Война у трансформаторной будки

О групповом поведении подростков и павианов

Фото: Corbis/Fotosa.ru
Фото: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

— Вы знаете, что сейчас идет война?!

Тощий пятнадцатилетний подросток с прыщом на носу смотрел на меня пронзительно, маленькими остренькими глазками. Самой заметной деталью его внешности были огромные, высоко зашнурованные, тяжеленные на вид ботинки. В коридоре на банкетке сидела мама юноши, обеспокоенная тремя двойками и двумя неаттестациями за последнюю четверть.

— Прости, но что ты имеешь в виду? — осторожно уточнила я. По возрасту и личному и семейному анамнезу парня ожидать можно было чего угодно — от израильской агрессии до нападения зеленых человечков из электрической розетки.

— Вот видите, не знаете, — горько вздохнул подросток. — И вообще, никому и дела нет. И только мы...

— А кто это — «мы»?

— Я — «антифа»! — гордо вздернув прыщ, произнес юноша.

— А-а! Понятно! — искренне обрадовалась я (все-таки не зеленые человечки!)

— Что это вам понятно? — подозрительно спросил он.

Внутри моего квартала есть достаточно уединенное место — две огромных кирпичных будки с небольшой заасфальтированной площадкой между ними. Одна из будок, кажется, трансформаторная, а другая, по всей видимости, — выход из давно законсервированного атомного бомбоубежища. Я часто гуляю там со своей старой собакой. И вот на этих будках давно переписываются между собой две группы молодых людей. Ничего необыкновенного — свастики, националистические призывы, надписи «антифа»... Впрочем, встречаются и оригинальные лозунги, например: «Убей фашиста, порадуй дедушку!» Я не без интереса читала эту переписку и вспоминала Конрада Лоренца. Такая демонстрация агрессии (тексты — заменители угрожающих поз у собак) вполне меня устраивала, ведь, судя по всему, они вполне в них сублимировались.

Мой кабинет — отражение жизни окружающих кварталов. И вот они появились вживую. И фашисты, и антифашисты, и что-то еще более хитрое и неопределенное. Война!

По большей части их, конечно, приводят встревоженные родители. На войне, как на войне — тут не до учебы. И книжки они какие-то странные читают... Был случай, когда отец-пролетарий подрался с сыном, найдя у него «Майн Кампф», потом сын объяснил ему свою позицию («Россия — для русских, а Гитлер — это только изучение методики, ты же не станешь злиться на учебник истории»), они помирились, купили бутылку водки. После чего ко мне в слезах прибежала мама. Приходят девушки: «Я люблю парня, он фашист, и я не знаю, как мне...» Несколько раз приходили сами мальчишки, как правило, из тех, которые бывали у меня раньше, в младшем возрасте: «Хочу услышать еще мнение, точнее, разобраться, родители достали, но ведь я понимаю, что правда — на нашей стороне...»

Страшный сон — у меня в кабинете на полке, запрятанные глубоко за литературу по детской и возрастной психологии, лежит с десяток националистических и иже с ними брошюр, которыми меня снабдили проникнувшиеся доверием подростки, «чтоб вы узнали и разобрались».

Масса ужасных историй с тайными могучими организациями, с преследованиями, с избиениями и убийствами, в детективном стиле: «Вы не представляете, что творится. И никто из внешнего мира не представляет...» Девяносто процентов из всего этого, по счастью, воспаление героической фантазии. Люди в черном, супермен приходит на помощь... Но остаются еще десять процентов.

— Я знаю, там, где трансформаторная будка, я гуляю там с собакой.

— Не делайте этого, там опасно, — почти интимным тоном. — Я хочу вас предупредить, я вам добра желаю!

Охохонюшки-хо-хо! Доброжелатель! А кто же тебе-то пожелает? В дворовой школе — тоска, все предметы запущены еще с конца начальной школы, учитель вполне может раздраженно бросить классу: «Вы все дебилы, и судьба вас ждет соответствующая». Профориентации — ноль, мысль, что работа может приносить не только деньги, но и удовольствие, в голове не ночевала. Единственная ассоциация на слово «творчество» (проверяла) — «народное, художественное». В семье разговоры о деньгах, которых всегда не хватает, и заклинания: «Сынок, ты только водку не пей, а то будешь как...» Ходил ли в кружки, в секции? В хор до третьего класса. А потом? Да там же за деньги все... Вранье, не все и не всегда! Но кто же тебе (или хоть твоим родителям) подскажет?

