Другие дети. Антифа

Представители радикальной молодежной субкультуры рассказали о своем детстве, о конфликтах с родителями, о конформизме и ксенофобии

+T -
Поделиться:

В съемной питерской квартире антифашистов Лени и Юли стены выкрашены в цвет фуксии. Подоконники желтые. Лене было скучно, а у Юли начиналась легкая депрессия. Выкрасили стены. Ничего не изменилось.

Они не петербуржцы. Леня из Бийска, Юля из Москвы.

— Город обычный, провинциальный, — говорит Леня о Бийске, — несколько градообразующих предприятий, панельные дома — скукота. До школы я много времени проводил во дворе, а когда пошел учиться, то больше сидел дома, читал книжки: Жюля Верна, Купера, про пиратов, про приключения. Жил в криминальном районе, публика там — гопники, хулиганы. Многих моих одноклассников забирали в малолетку, то есть в детскую колонию, за кражи, за драки. Драки были жестокими.

— А тебя били? — спрашиваю.

— Да, драку помню. Мне было 14, и я уже стал неформалом. На концерт прыгнули гопники, пришли с оружием, арматурой, и одного моего друга шилом изрезали. За то, что мы были не такими, как они. Логика гопника проста: наказывать надо всех, кто выделяется, за то, что выделяется. Их большинство, и это дает им ощущение того, что они — не отдельная группа, а нормальная часть общества.

— Зачем ты стал неформалом?

— У многих подростков есть желание выделиться. Мне было неинтересно с гопниками общаться, заниматься вместе с ними мелким хулиганством. Я читал книги, слушал музыку. Наверное, у меня был какой-то высокий уровень интеллекта.

— Почему же ты не захотел выделиться через интеллект?

— Поле возможностей было узким. Я родился в простой семье. Папа был рабочим, потом устроился в милицию. Мама безработная вообще. То, что делает человек, так или иначе определяется его горизонтом.

— Твой папа был хорошим милиционером?

— Милиционеры все одинаковые. Они занимаются только тем, что берут взятки, и все. Это я могу сказать определенно, потому что с детства их видел. Все друзья отца, милиционеры, были дегенеративными личностями: бухали и мечтали занять должность, на которой бы им давали взятки. И отец мой был таким же.

— Конфликтовали?

— Он выгонял меня из дома, запрещал слушать панк-рок, отбирал у меня одежду. Он всегда был достаточно жестким. Считал, я должен одеваться традиционно. Меня в семье серьезно прессовали.

— Родители просто боялись за тебя.

— Не знаю, чем они все это мотивировали, но подозреваю, что нельзя это назвать боязнью. У большинства есть чувство нормы, и отступление от нее вызывает тревогу. В силу своих представлений о жизни родители использовали такую модель воспитания, как насилие и нравоучения. Результат — конфликты.

— А тебе самому не страшно было оказаться за пределами общества?

— В подростковом возрасте не сильно думаешь о будущем. Только нынешняя ситуация самая актуальная, она воспринимается как самая важная в жизни. Очень важно отстоять свою позицию.

— То, чем ты занимаешься сейчас, кажется тебе самым важным?

— Достаточно важным, но я понимаю, что общество гораздо многообразней. Антифашистская деятельность — само собой разумеющееся, она должна быть частью мировоззрения каждого.

— Ты веришь в Бога?

— Я считаю, что религиозные концепции ненаучны. Не хочу ничего принимать на веру.

— Фашисты на тебя нападали?

— Да, избивали в метро. Сейчас они часто используют оружие, холодное и травматическое. Если не знаешь, как они выглядят, думаешь, их нет. Но у них есть определенный дресс-код, я его знаю, фашистов я встречаю в городе каждый день.

— Страшно?

— Естественно, страшно.

— Зачем же ты своим внешним видом провоцируешь к себе агрессию?

— Я выгляжу так, как мне нравится. Они нападают на меня за мой образ жизни. За факт моего существования. Они нападают на гастарбайтеров, потому что они не русские.

— Ты добрый?

— Затрудняюсь ответить.

