Право на жизнь против права на выбор

Программы по снижению числа абортов множатся, новая придумана в Оклахоме: американок заставят смотреть на «фото» нерожденного ребенка

Фото: Corbis/Fotosa.ru
Фото: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Не так давно в Оклахоме приняли закон: все желающие избавиться от беременности должны посмотреть на «фото» своего ребенка, в том числе жертвы изнасилований или инцеста. К чему это дополнение? Да к тому, что беременность в результате изнасилования — особый случай, который вечно портит противникам абортов стройную систему аргументации. Вот, например, в Румынии летом 2008 года разгорелись бурные дебаты. Общественные организации ежедневно строчили заявления, политики выдвигали диаметрально противоположные тезисы, правительство проводило специальные совещания. Вся страна решала, можно ли изнасилованной 11-летней девочке сделать аборт на позднем сроке. Разрешили.

Если бы эта девочка жила в США, в Оклахоме, и все, что с ней случилось, случилось бы теперь, ей бы тоже, скорее всего, аборт разрешили. Но ей бы, возможно, пришлось пройти обязательное УЗИ, выслушать подробный рассказ доктора о том, что и как уже функционирует у нерожденного ребенка, и подождать с операцией несколько дней ― чтобы еще раз хорошенько подумать.  Кроме того, по новому закону, врачи получили право не сообщать женщине о возможных болезнях плода, даже очень серьезных.

Губернатору штата Брэду Генри удалось отсрочить вступление закона в силу. Тем не менее, рано или поздно он, скорее всего, начнет функционировать.

Аборты ― один из самых спорных вопросов современной цивилизации. Как решить в мире права, чье право важнее ― неродившегося ребенка на жизнь или женщины на выбор? В США с 1973 года, когда Верховный суд отменил запрет на аборты, существуют два общественных движения: Pro-life (за жизнь) и Pro-choice (за выбор), вот они четверть века и дискутируют. И будут еще очень долго.

А властям нужно что-то делать: у Запада серьезные проблемы ― население стареет, рождаемость падает. Социальная реклама ― штука не очень действенная, что остается? Вариантов не так уж и много.

Можно полностью запретить аборты, как на Мальте: но этот запрет, честно говоря, не очень сложно обойти ― остров маленький, жители часто летают на материк. В большинстве католических стран существуют строгие ограничения ― аборт возможен только в случае серьезной угрозы жизни матери или ребенка, но даже ООН рапортует о неэффективности такого метода: в Латинской Америке, например, число нелегальных операций и женских смертей от них в разы превышает число абортов в странах с более либеральным подходом. Есть еще и румынский опыт. В 1960-х там за аборты лишали социальных льгот, увольняли, судили и сажали. Чаушеску запретил аборты, надеясь значительно повысить рождаемость, и она действительно возросла вдвое. Правда, ненадолго: подпольные аборты сделали свое дело ― к 1983 году рождаемость вернулась на уровень 1966-го.

Так что остается только усложнять процедуру: например, в Македонии для аборта на сроке после десяти недель нужно разрешение специальной комиссии, а в Португалии для аборта по медицинским показаниям (там разрешены только такие) требуется письменное заключение минимум двух врачей, а также официальное согласие мужа или родителей.

Помогает или нет, сказать трудно. Всякие ухищрения, вроде тех правил, что хотят ввести в Оклахоме, вроде бы действенны. Такие законы уже есть почти в двух десятках штатов США и, по данным общественной организации National Right to Life, дают положительный результат: три из четырех женщин, прошедших УЗИ, отказываются от прерывания беременности. Кроме того, во многих штатах несовершеннолетним пациенткам требуется разрешение родителей; в Джорджии врачи обязаны сообщить женщине, что ребенок чувствует боль; в Индиане ей дают слушать сердцебиение плода.

Отдельная история с просвещением: официальная позиция ООН, озвученная в 1994 году на конференции в Каире,  — бороться с абортами надо посредством повышения сексуальной культуры. Мол, чем меньше будет нежелательных беременностей, тем меньше абортов. Логично. Так что все как обычно: уроки в школах и бесплатные контрацептивы в общественных туалетах. Хотя бытует мнение, что установка на безопасный секс, наоборот, вредит: чувство защищенности рождает чувство вседозволенности.

Как бы там ни было, вопрос об эффективности борьбы с абортами человечество пытается решить сотни лет ― история видала и смертные казни, и публичные порки, и ссылки ― и все без особого успеха.

Оригинальный способ выбрал прусский король Вильгельм II. Он становился крестным отцом всех детей в любой семье с семью сыновьями. В правление Вильгельма действительно рожали много: мужчин хватило на две мировые войны.

Комментировать Всего 12 комментариев

Гениальное решение лишь у Вильгельма II. 

Эту реплику поддерживают: Александра Штаерт

pro-choice.. pro-life...

Вопрос действительно уж очень спорный,  можно сказать риторический.

но вот что делать женщине, по каким - то причинам, ненамеренно  забеременевшей, если она изначально знает, что не сможет дать ребенку полноценное воспитание.

