Ольга Свиблова: После этой фотобиеннале у меня, кажется, не осталось мечты

Ольга Свиблова провела для нас очередную экскурсию по «Фотобиеннале-2010». На этот раз виртуальную

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:

Московский музей современного искусства

Тверской б-р, 9, с 12 до 20, кроме четверга, в четверг с 13 до 21

Пьер Була. Ретроспектива

До 25 апреля  

Эта мировая ретроспектива Пьера Була — первая столь масштабная за всю его карьеру. Это какая-то ирония судьбы, потому что весь мир знает, что Пьер Була — классик французской фотографии. Он начал работать во время Второй мировой и за свою долгую карьеру объездил весь мир. Була работал в самых разных направлениях, доказав, что для большого мастера границы между жанрами условны. Но прежде всего он, конечно же, репортер. Как и в случае Картье-Брессона, его репортерская фотография — это искусство. А еще Була великолепный портретист.  

  

В 1940-е годы Була много работает в индустрии моды. Именно Була совершил революцию в fashion & style-фотографии. Он первым придумал фотографировать моделей не в павильоне, а на улице, и первым стал снимать светских дам в качестве моделей. И все это он делал блистательно и с юмором. Он легок, но при этом точен и графичен, как Брессон. Интересно сравнивать Пьера Була и классиков агентства «Магнум»; в чем-то он даже виртуознее их.

Для меня давно понятно, что часть камеры, которая зовется «объектив», должна называться «субъектив», и в случае Пьера Була это очевидно втройне.

Галерея «Город столиц»

Пресненская наб., 8/1, с 10 до 21 ежедневно, при поддержке Capital Group 

Габриеле Базилико, Леонид Тишков, Франсуаза Югье, Алина Гуткина, Наталья Никитина  

До 15 мая  

В многофункциональном комплексе «Город столиц» (часть проекта «Москва-сити») компания Capital Group отдала искусству 2000 квадратных метров.

Мы не случайно выставили там работы Габриеле Базилико — классика итальянской фотографии, работавшего в разных жанрах, но прославившегося своей архитектурной фотографией. Этот жанр — один из самых трудных в искусстве фотографии. Современную архитектуру почти никто хорошо не снимал. Базилико — один из немногих, кто умудряется фиксировать современный городской ландшафт, находя такие ракурсы, что нам видны и все пропорции, и все декоративные элементы зданий.

В этом же пространстве мы открыли Sublimes Франсуазы Югье. Это второй проект Югье на «Фотобиеннале-2010». Первый — «Коммуналка» — выставлен в Государственном музее архитектуры им. Щусева.  

 

 

В башне «Федерация» разместился и еще один проект — «Частная Луна. Путешествие в Париж» Леонида Тишкова. Лет семь назад мы показали его первый проект-путешествие. Тогда источающий неоновый свет полумесяц объехал всю Россию, затем, став мировым хитом, побывал на многих международных выставках и биеннале. А в прошлом году его «Луна» поселилась в Линце. В течение двух месяцев жители Линца могли, записавшись на сайте местного Центра современного искусства, получить на три дня «частную Луну» к себе домой. Можно было поместить «Луну» на крышу, в дом или сад, куда угодно, главное — чтобы ее могли наблюдать не только «хозяева», но и любой желающий, оказавшийся в том месте. Был жуткий ажиотаж, а в последние дни даже устраивались огромные совместные чаепития, чтобы все, кто не успел, могли тоже поучаствовать.

Потом оказалось, что Линц не был последним ее пристанищем: потом «Луна» переехала из Линца в Париж.  

Мы хотели, чтобы в галерее «Город столиц» были представлены разные пластические истории, потому что пространство там разделено на секторы, которые выходят к большому атриуму, и все это немного напоминает Музей Гуггенхайма. Поэтому помимо фотовыставок мы разместили здесь два видеопроекта — Old School Алины Гуткиной и видео Наташи Никитиной «Памяти Дмитрия Александровича Пригова».