— Леня добрый? — спрашиваю у Юли, худенькой, тонкорукой, с серьгой в виде скрепки в прозрачной мочке уха.

— Да, — не задумываясь отвечает она.

— Почему ты уехала из Москвы?

— В Москве мне не нравились взаимоотношения между людьми, отчужденность. В Питере больше развита взаимопомощь, традиция ходить в гости.

— И в Москве можно создать такой микромир.

— Но он будет не таким, как в Питере. Слишком много суеты. Многие приезжают в Москву заработать, и в итоге злые-презлые бегают по ней, снимают квартиры в спальных районах, а там пойти некуда. Я большую часть жизни прожила в спальном районе. Единственный выход — сесть в электричку и уехать в центр.

— Ты боялась одиночества?

— Я боялась постоянной погони за личной выгодой. Знакомые люди помогали друг другу за деньги. У человека есть реферат, он ему уже не нужен, но человек отдаст его другу только за деньги.

— Кем ты хотела стать?  

— Я училась на тележурналиста в МГУ. Потом подумала, что больше журналистики не хочу. Просто надоело. Хотелось делать документальные фильмы про то, что волнует.

— Что волнует?

— Противостояние человека, не похожего на других.

— А почему?

— Я видела агрессию к приезжим, хотя те ничего плохого не делали, просто подметали улицы, привозили овощи на рынок. А простые дяденьки и тетеньки ничего не делают, только сидят дома, смотрят телевизор, потом выходят на улицу и говорят: «Понаехали черные». Я с бабушкой своей долго спорила на эту тему. Она участник Великой Отечественной, дошла до Берлина — и абсолютная ксенофобка. Спрашиваю ее: «Что они тебе сделали?» Не может ответить. Моей первой детской подругой была грузинка. Мы дружили, потом моя бабушка поссорилась с ее мамой и перестала меня к ним пускать. «Они плохие, — сказала она, — потому что черные». Я ничего не могла понять. Потом в классе третьем поехала учиться в Англию. Вместе со мной училось много детей африканцев. Никто не говорил: посмотрите, они черные. И я пришла к выводу: это нормально. Вернулась домой, но Россия начала мне демонстрировать, что это ненормально.

— С чем это связано?

— С отсутствием образования и познаний о мире. Я видела ролик в Интернете: злой нацист бьет всех не таких, попадает в Китай и сам оказывается не таким, офигевает… Нацистами стали многие мои вполне вменяемые одноклассники. Они считают, что я не такая, как все, потому что не ношу короткие юбки, не вываливаю сиськи.

— Если меня будут бить за сережку, я ее сниму.

— Для меня снять сережку — конформизм непозволительный. Если из-за нее случится конфликт, то на следующий день покрашу волосы в красный цвет и пойду дальше, это моя позиция… У меня тоже был момент: хотелось проколоться побольше, чтобы посмотреть на себя в зеркало и увидеть что-то красивое, оригинальное.

— Кем были твои родители?

— Папы у меня не было, мама — учитель химии в школе, потом стала директором. Когда мне было 13, она стала думать, что со мной делать, потом смирилась. Я объяснила ей, что не творю страшных вещей и мне можно доверять.

— Если бы тебе в руки попали закоренелые нацисты, что бы ты с ними сделала?

— Стерла бы им память. Сделала бы лоботомию.

— Это жестоко.

— То, что они творят, не жестоко? Вряд ли они злые по природе своей, но живут по идее. Это не внутреннее наполнение, а ценность тусовки. Они — люди, которым нужно во что-то верить. Я знаю активных антифашистов, которые в 15 лет были фашистами.

— Ты агрессивная?

— Пожалуй.

— Ты можешь ударить меня?

— Нет.

— Что я должна сказать, чтобы ты меня ударила?

— «Я фашистка, и я считаю, что это хорошо. Чурок надо бить. И если твоих друзей убили, то за дело». Тут бы я сильно разозлилась, причем быстро.

— Ты наносила удар первой?

— Когда человек такое говорил. Есть ситуации, когда ты понимаешь, что удар по лицу — это для человека аргумент.

