Петр Авен присоединился к клубу «Сноб»

Снобизм. Я это хорошо понимаю

Фото: Юрий Чичков
Фото: Юрий Чичков
+T -
Поделиться:

«Никто не может быть уверен в том, что он не сноб. Такая высокомерная уверенность сама по себе уже снобизм». Вы согласны с этим утверждением Теккерея?

Снобизм — это, как мне кажется, синоним скептического отношения к окружающему миру и к людям, что мне в полной мере свойственно. Изначально невосхищенное, мягко говоря, отношение к окружающему тебя человечеству — это основная характеристика снобизма. Я это хорошо понимаю.

Каким из своих проектов вы гордитесь больше всего?

Учитывая мой возраст, это естественный вопрос, который уже надо самому себе задавать. Прежде всего, как ни банально, я вспоминаю работу в правительстве в 1992-м году. Моей непосредственной задачей были сделать рубль конвертируемым и освободить внешнюю торговлю. В декабре 1991 года я спорил с одним из ведущих западных журналистов, можно ли будет через полгода в Москве свободно покупать валюту в обменных пунктах. Он мне говорил, что есть 88-я статья и что этого не будет никогда. Могу только гордиться тем, что я оказался прав. Потом я своей рукой написал указ Ельцина об освобождении внешней торговли и сам его провел в жизнь. Чем я еще горжусь? Тем, что участвовал в создании самого лучшего, я в этом уверен, частного банка в России — «Альфы». Банк, кстати, начинался в двух комнатах на Бакунинской улице. А еще на днях жена притащила статьи и книжки, которые я писал до того, как начал заниматься делом, а занимался наукой. Надо сказать, я с восхищением читал свои статьи 1980-х годов, они мне показались ужасно умными. Я уже не все там понимаю: например, у меня есть про математику книжка «Функциональное шкалирование» — так там совсем ничего не понял.

А остался какой-нибудь неосуществленный проект?

Когда я выбирал профессию, у меня было три пути. Первый — это, безусловно, экономика и общественные науки. Второй — медицина. В какой-нибудь другой жизни я хотел бы стать врачом. Моя бабушка была хорошим педиатром, с большой частной практикой в Москве. Сейчас, когда я попадаю в больницу и в поликлинику, чувствую, что это мой мир. А третий путь — я хотел писать, заниматься публицистикой. У меня никогда не было желания писать о любви, всегда хотелось писать о проблемах, скажем так, российской истории. Но мой отец в зародыше давил мои желания заниматься журналистикой. И правильно, наверное, делал.

Но между тем вы сейчас готовите книгу?

Да, мы с Аликом Кохом написали текст, думаю, скоро выйдет. Правлю сейчас. Мы записали пока одну беседу о Гайдаре, но, надеюсь, будет и книга. Я думаю, мемуары — это историческая миссия тех, кто был в самой гуще событий. Так что еще одна моя пока не состоявшаяся жизнь — это, возможно, мемуары, возможно, публицистика — правдивый рассказ о том времени, в котором мы жили и которое ушло.

Почему вы живете в Москве?

Это совершенно очевидно. Я чувствую себя дома только в Москве. И это даже не обсуждается. Цель жизни любого мужчины, да, в общем, и женщины — самореализация. Безусловно, возможности реализации за пределами России у меня намного меньше. Я могу жить за границей, я провел три года в Вене, и это не большая проблема, но хочу я жить только здесь. Москва — это единственное место.

Так категорично?

Только здесь социум мне понятен и интересен. Мы не являемся частью западной жизни. Про Восток я уже и не говорю. Это увлечение Востоком мне вообще всегда казалось удивительным. Мне кажется, любой мужчина выбирает то место в жизни, где он наиболее влиятелен, именно значим и влиятелен. Я могу быть причастным к чему-то, только живя в Москве, еще лучше — работая в банке. Финансы — это всегда центр всего, и банк — центр экономического мира. Просто потому, что в нем деньги. В общем, почти все ради денег-то и происходит.

Вы говорите, что мы не понимаем западный мир, значит ли это, что и они нас не понимают?

Разрыв между Россией и Западом фантастический. Вы знаете, почему американцы и европейцы успешнее в Китае, чем в России? Потому что, видя китайца, они сразу понимают, что он другой, и адаптируют свое поведение. Видя русских, они считают, что они такие же, так же выглядят, так же одеты, а мы другие. К нам западники не адаптируют себя, и поэтому не добиваются у нас успеха.

Как, по-вашему, воспринимают русских на Западе?

С изумлением. Вот я слышал отзывы о Русском доме в Ванкувере, для иностранцев это изумление и ужас. Стиль жизни русских, их отношение к жизни, отношение к деньгам, отношение к другому человеку — для среднего европейца это обычно изумление и кошмар. В целом удивляют низкие моральные стандарты.

Вы хотите сказать, что русские некоторым образом аморальные люди?

Нет, не русские аморальные люди, это функция времени и обстоятельств. У нас произошла слишком глубокая монетизация сознания. Мы всегда говорили, что на Западе культ денег и общество «желтого дьявола», но, как оказалось, общество «желтого дьявола» сегодня у нас.

Вы можете вспомнить, когда вам было по-настоящему страшно?

А когда были счастливы?