Фонд «Екатерина» 

Кузнецкий мост, 21/5, с 11 до 20, кроме понедельника  

Бернд и Хилла Бехер, Сабина Вайс, Энтони Сво  

До 10 мая  

В фонде «Екатерина» наконец-то состоялось большое открытие нашей «Фотобиеннале-2010» — открылись сразу три выставки: «Индустриальные археологи» Хиллы и Бернда Бехер, «Полвека фотографии» Сабины Вайс и «Потерянный рай» Энтони Сво, который, кстати, приехал в Москву в этом году и успел поработать со «Снобом», сделав репортаж с митинга 31 марта. 

В этом году за тему Vive la France! отвечает старейшая из ныне живущих французских фотографов — Сабина Вайс; недавно ей исполнилось 85 лет. Она честный и верный приверженец французской гуманистической фотографии — чудесная, пронзительная художница с очень женским взглядом. Ее ранние работы датируются началом 1960-х годов, но и сегодня она много ездит по миру и продолжает снимать. Обязательно стоит посмотреть, потому что атмосферу эпохи может передавать не только снимок, но и использовавшийся при его печати метод.

Мне часто задают вопрос, какой у меня любимый фотограф и есть ли любимая фотография. Я предпочитаю не отвечать. Но раньше у меня была мечта.  

 

Я помню, как в 1983 году пришла в мастерскую к Илье Кабакову. Он всю ночь показывал мне свои альбомы и инсталляции — начало «кухонной» серии. Утром я как могла объяснила Алеше Парщикову, что это такое, мы вышли на улицу и всюду стали видеть «кабаковщину» — как будто мы смотрели на мир через абсолютную рамку, которая концептуально вырезала часть пейзажа. Так же и с Бехерами: если однажды ты увидел их работы, то уже трудно смотреть на мир прежним взглядом.

Заводские постройки конца XIX — начала XX века уже сами по себе безумно красивы. Они как храмы: люди верили в индустриализацию, как в Царство Божие. И Бехеры своими фотографиями как бы задокументировали этот умерший индустриальный мир. Сквозь эти простые снимки проступает настоящее чудо, о котором я мечтала.

И теперь я не знаю, что делать дальше, потому что моя мечта сбылась. 

Бернд умер, не дождавшись выставки в Москве, о которой он так мечтал. Хилла заболела и не смогла приехать на открытие, но приедет сейчас. Она вышла из больницы в день вернисажа и пообещала в ближайшие дни приехать в Москву, чтобы выступить с мастер-классом. Обязательно приходите. Бехеры воспитали блистательную плеяду художников и фотографов.  

Бернд и Хилла Бехер
Бернд и Хилла Бехер
Доменная печь Зиген, Хайнерхютте, Германия. 1961
  

И третья выставка — «Потерянный рай» Энтони Сво, мировая премьера. Сво — знаменитый фотограф, многократный лауреат престижных фотопремий. Год назад за серию «Америка во время кризиса» он был удостоен звания «Фотограф года», по версии World Press Photo, и получил премию за лучшую фотографию. Но выставки так и не было. И нам при поддержке посольства и Госдепа США каким-то чудом удалось эту выставку организовать.

Это удивительная история фотографа, который сумел почувствовать кризис в Америке задолго до того, как он произошел. Там есть фантастические кадры, когда огромные торговые центры стоят пустые, и такое впечатление, что началась война или просто окончилась мировая история. И вместе с этим очень много кадров с людьми, потому что все, что говорится об истории, говорится о людях. Я ужасно рада, что эта выставка случилась. Мне кажется, что это тоже одна из жемчужин фестиваля.