— Ты можешь уподобиться этому человеку.

— Если не я, то ударят меня.

Комментировать Всего 29 комментариев

— Почему же ты не захотел выделиться через интеллект?

— Поле возможностей было узким. Я родился в простой семье. Папа был рабочим, потом устроился в милицию. Мама безработная вообще. То, что делает человек, так или иначе определяется его горизонтом.

===

Вот каждый раз удивляюсь, когда слышу нечто подобное. А Ломоносовне пешком что ли шел из Архангельской губернии? А Гельфанд Израиль Моиссевич не сторожем ли подрабатывал? А Гинзбург? Интеллект не зависит от возможностей. Отговорка, имхо.

Почему отговорка?

Ломоносовых и Гинзбургов единицы, а таких как Леня миллионы. Наверняка, кто то из его сверстников тоже смог "дойти за санями до Петербурга" и наверняка кто то, кто не глупее Ломоносова, замерз в дороге.

Во-первых, интеллект определяется генами, наследственностью. Поэтому кто папа, мама, дедушки, бабушки, всё важно. Может быть у Ломоносова дед был огромного таланта человек, откуда Вы знаете? Во-вторых, интеллект это инструмент, если у Вас есть прекрасные кисти художника но Вы с утра до вечера водила такси, то они просто будут валяться в ящике стола. Этот инструмент надо оттачивать, и учиться им пользоваться. Поэтому среда в которой растёт ребёнок так же важна как и его врождённые способности.

Tatiana Vetrova-McRite Комментарий удален

а в Адыгее (Адыгеи?) тоже ЛЮДИ живут

удивительный репортаж.. как говорит один мой знакомый серб, "НЕВЕРОВАТНО"!

а девочка, кстати, очень солнечная, несмотря на все свои жизненные передряги..похоже она в рубашке родилась..

спасибо Вам за этот пост

Tatiana Vetrova-McRite Комментарий удален

Milena Vilnitskaya Комментарий удален

Мрачные времена

да, Татьяна, совершенно верно: и дети разные и времена другие.. столько соблазнов - порой и взрослому, матёрому человеку не устоять, а что уж тогда о тинейджерах с гибкой психикой говорить?..очень хочется верить, что Настя найдет в себе силы и восстанет из пепла..

У нее  в жизни впереди много открытий.

действительно неземная девушка

Планета Адыгея

Двайте все-таки вернемся от солнечных девочек к детям Антифа.

Я целый день хожу под впечатлением от репортажа. Эти дети говорят простые, понятные, правильные вещи. Вещи которые в развитых странах учат с детского сада и впитывают с молоком матери. Как и почему с такими взглядами они чувствуют необходимость быть в андерграунде, и каким образом эти взгляды являются таким магнитом для неформальной молодежи? 

Эту реплику поддерживают: Карина Ончул, Анна Комар

В них просто всё виднее...

Нас взрослых, тоже здесь живущих, "колбасит" (простите за словоупотребление, но оно уместно) не меньше. Но мы окуклились уже, а они ещё броню не нарастили. 

Эту реплику поддерживают: Milena Vilnitskaya

действительно, - простые и понятные вещи эти дети говорят:

"

— Если бы тебе в руки попали закоренелые нацисты, что бы ты с ними сделала?

— Стерла бы им память. Сделала бы лоботомию.

— Это жестоко.

— То, что они творят, не жестоко? Вряд ли они злые по природе своей, но живут по идее. Это не внутреннее наполнение, а ценность тусовки.

"

Видите ли Леонид - на чисто эмоциональном уровне у меня тоже есть большое желание сделать нацистам лоботомию. У Вас нет?

я не умею делать лоботомию. но, Мария ))) Вы - девушка, Вам можно. чииста тооолько если большое желание

Потому что живут в России, потому что родители такие, потому что взрослые вокруг такие. Но, конечно, прежде всего это отсутствие мудрых родителей.

Равиль, ну что тогда говорить про родителей неонацистов? Эти дети Антифа конечно заблуждаются в методах - но их как раз научили понимать разницу между злом и добром. По-моему как раз причины которые Вы назвали скорее объясняют присутствие в стране неонацистов. 