Они обычные городские дети, подростки. Психически и соматически относительно здоровые, никем не «зомбированные» и не обученные в «лагерях смерти». Но в любой день при стечении обстоятельств они могут убить. Искалечить. И искренне считать, что сделали это не просто так, от собственной ненужности миру, от избытка никуда не направленной витальности и агрессивности, а «по идеологическим мотивам». И практически любой (чуть-чуть харизмы и немного материальных ресурсов) может воспользоваться этим источником в своих корыстных, благородных, идеологических, религиозных, каких угодно целях. Идет война!

Но я же (лично я) должна что-то сделать? Я пытаюсь их «приручить». Обсуждаю «Майн Кампф», труды «Аненербе» и книги Головачева и Лимонова. Жду, когда дело дойдет до Ницше и Мальтуса. Не доходит. Чувствую себя так же, как много лет назад в зоопарке, когда подманивала и приучала к себе трусливого и озлобленного чернобурого лисенка по кличке Шельма. Часть пугается и пропадает. Часть (самая любопытная) остается.

— Я хочу понять. Я привыкла молчать и хранить тайны. Это моя профессия. Ты это знаешь.

Долгая пауза.

— Да, хорошо.

Картинка из серии «комические старушки». Ноябрьская тьма. Мокрый снег. Железные ступеньки, облезлая жестяная табличка с черепом «Не влезай — убьет!» Полуседая тетка в длинном пальто (это я) сидит на подложенной картонке, рядом лежит огромная лохматая дворняга и стоят несколько (десятка полтора) темных фигур. Речь идет о том, кого именно надо немедленно уничтожить, чтобы у нас в России настало всеобщее счастье. Вариантов, как вы понимаете, несколько.

— А что вы скажете?

Я говорю. Я вообще-то неплохой лектор. И отнюдь не кабинетного толка. Доводилось читать и в лесу (для юннатов), и на берегу Белого моря (для студентов), и даже на борту МРС (малый рыболовный сейнер) на Дальнем Востоке — для рыбаков, чтобы знали, кого надо поймать. Но эти место и контингент, пожалуй, все-таки самые экзотические.

Ницше и Мальтуса — к черту. Чистая биология, здесь я сильна и уверена в себе. Кажется, это называется социал-дарвинизм. В каждом поколении рождается и вырастает сколько-то молодых людей, предназначенных погибнуть на баррикадах. Это нужно для выживания и в идеале для экспансивного развития данной популяции. Это можно назвать любым термином, но это нельзя отменить. Люди сложнее зверей. Этому стремлению можно придать фантик. Идеологический, классовый, религиозный и т. д. Король Артур отправлял своих рыцарей на поиски Грааля. Крестовые походы решали европейскую проблему избыточных молодых самцов за счет жителей мусульманских стран. Здесь и сейчас: я своими глазами видела это в Египте, на палестинских территориях, в Грузии, в Каракалпакии... Если продолжить в будущее, открыть космос и организовать Свободный Поиск, то получится Максим Каммерер, который долетит, шлепнется и все равно ринется на первую подвернувшуюся баррикаду. Флибустьеры, ушкуйники, «Народная воля», казанские уличные войны времен моей юности, хулиганствующие стаи молодых ворон, подростковое группирование у павианов...

Слушают, развесив уши, встряхивая головами, чтобы лучше уложилось. Прямо слышу треск: пытаются встроить приводимые мною примеры и обобщения в уже имеющиеся в мозгах конструкции.

Неожиданное и даже капризное возражение от одной из черных фигурок в огромных ботинках:

— Что же, это все только для самцов? А нам, девушкам, что же? Киндер, кюхен, кирхе? У нас не так!

— Можно списать на эмансипацию, — усмехаюсь я. — Но если вспомнить кое-какие эпизоды из Ветхого Завета, картину Делакруа, Софью Перовскую, то картина получается несколько сложнее...

Я говорю: не позволяйте никому собой манипулировать. Ищите еще занятие, смысл. Свое, собственное. Кто предупрежден, тот вооружен.

Они говорят: где же его взять? А тут вот все ясно...