Понимаете, я вообще человек счастливый. Я вообще думаю, что ощущение себя счастливым или нет — это функция внутреннего устройства, а не внешних обстоятельств. Я счастливый человек изначально, увы, это большая помеха для литературного творчества — мне не хватает трагического мироощущения. В целом у меня, как правило, неплохое настроение.

Как бы вы провели день, если бы знали, что он последний?

С детьми. Надеюсь, что уже к тому времени и с внуками. Сейчас моим детям 16 лет — у меня мальчик и девочка, двойняшки — они учатся в Англии. Банально, но дети действительно создают иллюзию бессмертия. И, в общем, как выясняется, дети — самый важный в конечном итоге человеческий проект.

Вы можете назвать три главные ценности в своей жизни?

У меня обычный кодекс нормального, в моем понимании порядочного человека. Прежде всего не предавать своего ближнего. Быть надежным другом. Защищать свою семью. У меня вполне христианская этика, ничего экстраординарного вы от меня не услышите.

Комментировать Всего 9 комментариев
Две цитаты.

"Я могу быть причастным к чему-то, только живя в Москве, еще лучше — работая в банке. Финансы — это всегда центр всего, и банк — центр экономического мира. Просто потому, что в нем деньги. В общем, почти все ради денег-то и происходит."

"Мы всегда говорили, что на Западе культ денег и общество «желтого дьявола», но, как оказалось, общество «желтого дьявола» сегодня у нас."

:)

Петр, добро пожаловать в клуб!

Ну отчего же это отсутствие трагического мироощущения мешает литературному творчеству? Вовсе нет. Давайте вспомним таких потрясающих авторов, как Корней Чуковский, Борис Заходер, Даниил Хармс, Сергей Михалков, Эдуард Успенский, в конце концов.. Я уверен: ещё не всё потеряно, ещё не поздно забросить этот скучный, бездушный банк и заняться, наконец, чем-нибудь таким - живым, настоящим..

А кстати. Вы с Евгением Гришковцом, случайно, не родственники? Чрезвычайно схожи.

Для меня Альфа-групп - определенный ориентир, ровно как и Фридман с Авеном.

Помимо этого, очень нравятся отвлеченные от финансов беседы Петра и Артемия Троицкого, надо его, кстати, тоже пригласить.

Добро пожаловать!

Христианская этика, или басни Лафонтена

Несколько дней тому назад прочитал вступительное интервью с г-ном Авеном, где он, к моему удивлению, обнаруживает недюженное чувство юмора; кажется, комментатор назвавший г-на Авена "определенным ориентиром" это его качество характера недооценивает.

Правильнее  было бы назвать г-н Авена Полярной звездой, Мерилом или Эталоном. 

Я понимаю обстоятельства дела так. Г-н Авен рассказывает удивительную историю о том, как его чуть не забодал бык. В Африке. И ребенку ясно, что он шутит, что перед нами - аллегория, что действующие лица этой охотничьей басни - символичны.

Бык олицетворяет собой нападающего на г-на Авена Бориса Березовского. Африка, естественно - Королевский Суд Великобритании. А друзья-охотники - г-да Фридман, Немцов и Потанин.

Поэтому, когда г-н Авен говорит, что он "не из пугливых", мы понимаем, что он опять шутит. Шутит ли он, утверждая, что он  приверженец "христианской этики"? Шутит ли он, говоря, что он "надежный друг"?

Королевский Суд в составе присяжных заключил, что г-н Авен -лжец, и что он вовсе не живет по правилам христианской морали. Ну а о том, "надежный" ли он друг, придется спросить у самого Бориса Березовского!

Ну что же, Гусов, it's a fair cop, gov, как говорили старомодные преступники старомодным же представителям британского правосудия.  "Христианская этика" меня совершенно расстрогала.  В субботу Дейли Мейл дала шапкой на первой странице старую историю о Дерипаске и Мендельсоне (лорде, не Феликсе Бартольди - очевидно, перемена правительства дает Дейли Мейл надежду его наконец окончательно добить, как вампира в ужастиках).  Так вот, я подумал - стал бы Мендельсон в свою очередь настаивать на своей прямой связи с "христианской этикой"?  А властитель дум Абрамович, стал бы?  Может, это мода такая пошла?   Как говориться, "тренд"?  В таком случае, ты его описал первым!

Мендельсона добить невозможно, Андрей, так как мы - не в кино (это я о Питере, разумеется), он - бессмертен

А к твоему вопросу - вряд ли Мендельсон стал бы настаивать на своей прямой связи с "христианской этикой", он бы, как всегда, сказал бы что-нибудь язвительное

Нашего брата так просто не возьмёшь!!!

И с чего это Вы, Гусов, взяли, что П.Авен аллегориями разговаривает? Он ведь про быка в Африке рассказывал. Бык же в Африке, а П.Авен - в Москве. Ему прописка в Ваших Лондонских "кущах" не нужна. Вот дети его непонятно какую страну проживания выберут, потому что в Ваших краях учатся, может быть даже с детьми Березовского пересекаются...

Так что знаете какая там "охота"?  - "Тебе - охота, мне - охота. Вот это охота!"(из древнейшего с территории бывшего СССР анекдота).

А на "охоте" охотники меряются длиной ножей для вспарывания животов убиенным тварям. Какая уж тут "христианская мораль"? Жаль, что Березовского в Сноб не приняли! Он бы сам всё и рассказал.:)))

А что, Березовский желал вступить в Сноб? :-)