/ Москва

Павел Теплухин: Почему в России сейчас все так плохо

Фото: Григорий Собченко/Коммерсантъ
Фото: Григорий Собченко/Коммерсантъ
+T -
Поделиться:

В Давосе для меня стало очевидно, что единых рецептов выхода из кризиса, которые подошли бы и Америке, и Великобритании, и России, не существует. Меры, которые будут приняты в этих странах, должны отличаться друг от друга.

В частности, американское правительство должно увеличивать государственные расходы, поддерживать американских производителей и потребителей финансовых услуг, а английское, наоборот, должно сокращать государственные расходы и не поддерживать английского производителя и потребителя финансовых услуг. Потому что главная задача английского правительства состоит в снижении бюджетного дефицита, для того чтобы сохранить низкую процентную ставку в стране, то есть низкую стоимость привлекаемого капитала, который необходим для дальнейшего развития. Английское правительство в отличие от американского доллары печатать не умеет, а фунт английский не очень интересен для мировых инвесторов.

У российского правительства должен быть совсем другой характер действий. За счет накопленных золотовалютных резервов, все еще довольно значительных, у нас есть возможность сгладить резкие колебания. В принципе мы уже полгода занимаемся сглаживанием, теперь надо быстро готовить такие меры, которые помогут сократить бюджетные расходы. Скорее всего, уже в этом году нам потребуется резкое сокращение расходов, возможно, на 20 или даже более процентов. Это значит, что будут сокращаться социальные расходы, расходы на оборонно-промышленный сектор, будет сокращен госзаказ, скорее всего, придется сокращать зарплаты чиновникам или просто сокращать численность чиновников. 20-процентный секвестр бюджета — вещь нешуточная и достаточно болезненная.

Такого резкого падения производства и экономики, которое мы сейчас наблюдаем, у нас не было даже во время Великой Отечественной войны. В Давосе стало очевидно, что в России кризис развивается по более жесткому сценарию, чем во многих других странах, которые экономически гораздо слабее России. Почему так получилось? Мы неправильно оценивали состояние экономики до кризиса. Мы были уверены — и политики, и бизнесмены, и ученые, и банкиры — в том, что российская экономика недокредитована. Уровень кредитования внутри страны действительно был достаточно невысокий, и нам казалось, что надвигающийся кризис нас затронет в меньшей степени именно потому, что мы недокредитованная страна. А оказалось, что мы плохо знаем свою страну. Наша экономика была закредитована, но в отличие от мировых экономик не на уровне корпораций, а на уровне отдельных физических лиц, акционеров этих корпораций.

Практически вся российская промышленность и все российские крупные предприятия были заложены в качестве обеспечения по кредитам, взятым физическими лицами. Эти кредиты использовались на самые разные цели, в том числе на личные, на международную экспансию и на другие важные дела. На этот счет никакой статистики, естественно, ни у нас, ни у Центрального банка России, ни у центральных банков других стран не было. Наступивший кризис больно ударил по этим людям, многие этот удар не выдержали и перенесли его тяжесть либо на государство, либо на сами предприятия. Вот по такому сценарию у нас пошло развитие.

Мы знаем, что некоторые крупные олигархи пришли к государству, чтобы оно их перекредитовало, чтобы они могли расплатиться с кредиторами. Были аргументы и с той, и с другой стороны, но в результате основное бремя легло на государство. Некоторые уважаемые товарищи переуступили обязательства своим же крупным корпорациям, то есть переложили на плечи других акционеров, и это моментально увеличило размер кредита в российской экономике и сделало ее по факту существенно зависимой от кредитного кризиса. А мы об этом не знали и к этому не готовились. Под такое развитие событий у Центробанка не было накопленных резервов. У банка были хорошие резервы под спокойное развитие событий и не очень сильно закредитованную экономику.

Теперь, на форуме, мы планируем поговорить на эту тему, потому что если мы всего не осознаем, то очень сложно будет строить экономическую политику. Если бы мы понимали, какова ситуация, раньше, то девальвировать рубль нужно было бы в августе-сентябре, как это сделала со своей валютой Норвегия, например. Норвегия — страна, тоже зависимая от нефти, они тоже девальвировали свою валюту почти на 37%, только они сделали это моментально, одновременно с изменением цены на нефть. Поэтому они не растратили свои золотовалютные резервы, которые у них тоже значительные. Они сразу адаптировались, потому что предвидели, что в противном случае им придется тратить эти резервы, и довольно быстро, на обеспечение кредитными ресурсами внутренней экономики. Мы же были уверены, что нас кризис не коснется и резервов наших хватит. Оказалось, что нет. Дело в том, что правильность экономических решений напрямую зависит от полноты информации и от понимания того, что происходит в стране.

 

Комментировать Всего 7 комментариев
Паша, можно несколько вопросов?
"Наша экономика была закредитована... на уровне отдельных акционеров этих корпораций".
- ПАША, КОГО ТЫ КОНКРЕТНО ИМЕЕШЬ В ВИДУ?
"Практически все... российские крупные предприятия были заложены в качестве обеспечения по кредитам, взятым физическими лицами... многие этот удар не выдержали и перенесли его тяжесть либо на государство, либо на сами предприятия".
- А ПОЧЕМУ ЖЕ ДРУГИЕ АКЦИОНЕРЫ НЕ ЗАБЛОКИРОВАЛИ ЭТИ ОПАСНЫЕ СДЕЛКИ?
- Не является ли сведение все к финансам некоторым упрощением? Очень многое указывает, что это "шумпетеровский" кризис: есть понимание, что бизнес неправильный, и полное непонимание, а что же делать дальше-то?... Ведь недаром же главы американских автоконцернов недавно извинялись за плохие автомобили...
- А если это шумпетеровский кризис, то не кажется ли тебе, что выход из него будет очень нескоро? Ведь одно дело денег напечатать или бюджет урезать, и совсем другое -- придумать новую финансовую систему, новый автопром и тому подобное? Лет 5 как миниму, а?
«ПАВЕЛ, КОГО ТЫ КОНКРЕТНО ИМЕЕШЬ В ВИДУ?»
У нас об этом газеты каждый день пишут конкретно, поименно. Постоянно появляются списки, кто сейчас не в состоянии расплатиться по кредитам. Читайте текущую прессу.