Разница между «фашистами» и «антифашистами» для меня почти незаметна. Вопрос выбора: кого надо «мочить в сортире»? Я говорю: ты понимаешь, зло не способно к воплощению. Только разрушение. Все, что в мире воплощено, — это намерения и деяния добра.

— Я понимаю, — говорит фашист. — Всех хачей и черных замочить. Тех, которые перед Западом преклоняются, пришипить. И строить НАШУ Россию — русскую и православную. Воплощать — это вы красиво сказали.

— Я понимаю, — говорит антифашист. — Убить всех фашистов. Тех, которые не понимают демократии и что все равны, пришипить. И строить НАШУ Россию — свободную и демократическую. Воплощать — это правильно.

Я опасаюсь: что же будет, если они узнают, что я — «и нашим, и вашим»?! Однажды выясняется: они знают, у них разведка во «вражеском» лагере. Я покупаю баллончик с краской и пишу на трансформаторной будке: «Да здравствуют молодые павианы! Всех видов и расцветок!» Через некоторое время внизу появляется смайлик со свастикой. И чуть позже — смайлик со знаком «антифа».

Это наши дети. Если мы будем искать «зло» где-то снаружи, объяснять его чьими-то происками, то оно грянет вновь и вновь.

Комментировать Всего 18 комментариев

"В каждом поколении рождается и вырастает сколько-то молодых людей, предназначенных погибнуть на баррикадах. Это нужно для выживания и в идеале для экспансивного развития данной популяции"

Пассионарии, по теории Гумилева? Катерина, скажите, а в России сейчас много таких молодых ребят?

Гумилевская пассионарность все-таки значительно философическая вещь. Я же имела в виду попроще, ближе к физиологии: определенные характеристики нервной системы, развитие (или недоразвитие) внимания, прогностического мышления и т.д. Мне кажется (в отличие опять же от Гумилева), что таких молодых людей в популяции всегда приблизительно один и тот же процент. А вот что они будут конкретно делать (разгружаться в кулачных боях деревня-на-деревню, караулить с бомбой царей или мирных жителей, громить стадионы, искать Грааль, полетят в космос осваивать Вселенную и т.д.) напрямую зависит от социальной ситуации. Во все времена всем правительствам приходилось эту ситуацию как-то разрешать. У современного исламского мира она стоит очень остро, у европейского менее остро (причины не философского, а демографического характера - у исламцев значительно больше ничем незанятых молодых самцов!). Главное, мне кажется, - не замалчивать существование проблемы и конструктивно работать в этом направлении. Мы все-таки не павианы :)) - это у них все регулируется естественным отбором. Например, уже хорошо отработанные в истории способы - отправить излишек молодых самцов на завоевательную войну (остальные героически справляются с трудностями на родине) или посадить значительную часть их же в лагеря (остальные строят коммунизм) - на современном этапе все же следует признать неприемлемыми.

В России таких "неприкаянных", к сожалению, довольно много, так как много депрессивных регионов и районов в больших городах. Этим, конечно, надо заниматься на государственном уровне.

вполне похоже, что такой биологический мех-м действительно существует... но как-то в нашей бедной стране, в которой и так 1) детей мало, население стареет  2) мальчиков меньше значительно чем девочек  - неплохо  было бы этот процент понизить.... эх

В том-то и дело, Катя! У нас в этой теме и близко нет никакой фатальности (вот палестинские территории - это да!), и всех этих "баррикадничков" вполне можно занять важным и нужным делом - оно найдется. Но это должна быть ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА, никакие усилия энтузиастов тут не решат проблемы.

Екатерина, а почему только государственная политика? Ведь всем этим фа и антифа удаётся привлечь подростков - почему бы другим "энтузиастам" этого не сделать?

Александр, обратите внимание, что все эти "фа" и "антифа" сугубые государственники, они все выступают как бы от имени России. "Что вы делаете?" - 1) "Спасаем Россию от засилья черных, а русский народ - от вымирания" 2) "Спасаем Россию от фашистской заразы, а русский народ ведем к интеграции в мировое цивилизованное сообщество."

Кроме государства это может делать еще религия (история полна примеров).