И тут вот возникает вопрос - не дать ребенку (эмбриону) жизнь,  либо сломать ее ему...?

вот такой вопрос перед женщиной точно не стоит. просто потому, что как можно знать, какая жизнь ждет ребенка? желанный ребенок может быть самым несчастным человеком на свете, а нежеланный наоборот самым счастливым. 

Вера, знаете, мне, как мужчине, тяжело и, наверное, практически невозможно понять это...

Так почему же тогда женщины идут на такое действие?...

Лично я на стороне pro-choice. Меня страшно, на каком-то животном уровне,  раздражают  государственные решения, что мне лучше: как спать, что есть, когда рожать, чему учить. Вот казалось бы с развитием цивилизации должно становится больше самостоятельности, а это все какие-то абсолютно племенные заморочки - повысим и перевысим рождаемость и удой.    

Анна, но ведь вопрос о жизни или смерти ребенка, не об его учебе, питании и воспитании. Кого воспитывать, если ребенка может не быть? И это ужасно!

Елена, я уверена, что этот выбор женщина вполне может сделать самостоятельно, руководствуясь личными аргументами, без хоругвеносцов и государственных аппартчиков.

Аборт как месть - отличный способ!

Да, Вильгельм II единственный мудрец в этой истории. Все постоянно хотят что-то от женщины затребовать и ничего не хотят дать взамен. В России это особенно чувствуется, видимо поэтому мы стабильно выходим в лидеры по числу убийств нерожденных детей.

Мое мнение - женщина должна иметь право выбора, но такой выбор не должен перед ней стоять. Это забота общества в целом и забота отца ребенка в частности.

Аборт имеет еще один аспект. Его принято игнорировать, потому что все устали чувствовать себя "грешниками" по любому поводу. Но психологи подтвердят, что на бессознательном уровне аборт приносит в семью то же чувство вины и потребность в замещении, что и убийство рожденного младенца.

На практике это может выражаться в "беспричинные" скорбь, тоску, злость, мысли о смерти, "пропасть" в отношениях между супругами, депрессии и подавленность на фоне очевидных личных и социальных успехов. После сорока симптомы, естественно, усиливаются и люди отправляются на поиски ответов. Многие (и мужчины и женщины) очень удивляются, что источником этих состояний являются многочисленные убийства собственных детей.

Факт есть факт. Самое страшное, что все эти симптомы могут настигать человека, даже если он вообще не знал об аборте. Т.е. мужчина несет вину и скорбь равную с женщиной в ЛЮБОМ СЛУЧАЕ. В этом смысле аборт как месть - очень действенный способ.

Ну а самую большую нагрузку, как водится, получают выжившие дети. Особенно если родители не рассказали им о "погибших". У живых братьев и сестер часто бывает ощущение "что жизнь проходит мимо", что жизнь не складывается, преследуют неудачи и неуспех. Они и не живут, а скорбят также, как скорбели бы о брате или сестре, отдавшем свою жизнь, что бы спасти их.

Эту реплику поддерживают: Елена Житенева

Нет ничего более ценного чем жизнь.  Но, кто как не будущая  мать знает,  о всех сложностях, которые грядут.  Каждая хочет, чтобы ее будущий ребенок был счастлив. Женщину, стоящую перед выбором делать аборт или нет, легко обвинить в безответсвенности и даже  в  убийстве. Гораздо сложнее попробовать ей  помочь, придать ей сил и уверенности в том, что ее жизнь продолжается и может стать гораздо более счастливой с рождением ребенка.  Запугивать женщину в эти минуты  -  чудовищно и  бесполезно. Больше эффекта было бы если таким мучающимся  и сомневающимся в минуты выбора внушали веру в собственные силы, обещали поддержку и опеку.  Фото эмбриона - прекрансый метод, чтобы остановить женщину, но недостаточный.  Так как она получает сильный эмоциональный шок. А дальше..  Кто даст ей силы? Мне кажется именно в этом направлении должны работать врачи, психологи и государство, которые стремятся к увеличеию рождаемости. Женщина должна чувствовать, что она сможет справиться.

Другой вопрос: можно ли к ответсвенности подобными методами призывать несовершеннолетних, изнасилованных или матерей, которые знают о неполноценности плода? Мне кажется,  это тоже акт насилия над личностью. Одна женщина увидит в эмбрионе - ребенка, а вторая - злостного обидчика, который портит ей жизнь. Я думаю, что у женщины должно быть право  выбора.  Как-то мне сразу вспомнились цветаевские строки: "Бог, не суди! — Ты не был Женщиной на земле!"

Полина, а еще штука в том, что будущая мать и близко не представляет себе того, что ей и ее ребенку предстоит - если это первый ребенок. 

ну допустим, три из этих четырех женщин не делают аборт. Дальше - что? Дальше государство берет на себя заботу об этих детях? Дальше изнасилованная женщина всю свою жизнь кладет на то, чтобы вырастить плод насилия в любви и заботе? Мы все знаем, что дети ни в чем не виноваты, но в чем виноваты взрослые или даже не очень взрослые, которых государство насильно заставляет взять на себя ответственность за ребенка? Фактически, насилует их еще раз.