«А ПОЧЕМУ ЖЕ ДРУГИЕ АКЦИОНЕРЫ НЕ ЗАБЛОКИРОВАЛИ ЭТИ ОПАСНЫЕ СДЕЛКИ?»
Потому что в российском законодательном поле понятие «соглашение акционеров», которое существует в английском праве, отсутствует. Поэтому акционеры в акционерных обществах, например, не имеют возможности заблокировать действия других акционеров.

«Не является ли сведение все к финансам некоторым упрощением? Очень многое указывает, что это шумпетеровский кризис: есть понимание, что бизнес неправильный, и полное непонимание, а что же делать дальше-то... Ведь недаром же главы американских автоконцернов недавно извинялись за плохие автомобили...»
Можно и так на это смотреть, но дело в том, что этот кризис начался с финансовой сферы, он начался как кредитный кризис, пришел к нам из второсортной ипотеки, потом перекинулся на банки, затем перекинулся на финансовые рынки и только после всего этого дошел до реального сектора. Поэтому, конечно, сводить все к финансовому сектору, наверно, неправильно, но не упомянуть финансы, не анализировать, что же произошло, тоже было бы неверным.

«А если это шумпетеровский кризис, то не кажется ли тебе, что выход из него будет очень нескоро? Ведь одно дело — денег напечатать или бюджет урезать, и совсем другое — придумать новую финансовую систему, новый автопром и тому подобное? Лет пять как минимум, а?»
Тут в вопросе скрыт ответ. Понятно, что у каждого кризис свой. У кого-то на спички не хватает, а у кого-то от миллиарда осталось всего-навсего семьсот миллионов. И у того, и у другого кризис. Конечно, и выход у каждого из этого кризиса будет свой. У кого-то начнет хватать на спички — и вот уже и кризис позади, а чтобы из семисот миллионов сделать миллиард, может потребоваться больше времени. Если определять кризис как кризис неправильного построения бизнеса, неэффективности бизнес-модели, низкой производительности труда в России по сравнению с другими странами — то все это безусловно есть, и выход из такого кризиса в ближайшее время не представляется возможным. Для этого надо много чего поправить. Мозги, например. Несколько поколений можно сменить.
Сомневаюсь,
что нам (в широком смысле слова "нам" :-) удастся получить полную информацию о том, как у всех на самом деле сейчас обстоят дела, потому что у нас нет эффективной системы сбора и анализа этой информации -- да еще такой, чтобы была доступна всем, а не только инсайдерам. Поэтому и кажется, что действовать, увы, придется совсем в другой модели -- в условиях неполноты и асимметрии информации. (Этому, кстати говоря, нас -- в узком смысле слова "нас" -- тоже, если помните, когда-то учили. Похоже, пришло время попрактиковаться).
Про закредитованных олигархов - это только часть картинки. Давайте предположим, что олигархи были бы чистыми от кредитов, а дальше все как в жизни: падение цен на нефть, на все сырье, на металлы, кредит кранч и т.д. все, что пришло к нам от глобального рынка. Разве ситуация в российской экономике была бы другой?

А как подача темы на конференции - хороша.
Конечно, ситуация в российской экономике была бы другой, потому что если бы просто упали мировые цены на ресурсы, то это привело бы к ухудшению торгового баланса в Российской Федерации. И страна из нетто-экспортера стала бы нетто-импортером или вышла бы в ноль, сбалансировали бы сальдо. Это, конечно, было бы хуже, чем раньше, но, в принципе, ничего страшного. Что же мы имеем сейчас? Благодаря девальвации мы вышли в ноль по нетто-экспорту. Но у нас сократились государственные расходы, частное потребление, государственные и частные инвестиции — эти четыре фактора связаны с тем, что экономика была перекредитована. Российское правительство вынуждено было использовать свои резервы не на то, чтобы поддержать государственные инвестиции и потребление, а на то, чтобы спасать перекредитованных людей. Деньги были забраны из российской экономической системы и ушли на погашение кредитов, поэтому разница, конечно, существенная.
В целом, соглашусь с каждым вашим соображением. При этом, возможно, есть более глубинные причины нашим проблем.
А именно, очень низкая эффективность и производительность труда как в гос, так и в часном секторе, в целом по стране, а также, что реально в стране создается невысокая добавленная стоимость, все больше сырье и сырьевые продукты. Такие страны больше всего и падают в моменты кризисов.
Вопрос не по теме

Уважаемый Павел,

В России все плохо, но люди пытаются что-то изменить. Вы являетесь членом комитета по инвестиционной политике Роснано. Как Вы оцениваете инвестиционную деятельность этой организации. Зачем огород городить и столько денег тратить на то, что не дает реальных проектов. В мире нет аналогов организации Роснано - комбинации фонда , института развития и еще б-г  знает чего.

В течение многих лет занимаюсь проблемами экономики знаний и веду блог на эту тему http://tseitlin.livejournal.com/

С уважением

Дмитрий Цейтлин