Комментировать Всего 2 комментария

Мне «Фотобиеннале-2010» нравится. Я думаю, что нам удалось показать очень хорошую программу, изысканно хорошую. Проколов практически нет. Я думаю, что темы, которые мы выбрали, назвав их как-то безумно просто — Vive la France, «Ретроспективы» и «Перспективы», — были очень правильными, потому что, в общем, эти темы показывают то, что ты всегда стараешься показать на биеннале. Половина программы, как всегда, зарубежная, половина российская — все эти правила были соблюдены. Но эта биеннале наполнена какими-то тайными связями, менее или более явные нити которых тянутся от одного проекта к другому и пересекаются такими узелками человеческих отношений. Когда-то Айдан Салахова, когда я в 1991 году брала у нее интервью, на вопрос, как ей удается быть галеристом и художником, ответила фразой, которую я до сих пор не забыла. Она сказала: «Никакой разницы нет. Ведь все, что делается, делается ради общения». Мне кажется, что это общение лежит в основе всей биеннале. Вот, например, мы показываем Картье-Брессона. Здесь я манифестирую, агитирую, голосую за семейные связи в искусстве, за дружественные связи. Их не надо бояться, если они происходят между людьми одного уровня. Посмотрите, вот ретроспектива Картье-Брессона, а рядом ретроспектива Мартины Франк — более четверти века она была его женой, подругой, советчиком, помощником, музой, и сегодня она тоже великий художник и вице-президент агентства «Магнум», созданного Картье-Брессоном. Я думаю, они друг друга только обогащали, и ничего страшного в этом нет.

Сара Мун в этот раз у нас показывает фильм о Дельпире. Робер Дельпир — это первый фотографический куратор. Он великий человек, основатель первой специализирующейся на фотографии художественной институции во Франции — Национального центра фотографии в Париже, первый фотоиздатель, основавший фотоэнциклопедию Photo Poche. Он очень много сделал в фотографии, и то, что фильм о Дельпире создан его женой Сарой Мун, никому в мире не мешает.

Я хочу сказать, что в жизни очень многое делается по семейственности, по телефонному праву, иногда делается и много плохих вещей. Но мне хочется, чтобы мы не боялись, потому что и хорошие вещи тоже происходят.

Вот рядом Паоло Роверси и Питер Линдберг. Лед и пламень, итальянец и немец, один «в фокусе», другой абсолютно «не в фокусе». Постоянное ироническое соперничество двух соседей, которые умудряются бороться за одни и те же заказы и в одних и тех же заказах, но бесконечно уважают друг друга и учатся друг у друга, работая в абсолютно разных направлениях.

Вот эти разные человеческие встречи, которые никогда не бывают случайными. Вот, например, ретроспектива Пьера Була: мы бы ничего не сделали, если бы не его вдова Ани Була, которая так бережно хранит и так замечательно знает его архив. Она встретилась с Пьером Була в 1954 году в Москве. Когда она приехала с дочкой и показывала ей метро, станции, где они с ее будущим мужем поцеловались, — это какие-то человеческие «уколы», очень важные в истории искусства: они согревают проекты, которые есть душа искусства. Искусство — это, конечно, объективная категория, но субъективный элемент тоже очень важен.

А вот, например, выставка «Мозаика» в «Новом Манеже» — заказ министерства культуры Франции, которое каждый год снимает Францию глазами французских и международных фотографов во всех ее проявлениях, — это опыт правильного культурного функционирования государственной модели, которому надо учиться.

Вот когда у нас в России и в Москве, в частности, начнут комфортно жить и работать интернациональные художники, когда наши институции начнут их поддерживать, когда мы откажемся от этой какой-то своей особенности, а будем взаимодействовать со всеми и работать на укрепление связей — тогда многое изменится в лучшую сторону.

Мне кажется, что во Франции, если мы говорим о профессиональном сообществе, где тоже люди, где тоже кто-то им близок, кто-то далек, но там есть такое понятие, как «профессиональная этика» — вот эта этика дает крепость и структурированность всей системы. Нам бы этому поучиться. Тогда общение будет еще более полноценным.