Мария, я не педагог. Но мой жизненный опыт говорит: проблемы у детей - это "заслуга" родителей, а успехи у детей - это заслуга прежде всего детей, конечно, при поддержке родителей. Но всегда есть исключения.

Эта девочка из Адыгеи

имеет прямое отношение к антифа...потому что она нуждается в них....в них нуждается мой приятель -бурят которого чуть не избили после матча РФ- яПОНИЯ ,не помню в каком году, только потому что он метис и разрез глаз у него монгольский...кстати ничего обще го не имеющий с японским ....Если Антифа-это народное сопротивление против борзоголовой быдлятины, которой спецслужбы позволили повылезать из всех щелей, то я за антифа, и за силовые методы которые они применяют...а то ведь,отсалось только в наших нац. республиках русские марши поустаривать и тогда этому мультикультурному Царству Государству точно кирдык придет....

И вообще почему "власть" в России так серьезно отслеживает деятельность Алексеевой или Лимонова и так несерьезно деятельность различных фашистских группировок???? По Current только и показывают репортажи о "Белых волках" и других неонацистских группировках, которые в центре Москвы делают фашистский салют и милиционеров даже рядом не видно. 

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

а давайте поговорим лучше об Антифа? Кто это, что это, откуда и зачем?

Про детей-антифашистов.. Так сложилось, что сегодня они  считают, что борются с фашистами. Но агрессии в них не меньше. И, увы, они такие же ведомые, как их оппоненты. Их сталкивают лбами, а потом наблюдают за исходом, как в боях без правил.

Когда Мать Терезу спрашивали, пойдет ли она намитинг против войны. Она отвечала: "Нет! Я пойдку только за МИР".  Для меня это истина.  Мне бы хотелось, чтобы  и  для таких Лени и Юли, Насти и Пети, и дургих -  в этих словах был смысл.

Эту реплику поддерживают: Леонид Гав

Полина, я с Вами абсолютно согласна. Пару месяцев назад на снобе был репортаж с митинга на котором произошло столкновение АнтиФа и милиции. Я тогда первый раз про Антифу услышала и когда мужу рассказала, он не поверил - посчитал что я что-то не так поняла. У нас в голове не укладывается воинствующий антифашист. В голове стоит картинка 60х годов с антивоенных демонстраций в Америке когда демонстратор цветочек вкладывает в ружье. Конечно хотелось бы чтобы можно было так.

Но так "мирно" можно бороться с государством. Так Ганди боролся с Индией. А как можно мирно бороться с неонацистами? Бороться с ними это функция государства и оно явно не справляется. К сожалению, по моему мнению, проигрывает государство именно борьбу за умы и сердца. В годовщину победы, стоило бы не пушечки по Москве гонять, а попытаться разобраться почему у внуков и правнуков победителей возникает желание стать неонацистом.

Эту реплику поддерживают: Полина Шершнева

Мария, мне иногда кажется, что государство и не собирается бороться с молодыми неонацистами. Даже более того, поддерживает и насколько может контролирует их. Иначе я не могу для себя объяснить все то, что происходит в наших судах...

Эту реплику поддерживают: Полина Шершнева

Ольга,увы, согласна с Вами. одно движение "Наши" чего стоит.

Я думаю, что  бороться с этими детьми и не нужно... Бороться можно, когда  обе стороны сознательны  и их убеждения  идут изнутри, от их внутреннего мира. В данном случае бороться нужно с провокаторами, которые этих ДЕТЕЙ ведут на поля сражений.  Этим детям ( и тем, кто обрил голову налысо и считает себя нацистом, и тем, кто им пытается противостоять силовыми методами)  нужно прививать ,как бы банально это не звучало, "все лучшее , ценее, доброе". Слово нравственность в их умах должно  заменить слово "бунт".   И это должна быть государственная политика.