"Баррикаднички" героичны по натуре, они согласны погибнуть, но им нужна Великая Цель. Никакие частные инициативы тут не катят. Из художников, работавших для подростков, это очень хорошо чувствовал Аркадий Гайдар. Его героев совершенно невозможно представить выросшими, в обыденной жизни. Все они рождаются только для того, чтобы совершить подвиг и умереть.

Катерина, про героизм и великую цель вполне понятно, возражений нет. Но мне кажется как минимум спорным представление о том, что великие цели непременно должны исходить от государства или даже "от его имени".

Я же говорю, подходит еще "духовная" цель, от религии, независимая от конкретного государства.

Но давайте для ясности "спустимся" на один уровень. Биологическая цель существования "баррикадничков" - пожертвовать собой ради процветания и в идеале расширения ресурсов и территории родной группы. Конечно, можно погибнуть и в схватке футбольных фанатов, и в драке между дворами. Но это все-таки очевидное "не то". Жизнь - великое благо, это чувствуется на уровне инстинкта. Алтарь, на который она будет принесена, должен быть ОЧЕНЬ значительным.  А что Вы можете еще предложить, кроме "самодержавия (государства), православия (религии), народности (народа)"? Еще лучше конечно "все человечество" (фильмы про суперменов, спасающих мир). Кстати, я как-то была на встрече с людьми от космических программ (космонавты и управленцы), так они говорят (и я им верю), что даже из отряда космонавтов регулярно являются в их "центр" люди и говорят, что ради космического примата России они готовы сейчас лететь на Марс "в один конец" (наука и промышленность пока не может обеспечить возвращение), то есть сыграть роль "человека-Лайки" - долететь, осмотреться, поставить флаг, передать информацию и погибнуть. А это ведь взрослые, образованные люди. Представьте себе, с какой силищей мы имеем дело!

Интересно, а инстинкт самосохранения в неприкаянных павианах, молодых и взрослых, значительной роли не играет? Мне довольно давно кажется, что чем больше громких и пафосных речей, в том числе и о "Благе", произносит человек, тем менее он способен на реальные поступки, когда наступает время.

Вы совершенно точно заметили, Алексей. Люди, которые пишут о "благе России" многотомные эпопеи (многословные блоги) на баррикады уже не пойдут и в космос "в один конец" не полетят. Они уже сублимировались. Поэтому я и радовалась "дискуссии" на трансформаторной будке - пока переписываются, не убивают друг друга. Но часто - увы! - "баррикаднички" существа почти невербальные, не умеющие ни мыслить, ни выражать свои (и даже чужие) мысли.

Если примат без клинических отклонений в развитии не способен к самостоятельному критическому мышлению и готов воспринимать почти исключительно примитивные лозунги, призывающие к нехитрой физической активности, то дело здесь, наверное, в воспитании и уровне образования. Да банально даже в "начитанности". И государственная политика должна быть направлена на то, чтобы уровень образования населения повысить.

Но это оочень долгий процесс. А значит, на данный момент для направления "витальности" этих подростков нужны лозунги. Агрессивные. И очень интересно было бы узнать ваши идеи по этому поводу).

Мне вот неприятно вспомнились "нашисты" (если они еще существуют) - примерно в этом русле, но, вроде, хотя бы не убивают. Еще есть "лимоновцы". (Еще, естественно, вспоминаются пионеры, но к сегодняшнему дню их не очень приспособишь.) Абстрактные "несогласные" жадных до подвигов подростков, очевидно, не "заводят". И судя по всему, многим "неприкаянным" нужно что-то "по-горячее". Отвлечь на какие-то химеры, вроде внешней, но не достаточно определенной, угрозы, их не удастся. Им нужен ясный и достижимый объект приложения физического усилия, агрессии.

Так каким бы важным и нужным делом их занять? Да хотя бы просто безвредным..

Просто безвредное им не подойдет. Им нужно именно важное и нужное. Ведь биологическая задача подростковых группировок у павианов - на время уйти из стада и там либо погибнуть, либо присоединить к стадной территории еще один кусок. Вот что-то в этом ключе. Космос, конечно, подошел бы идеально :)) В семидесятые годы были анекдоты на тему интерната для дебилов: "Мальчик, кем ты хочешь стать, когда вырастешь?" - "Каф-ма-наф-том!"  И в этом - увы! - была сермяжная павианская правда.

