - вовсе не страдали.

Все мы (ну - мое поколение, вы-то моложе)) помним жизнь ВООБЩЕ БЕЗ  мобильных телефонов и интернета. Мы же не ощущали себя несчастными, ущербными, неустроенными и тп - а теперь уже - отними это у нас - будем.

А чужие мобильники и почта - это уж к вопросу об инстинкте самосохранения. как говорится - "Не ищи, а то найдешь!"))

Ирина, мы с Вами попали в вечный спор, что является определяющим :) Думаю, правда где-то посередине: ведь в нашу жизнь технологии попадают не сразу, и их изобретение с бытовыми нуждами, действительно, прямо не связано. Давно уже технически возможны вещи, которых в быту пока нет. Зато когда мобильные оказались доступными, они кардинально поменяли жизнь. Я помню первые анекдоты на эту тему (думаю, мы с Вами одного поколения все же): "Какая хорошая вещь мобильный телефон! Когда не позвонишь, жена все дома".

Почему-то снова про жену получилось. Но про детей анекдотов не придумали - серьезная тема ))

Саше: преодолела себя просто с помощью здравого смысла.

Потому что если идти на поводу у собственных опасений  - а по сути эгоизма - то тогда ребенок будет до совершеннолетия, а то и дольше - перемещаться в автомобиле с водителем из одного безопасного места в другое, и жить как в аквариуме - чтобы родителям было спокойней...

когда осознаешь, что ты просто себя успокаиваешь таким образом, а не думаешь об интересах ребенка - который сам по себе отдельный от тебя человек - то инчае смотришь на ситуацию. 

и понимаешь, что нужно не "оградить" его от всего, а "научить" в этом существовать.