Чтобы героев и на Снобе знали в лицо: и националистов-фашистов и а-фашистов, и организаторов этого театра

International Grandmaking: Focus Contries: Russia: Recent Grants - McArthur Foundation (англ.). — Отчёт о распределении грантов фонда МакАртура, для восточноевропейских стран и России. Проверено 7 ноября 2006.

net.whois (англ.). — Whois-запрос информации о домене antifa.ru. Проверено 3 ноября 2006.

TakingITGlobal - Financial Opportunities - Конкурс культурных акций (рус.). — Объявление о проведении конкурса на сайте TakingITGlobal. Проверено 3 ноября 2006. ↑ 1 2 http://stringer.ru/publication.mhtml?Part=37&PubID=6438 Студенческая Правда http://www.avtonom.org/index.php?nid=343

Массовая драка на митинге ДПНИ в Петербурге - ранены три человека (рус.). — Сообщение Newsru.Com о нападении на пикет ДПНИ. Проверено 3 ноября 2006.

На пикет ДПНИ совершено вооруженное нападение (рус.) (17.10.2006). — Сообщение РосБалт о нападении на пикет ДПНИ. Проверено 3 ноября 2006.

http://www.fontanka.ru/175264

В Петербурге проходит Марш против ненависти и расизма (рус.) (29.10.2006). — Vesti.ru - В Петербурге проходит Марш против ненависти и расизма. Проверено 12 ноября 2006.

Свой митинг провели антифашисты (рус.) (4 ноября 2006). — Newsru.com - Свой митинг провели антифашисты. Проверено 12 ноября 2006.

Стенин, Андрей; Барабанов, Илья; Левченко, Алексей Марш на месте (рус.) (4 ноября 2006). — Gazeta.ru - Марш на месте. Проверено 12 ноября 2006.

Марш на месте (рус.) (4 ноября 2006). — Lenta.ru - Митинг антифашистов закончился без происшествий. Проверено 12 ноября 2006.

«Гастарбайтера забили цепью». Алексей Трубашев, Gazeta.ru, 21 ноября 2006

«Антифа» нападает на православных Официальное заявление антифа Петербурга

[1] [2] [3] http://www.newsru.com/russia/19apr2006/rjuhin.html http://gazeta.ru/social/kseno/1258906.shtml

На самом деле, это искусственно созданный конфликт русских и русских, "русских-эмигрантов" из других районов.

Выгодно тем, кто хотят показать проблему... даже незнаю, назовем ее проблему лиц кавказской национальности в Москве. проблему столкновений православных и мусульман.

Кто то, а именно "Youth Human Rights Movement — международная неправительственная организация, созданная при поддержке Канадского правительства, с офисами в Торонто, Нью-Йорке, Аргентине и Москве. Организация предоставляющая гранты этим милым детям, чтоб они друг друга убивали.  Работают, отрабатывают, показывая проблему ее же и создавая.

И те и другие русские, и даже организаторы - русские,  живут в одной стране, в одном даже регионе, говорят на одном языке, имеют в большинстве одну веру. Но энергию молодую и кипучую их очень аккуратно направили на убийство. На создание массовых мероприятий.

Tatiana Vetrova-McRite Комментарий удален

Татьяна(Kонсультант, тренер, психолог), Вы серьезно, честно и откровенно думаете, что подростки  " начинают действовать, и... порождают череду импульсов.."   самостоятельно приняв решение именно таким путем?

Может просто кому то не жалко детей, чужих детей, людей пока еще не понимающих и не имеющих опыта жизни. Пускать мясом на митинги. не на природу, не на освоение каких то профессий. Готовя себе кадры.

Вот, что самое ужасное. Что пример подается именно в таком виде. Люди, кто это делает к этому привыкли. Они стали такими же как... государство, партии, нацисты, Ленины и Гитлеры.

Какие лоботомии? какие обязательно?   создаем русский бунт?  ради чего?

Tatiana Vetrova-McRite Комментарий удален

Здравствуйте, Татьяна )) рад, что экспедиция Вам тоже нравится. Недавно нас поставили в один ряд с находками века. Правда, пирамиды, мало кто любит оказалось. Вот в морду дать, вместо того чтобы учится - это да.