В реале умная политика вероятно должна быть направлена сначала на аккуратную сортировку, а потом - на довольно настойчивое предложение ограниченным (возможностями данного подростка) списком: научный поиск, экологический мониторинг, военно-спортивные игры, большой спорт, гуманитарные подвиги во благо и т.д.  Если бы только политики могли договориться между собой! Никакого Марса не надо. Грузи их вагонами вместе с генетически модифицированными саженцами и отправляй Сахару озеленять (предварительно накачав сагой про "Дюну" под завязку)  :))) И будут как миленькие строить свой "нью-комсомольск"! Но надо, чтобы этим кто-то озаботился. Предоставленные сами себе они - увы! - только хватать, разрушать и убивать могут... (помним биологию: подростки у стайных приматов - приспособления для расчистки, захвата и первичного удержания территории).

++экологический мониторинг, военно-спортивные игры,++

вот да, есть проблема тут. Экологический мониторинг? Была такая группа, "Хранители радуги", которые больше не экологию защищали, а спускали бабуинский заряд... Куда-то они делись, сдулись как-то. А про военно-спортивные игры - ну да, вон в Англии кадеты есть, такая типа Зарница в школах. Автоматы, камуфляж, лазают по стенкам, даже прыгают с парашютом иногда (большие которые). Девочки тоже участвуют. И конечно, море патриотизма, "Боже, храни Королеву!" и пр. Меня несколько напряжет канализирование бабуинской энергии в такую Зарницу, потому что естественным образом оттуда выпрет камуфляж и "Путин и Сталинград". Я, кстати говоря, обскурант, ретроград и националист, и меня выплески здорового патриотизма скорее радуют, чем пугают:) Но уж пожалуйста, не в инкарнации "камуфляж, Путин и Сталинград". А других форм военно-спортивных игр я как-то ни в какой стране не встречал...

Вот отчего сдулись "Хранители радуги", интересно?   

Не вкладывались в них просто. Из "камуфляжных баррикадничков" каждый вкладывающийся (независимо от национальности и типа режима) все-таки надеется в случае чего поиметь хунвейбинчиков, которых можно натравить на то или иное. Тема тут не важна. Вот в Гринпис вкладываются, и он "сдуваться" и не думает, хотя не военный, а насквозь экологический.

про Гринпис я довольно много знаю... Этот пример не работает. Во-первых, потому что в него институционально (и государственно) НЕ вкладываются, там другая схема пожертвований совсем. Во-вторых, там от пассионарности немного осталось. Это теперь вполне взрослая и довольно бюрократическая структура, похожая на массу других NGO. Оттого и появились Хранители, что Гринпис уже давно не канализирует павианскую энергию.

Согласна. Но так со временем перерождается ЛЮБАЯ структура. От научной школы до военной дружины, от поэтического направления до политической партии. Сначала - буйные молодые павианчики-ниспровергатели основ, с одним или несколькими вожаками. Потом период "устаканивания", потом застой, потом разложение. Одновременно появляются следующие ниспровергатели... Мое мнение все же: они вполне могут строить "комсомольск на сахаре" или "комсомольск на марсе", если процесс будет хорошо организован и проплачен "старшими товарищами". Но зачем современным "старшим товарищам" комсомольск? Ведь натравить "синих" на "фиолетовых" куда проще и дешевле. Это еще римляне и организаторы крестовых походов знали...

Практика показывает, что цели могут быть самые неожиданные.

Два месяца назад в Орегоне молодой человек совершил самосожжение перед меховым магазином  в знак протеста против жестокого обращения с животными. Так что одним только человечеством дело не ограничивается - некоторые готовы погибнуть даже за представителей других видов.

Да, Вы правы, это уже предельное расширение, хотя с психикой молодого человека наверняка было не все в порядке (мои "баррикаднички" - психически нормальны). Но действительно - если додумать современные идеи толерантности и пр. до конца, то почему надо ограничиваться человечеством? :) Где-то на границе с Руандой на фоне межплеменных войн, с оружием в руках и группой сподвижников из местных, против каких-то правительственных (!!!) войск за выживание карликовых шимпанзе борется неистовый скандинавский (не помню точнее) приматолог. Все его европейские коллеги бежали от возобновившихся беспорядков. А он остался, грудью заслонив обезьянок! Типичный "баррикадничек"!