Нелли Шульман /

Бактерии-приспособленцы

Когда три года назад бактерия Neisseria gonorrhoeae, она же гонококк, стала демонстрировать устойчивость к обычным методам лечения, врачам было рекомендовано перейти на новые антибиотики. Когда же в прошлом году больным гонореей в Великобритании перестал помогать азитромицин (известный в России как сумамед), глава лаборатории по изучению венерических заболеваний британского Агентства по охране здоровья профессор Кэтрин Айсон сделала неутешительный прогноз

Фото: Getty Images/Fotobank
Фото: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

В отличие от сифилиса, который большинство историков рассматривают как  болезнь, завезенную в Европу из Нового Света во времена Колумба, гонорея, что называется, продукт домашнего производства.

Первые упоминания о гонорее относятся к концу XII века. Известно, что при осаде Акко крестоносцы, помимо малярии и дизентерии, страдали от болезни, которая по набору симптомов напоминает гонорею. По возвращении из Седьмого крестового похода французский король Людовик IX даже выпустил указ, карающий за распространение этого заболевания ссылкой на поселения.

В эпоху Ренессанса на фоне охвативших Европу эпидемий сифилиса гонорея поначалу воспринималась обществом как болезнь легкая и безобидная. Однако вскоре обнаружилось, что у этого «легкого и безобидного» недуга могут быть достаточно тяжелые последствия: бесплодие (как у мужчин, так и у женщин), внематочные беременности, выкидыши. Благодаря пятому сезону House M.D. мы теперь также знаем, что гонорея может привести к абсцессу в сердце. При этом риск заражения очень  высок — 60-80% женщин заболевают гонореей после одноразового незащищенного секса с носителем инфекции. Борьбу с болезнью осложняют и трудности с ее своевременным диагностированием: в отличие от сифилиса, гонорея протекает практически бессимптомно у 30-60% пациентов.

Вплоть до XIX века гонорею, как и сифилис, лечили препаратами на основе ртути: лекарственное средство вводили в мочеиспускательный канал. На затонувшем в 1545 году английском военном галеоне Mary Rose археологи среди прочих артефактов обнаружили шприц, применявшийся для подобных инъекций. Более современный вариант такого шприца использовался для лечения гонореи армейскими врачами во время Гражданской войны в США.

К концу XVIII века инъекции ртути стали заменять таблетками, содержавшими тот же препарат. Известно, что такими таблетками в сочетании с немедикаментозными методами — строгой гигиеной, диетой и воздержанием от спиртного — лечил гонорею у Казановы его врач.

В XIX веке соединения ртути уступают месту нитрату серебра, на основе которого немецкий фармацевт и химик Артур Айхенгрюн (придумавший, кстати, аспирин) создает протеинат серебра, или протаргол. Протаргол использовался для лечения болезни вплоть до 1940-х годов.

Затем ему на смену пришли антибиотики, а с ними и долгожданная возможность излечиться от гонореи с помощью одного укола. Так оно и было, пока гонококк не научился постепенно приспосабливаться  к антибиотикам. Сейчас, по мнению профессора Кэтрин Айсон, мы наблюдаем дальнейшее его развитие. Если тенденция сохранится, то в скором будущем гонококк станет устойчивым и к антибиотикам цефалоспориновой группы, которые используются для лечения гонореи сегодня. И тогда у врачей останется один выход: существенно повышать дозы лекарств. Впрочем, всегда есть надежда, что ученые изобретут новый препарат.

Комментировать Всего 2 комментария

Гонка вооружений :-)

Никогда не читайте за обедом советских газет...

Статьи и разговоры о здоровье и ужастики на эту тему, вызывают приступ паники, что все уже пора накрываться белой простыней и ползти в сторону кладбища, болеть начинает одновременно все и везде.