Назвать геноцид своим именем

Завтра, возможно, Барак Обама станет первым американским президентом, который назовет события 1915–1918 годов геноцидом армян. 24 апреля отмечается 95-летие трагических событий, когда турецкая армия уничтожила полтора миллиона армян. Турецкие власти по-прежнему отказываются называть происшедшее геноцидом

Фото: Mary Evans/Photas
Фото: Mary Evans/Photas
+T -
Поделиться:

Нередко бывает так, что мои знакомые, в том числе и армяне, дружески-снисходительно реагируют на мои реплики по поводу признания геноцида армян в Турции в 1915 году. Мол, ну куда тебе, социологу, который профессией обречен преодолевать стереотипы, повторять заезженные национальные формулы. Современному человеку, не зашоренному идеологемами, в вопросах армянского геноцида нужно проявлять трезвость и здравый смысл. Во время таких разговоров я быстро теряю в глазах собеседников адекватность и превращаюсь то ли в площадного националиста, то ли в неразумного ребенка.

О чем мы спорим? Для моих оппонентов геноцид армян — постыдный факт истории Турции, не более. И не часть настоящего. На этом фоне моя позиция выглядит как старомодная и бесперспективная. Мне кажется, что Турция должна признать геноцид армян, чтобы продемонстрировать готовность строить отношения в настоящем, расставив все по своим местам в прошлом.

У Филиппа Марсдена есть книжка «Перекресток. Путешествие среди армян», в которой он рассказывает о своих впечатлениях от путешествий  по местам, где когда-то жили армяне. Марсден побывал и в Западной Армении, которая сейчас часть современной Турции. По одной из дорог в сельской Турции он увидел старую кость, решил, что это какое-то животное, но мимо проходящий турок сказал: «Нет, это эрмени», то есть армяне, их кости.

В современной Турции вдоль дорог еще можно обнаружить останки погибших армян, и местным жителям это очевидно. Да и никто или практически никто в мире всерьез не ставит под сомнение, что произошло в 1915–1918-м, только официальная Турция находит все новые формулировки и риторические фигуры, не позволяя себе назвать вещи своими именами.

Это и противно. Ведь та история — дело не только прошлого. И сам факт трусоватого поведения официальной Турции лучше остального убеждает, что те события имеют прямые и жесткие последствия сейчас. Вплоть до попыток Турции вступить в Евросоюз. Для этого Турция проделала немалый объем работы, приводя в порядок свои внутренние политические и правовые институты. Но в Евросоюзе ее видеть, наверное, не очень хотят. Но как отказать, если все условия страна выполнила? Остается выдвинуть условие, заведомо неприемлемое для Турции, — признать геноцид армян. Это известная история: когда это условие было выдвинуто, многие армянские диаспоры в мире поторопились восторженно встретить новость, решив, что еврочиновники на их стороне и способны на справедливые шаги. Наверное, в этом есть доля правды, но политика все больше не про справедливость, а про баланс интересов и другие приземленные вещи.

Геноцид 1915 года становится козырной картой для шантажа Турции. И это тоже противно. Потому что за этим сложно усмотреть какую-то последовательную политику в отношении признания геноцида. Он как бы существует в каком-то архиве и по мере необходимости возникает в виде убедительной дубинки.

Но история совсем перестает быть архивной, когда знаешь, что уцелевшие свидетели геноцида доживают свои дни в современной Армении.

Они не получают никакой поддержки — ни от армянского правительства, которое, видимо, за важностью других дел не может сосредоточиться на жертвах геноцида, ни от Турции, для которой они, видимо, в лучшем случае беженцы первой мировой войны. Но эти люди хранят память и перенесли из прошлого тот самый постыдный факт из истории становления современной Турции.

Столкновение с прошлым приходит в ощущениях. И в этом случае — ощущение брезгливости, смешанное с разочарованием. Турция даже не бежит от собственного прошлого, а пытается убедить мир в недостоверности истории, носители которой живы, не говоря уже про документы и свидетельства иностранцев, во время геноцида работавших в Турции (самые известные — немецкого офицера медицинской службы Армина Вегнера, который втайне от турецких властей собирал сведения, вел дневник и фотографировал в лагерях депортированных). Но разочарование вызывают и власти Армении, которые, оставаясь в меру сил последовательными в вопросах признания геноцида, забыли про ее жертвы. Наконец, международное сообщество, которое, за редким исключением, от случая к случаю жонглирует словосочетанием «геноцид армян».

В прошлом году цюрихские протоколы об установлении дипломатических отношений и начале и развитии двусторонних отношений были подписаны, и подписаны вопреки. Наверное, существует понимание, что закрытые границы пока ничего хорошего людям не давали. Но дальше дело не идет. Любое благое начинание будет разбиваться об эту недосказанность, которая и сдерживает преодоление прошлого.

Комментировать Всего 23 комментария

Геноцид и есть геноцид. Лично у меня он дружески-снисходительных усмешек не вызывает. Достаточно почитать Сарояна, чтобы понять как те события отразились на жизни поколений армян. Жаль, что проблемы подобного рода не обсуждаются на мировом уровне. 

Мне кажется, что автор глубоко права: для "мировой общественности" геноцид важен только как средство тактического давления на Турцию.

