Вера Шенгелия /

Что ждет пожилого человека в Cети

В последние годы все больше пожилых людей приходят в Интернет, который становится для них настоящим спасением. Жаль, что владельцы сайтов и сервисов совсем не замечают этого факта

Фото: Alamy/Photas
Фото: Alamy/Photas
+T -
Поделиться:

В Нью-Йорке в доме престарелых Benjamin Rosenthal настоящая компьютерная революция, — сообщает The New York Times. Благодаря партнерской программе Microsoft пожилые люди получили компьютеры, видеокамеры, микрофоны и, главное, доступ в Интернет. Теперь они играют по Сети в бинго и маджонг, флиртуют, заводят аккаунты на социальных сетях и учатся пользоваться, например, скайпом, как Адель Лернер, которой 103 года. «Интернет просто разбудил меня!» — говорит пенсионерка, которая теперь может общаться с дочкой, живущей в Калифорнии, и смотреть прямые трансляции из синагоги.

Эта история отлично укладывается в общемировую тенденцию, согласно которой в последние несколько лет аудитория Интернета большей частью прирастает за счет сегмента 55+. В России об этом свидетельствуют данные TNS Gallup Media, в Америке — крупнейшей исследовательской компании Nielsen. Согласно статистике Nielsen, за последние пять лет в Интернете стало на 6 миллионов больше пожилых пользователей.

Интернет как будто и не заметил этого тренда. Недавно, например, во всех лентах была новость про 16-летнюю американку Сунми Ху, которая сама разработала поисковик для своего старенького деда. У деда при попытках пользоваться Интернетом возникали вполне предсказуемые проблемы: он плохо видел, что написано на странице, и не мог отличить полезную информацию от рекламных баннеров. Сунми поместила все рекламные ссылки в специально отведенное для них место, увеличила шрифт и позволила масштабировать страницу до 200%. Назвала сервис Good50. История, конечно, дико трогательная и удивительная, но как-то странно, почему такую простую штуку сделала американская девочка, а не крупная IT-корпорация.

Справедливости ради замечу, что поисковик для пожилых — cranky.com — уже несколько лет существует в Сети. Главное его отличие от обычного в том, что при выдаче на экран выводится не больше четырех ссылок. То есть основных проблем пожилых он не решает.

Кроме того, в Сети периодически мелькают сообщения о запуске новых социальных сетей для пожилых. Вот тут-то и возникает вопрос, чем, собственно, пожилые пользователи отличаются от всех остальных. Смотрите, чем, согласно данным все той же компании Nielsen, занимается пожилая аудитория в Сети: проверяют почту, просматривают и распечатывают карты, смотрят погоду. Чаще всего заходят на Google, Windows Media Player, Facebook и YouTube.

Иными словами, пожилая аудитория по своим интересам мало отличается от какой-либо еще. Интернет удовлетворяет потребность в общении, полезной информации и развлечениях. И едва ли пожилые люди хотят общаться исключительно со своими ровесниками. А значит, им не нужны резервации. А нужны обычные сервисы, которые пользуются популярностью у всех людей во всем мире. Обычные сервисы, просто немного приспособленные к их возможностям.

Это каким-то странным образом напоминает проблемы мигрантов. Про которых все демографы всегда говорят, что им не нужны этнические школы и компактные поселения, а нужна нормальная адаптация. 

Есть и еще один важный вопрос: что дает нам, молодым людям, тот факт, что старики вышли в Интернет?

Вот например: «Сегодня — 13 января... Для большинства моих земляков — традиционный, хотя и не отмеченный в официальном календаре праздник, старый Новый год. А для меня этот день — дата, как топором вырубленная в памяти.

13 января 1944 года после изнурительного марша в тылу германских войск по почти непроходимым полузамерзшим Полесским болотам спешенные кавалеристы 2-го кавалерийского корпуса (коней нечем было кормить, и их оставили в тылу) вышли к берегу Припяти западнее Мозыря.

Тогда я был ранен в ногу, остался жив, но... оказался в немецком плену».

Это из ЖЖ Дмитрия Борисовича Ломоносова, инвалида войны, 1924 года рождения. Очень здорово, что ему удалось разобраться со всеми сложностями Интернета и что мы теперь можем читать его воспоминания.