То, что анти и нац уже проблема, - я понял собственными глазами когда от нашего офиса на Коровьем Валу полпервого ночи еще в декабре!, груженный сумкой со съемок прошелся до метро Октябрьская мимо библиотеки, где они собрались. Потом еще месяц там ремонтировали эскалатор. И не давали, видимо, собраться толпе молодежи далеко не мирного вида...

Tatiana Vetrova-McRite Комментарий удален

Леонид Гав Комментарий удален

Дети успокоятся... Весна вступит в права, -девушки и хорошая погода поможет разрешить конфликт, - женщины вообще мудрее мужчин .

в любом деле, главное без фанатизма. )) эти строения, сделаны людьми, как сделаны большинство пирамид Египта, Мексики, Нубии, как сделан огромный Персеполис и семь чудес света по версии греков. Просто археология очень мало знает о той редкой цивилизации, что оставила эти памятники.. И сохранится им не всем удалось.

у палеоуфологов, ищущих Богов с других звезд, как уважаемого мною моего коллеги Андрея Склярова работы пока еще есть, но это не совсем наш профиль. ))

Tatiana Vetrova-McRite Комментарий удален

просто предки, "те кто старше нас". Бог у нас с ними один.

для папуасов, недавно обнаруженных в сердце Африки, и пытавшихся закидать вертолет копьями, Вы тоже может быть "чем то больше, чем.."

а вот то, что в Москве происходит, - это как понять?

- "Юля долгим взглядом прошлась по моей сумке и сказала: «Не всем удалось хорошо устроиться. Нас благодарят простые дворники. Им мы нужны». "

Мои герои – Юля и Леня – мне симпатичны. Они смелые и грустные. Ходят кормить уток. У них есть свой дискурс – на нем они говорят. «А какой у тебя – марксистский, анархический или другой?» - спросил меня Леня. Я ответила, что у меня никакого дискурса нет, что я говорю с разными людьми – позавчера с беженцами, вчера с пациентами диспансера, сегодня с ними, а завтра я буду говорить с Розенбаумом. Леня расстроился и сказал: «Если бы у тебя был дискурс, нам легче было бы общаться, мы бы лучше понимали друг друга», а потом добавил: «Не бывает так, чтобы у человека не было дискурса». И я сказала: «Тогда, может быть, у меня простой общечеловеческий дискурс, доступный для многих? Может быть, я, говоря на этом простом языке, вызываю у читателя эмоции, а они-то понятны всем…». Леня покачал головой – он со мной не согласился. Но предложил пойти кормить уток. После моего с ним «общечеловеческого разговора» он нервничал, щипал подбородок, пил чай на кухне. Девушка, не Юля, лет семнадцати, поливала у раковины голову зеленкой и спрашивала у Лени, чем его так расстроило интервью. «Ты ударилась?» - спросила я. «Нет», - ответила она.

Леня хотел интервью «пере-дать», то есть дать заново. Ему не понравилось все, что он мне сказал. Своими общечеловеческими вопросами я застала его врасплох, и он не успел сориентироваться и применить ко мне свой дискурс. Но уток все равно позвал кормить. Леня сказал: «Эмоции – это понятно, только все равно эмоции – это не то». Тогда я не знаю, что то…

Я не пошла в тот день с ними кормить уток. Но скоро снова буду в Питере и схожу, если с ними ничего не случится и меня позовут, несмотря на то, что я не заняла ни одну из двух распространенных журналистских позиций: я не осудила их резко и не воспела их молодой подвиг. «Убить дракона» - произнесла я фразу.

«Вы – мои потенциальные защитники, - сказала я Юле, - потому что я – лицо кавказской национальности. Но мне не нужна ваша защита…». Юля долгим взглядом прошлась по моей сумке и сказала: «Не всем удалось хорошо устроиться. Нас благодарят простые дворники. Им мы нужны». Уходя, я еще раз хорошенько оглядела худую Юлю, физически неразвитого Леню, и подумала: хорошо бы на них больше никто не нападал, потому что Юля сережку не снимет все равно.