Эту реплику поддерживают: Асмик Новикова

дружеско-снисходительных  усмешки - это не по поводу самого геноцида, а в связи с признанием его как факта

Хреново это, по-другому и не скажешь

 Моя бабушка (Царствие Небесное) всю жизнь проходила со шрамом на руке. Когда вырезали ВСЮ семью моего прадеда,  ее, годовалую девочку, не заметили под одеялом, а маму зарубили прямо в постели. Спасла ее азербайджанская семья, которая работала у моего прадеда, потом передали родственникам. А след от ятагана так и остался...

Ох, грустно и жутко это все...ДОЛЖНО быть  и признание, и искреннее покаяние. Без этого не будет нормальных  взаимоотношений. 

Увы, пока слабо верится в  в искреннее покаяние, если на сайте турецкого МИДа есть специальный раздел, рассказывающий, что армяне всё преувеличивают, шла война и жертвы были со всех сторон: Armenian Allegations Cocerning 1915 events

боюсь, что все до противного просто с признанием: дождаться, когда обернуться поколения, умрут те, кто имеет какое-то эмоциональное отношение к этому, и вопрос исчезнет сам собой. 

А мне непонятна позиция Израиля!

Вот лишь несколько примеров акций, направленных против признания Геноцида армян Израилем:

1. В 1978 г. в Израиле был запрещен к показу фильм «Армянский квартал».

2. В 1982 г. израильское правительство в ходе обсуждений Геноцида армян в международном Конгрессе сделало все, чтобы запретить выступления на эту тему.

3. В 1990 г. был запрещен показ фильма «Армянское Путешествие».

4. В 2000 г. министр образования Израиля Йосси Сарид предложил включить Геноцид армян в школьную программу, но правительств отвергло это предложение.

5. В 2001 г. Шимон Перес, тогдашний министр иностранных дел, заявил, нет ничего общего между Холокостом и событиями 1915 года: "Это трагедия, но не геноцид"

Интересно, ответят ли вам что-нибудь израильтяне. Увы, израильское правительство - по крайней мере, до сих пор, пока правительство Эрдогана не стало демонстрировать исламскую солидарность - держалось за свои особые отношения с Турцией.

Насколько я могу судить, эта точка зрения не слишком популярна в израильском обществе.

Я не очень люблю исторические аналогии, но если и проводить параллели, то как раз между Шоа и геноцидом армян. В обоих случах представители одной этнической группы уничтожались только из-за факта принадлежности к этой группе.

Турция - одна из немногих исламских стран, если не явно поддерживала Израиль в его политике по отношению к  спорным территориям. Точнее, деликатно молчала по этому поводу. Они еще у друг дружки (Израиль и Турция) покупали оружие.

С приходом Эрдогана ситуация стала меняться. Турция стала более критичную политику проводить в отношении Израиля, произошел ряд скандалов, вплоть до отзыва послов до консультаций.

Как полагают некоторые международные аналитики, Израиль в пику стал аккуратно двигаться в сторону осуждения проблемы армянского геноцида. Не признания, но обсуждения (более активного).

"А мне непонятна позиция Израиля!"

А мне понятна. В Израиле есть идеологический тезис, один из ключевых - Холокост уникален и ни с чем не сравним. Тезис государственный, но очень популярный.  Любые попытки поставить уничтожение нацистами "еврейской расы" в один ряд с другими примерами массового уничтожения людей в ХХ веке вызывают протесты и приступы ненависти у массы "идейных евреев" в интернете.  Сам проверял неоднократно. Например, сравнение Холокоста с советской коллективизацией, стоившей раза в полтора-два больше жизней как минимум, воспринимается, как правило, оскорблением. 

Ну и геноцид армян в том же ряду.  Ничего личного, только идеология:)

Во дворе дома моей бабушки и дедушки в Варташене (ныне, после армяно-азербайджанского конфликта 1991 года, переименован азербайджанцами в Огуз), под тутовым деревом был длинный плоский камень, на котором я ребенком проводил часы, сидя и читая разные книжки. Однажды мне мой дедушка Степан сказал, что на этом камне во время резни 15-го года отрубили голову его отцу, моему прадедушке. Удин тогда принимали за армян и резали заодно. В живых после той резни осталось всего 200 удинов. Но про то, что резали и удин никто не помнит: ни турки, ни армяне, ни Обама :(

Резня дошла и до тех краев? Ведь в 1915 это была территория Российской империи?

в 1924 году местные жители от турок прятались в церквушке Дгар, которая по дороге на Алагяз, над Бюроканам нависает. Это все районы восточнее Арарата, выше Эчмиадзина.  Если приехать в Дгар, то следы от залпов видны на церкви.

А в 91-м году это было еще СССР :(

Видимо, России из-за войны с Германией было не местных разборок где-то на периферии Империи ...

да, это так. 

во время всех этих истребительных акций под нож попадали чуть ли не все представители меньшинств тогдашней Османской империи. Читала про греков, про немцев, цыган. 

Я сильно сомневаюсь, что Обама признает Геноцид геноцидом. Могу держать пари.

Вы не одиноки в этих сомнениях, но - дождёмся его речи.

Не сказал

Слово "геноцид" в обращении Обамы отсутствовало. 

ну да

как и в прошлый раз, Обама сказал Метц Егерн. 

Пустослов и лицемер этот Обама!