Оспа в Уганде отменяется — но осадок остался

Вчера ВОЗ начала расследование вспышки оспы в Африке. Сегодня сообщают, что это ветрянка. Cчитается, что в 1979 году оспа была истреблена; уже не осталось врачей, видевших оспу вживую, и возможны ошибки. А еще образцы вируса есть у военных — и, возможно, у террористов

Фото: AFP/East News
Фото: AFP/East News
+T -
Поделиться:

Сообщение о случаях заражения оспой из провинции Будуда на востоке Уганды поступило от местных СМИ. ВОЗ немедленно начала действовать: вирус был окончательно истреблен в 1979 году, прививать людей перестали — и сегодня человечество не имеет иммунитета против этой смертельной болезни. Сегодня пришло известие: оспа оказалась ветрянкой, отбой тревоги. Релиз ВОЗ говорит, что в некоторых случаях спутать две болезни легко.

Карикатура: Английский врач Эдвард Дженнер делает первые в истории прививки от оспы – а пациенты растят рога: вакцина делалась на основе выделений больных коров.

Возникает вопрос: что же это было? Действительно ли можно перепутать натуральную и ветряную оспу? Мог ли вирус сохраниться где-то в природе и вернуться снова? Считается, что вирус остался только в лабораториях нескольких государств под охраной военных (для того чтобы можно было быстро возобновить производство вакцины); есть и постоянный страх, что оспой завладеют террористы.

Эксперты под рукой: в 1970-е годы СССР произвел треть вакцин от оспы для возовской программы; советские эпидемиологи ездили по всему миру и были одними из лучших специалистов по оспе. Я позвонил в Санкт-Петербургский НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Пастера (это был один из ключевых институтов в том проекте), где мне дали домашний телефон профессора Лидии Ивановны Шляхтенко, — сегодня она уже на пенсии, но именно поэтому я хотел с ней поговорить. Дело в том, что сегодня уже почти не осталось врачей, видевших оспу вживую. Вот я и спросил:

Илья Колмановский: Вы видели оспу?

Лидия Шляхтенко: Да, конечно, еще в 1950-е годы, последние случаи в нашей стране.

И.К.: Можно перепутать с ветрянкой?

Л.Ш.: Нет, это совершенно разные вещи. При ветрянке температура в среднем не выше 38°С, пузырьки на коже неглубокие, с прозрачной жидкостью; они поверхностные, поэтому, лопаясь, не оставляют рубцов. При натуральной оспе температура под сорок, пузырьки наполнены гноем и оставляют глубокие рубцы. Врачи, которые поставили диагноз в Уганде, либо не читали учебники, либо из-за антисанитарии пузырьки их пациентов заразились стафилококком и стали гнойными... Но там же должны были остаться британские врачи, которые понимают!

И.К.: А теоретически оспа могла пережить трудные десятилетия где-то в удаленных племенах и вернуться?

Л.Ш.: Невероятно. Для того чтобы вирус не вымер, но и не распространялся по миру, нужна популяция не менее миллиона человек, изолированная где-то в горах или на острове, — таких мы не знаем.

И.К.: Может ли вирус восстать из могил — из трупов, захороненных в мерзлоте?

Л.Ш.: Теоретически да, но не в Уганде!

И.К.: Может ли измениться вирус оспы обезьян — и стать заразным для человека?

Л.Ш.: А вот такая опасность существует... Ведь даже коровья оспа достаточно близка к человеческой — что с XIX века позволяло делать вакцину на основе пузырьков больных коров.

Одним словом, в этой истории больше вопросов, чем ответов. То ли дело в ошибке диагноза, то ли в мутации вируса обезьян, которая могла выглядеть как нечто среднее между оспой и ветрянкой. Будем следить за новостями — кто-то же в итоге должен докопаться до правды.