Марат Гельман: Теперь придется защищать каждую отдельную улицу

Генеральный план развития Москвы до 2025 года принят в третьем, окончательном чтении Мосгордумой. Представители городских властей уверяют, что учли в генплане все замечания москвичей и экспертов. Общественная палата считает, что, приняв генплан, Мосгордума проявила безразличие к мнению гражданского общества

+T -
Поделиться:
Подробнее

За принятие генплана проголосовали 27 депутатов, двое — представители фракции КПРФ — высказались против. Всего в голосовании приняли участие 29 из 35 депутатов Мосгордумы.

Во время заседания у здания МГД прошел несанкционированный митинг, в котором приняли участие около 50 человек. Как рассказал координатор движения «Левый фронт» Сергей Удальцов, пришедшие к зданию Мосгордумы развернули черные листы бумаги, показав таким образом «черную метку московским депутатам». Сразу же после этого милиция в грубой форме начала задерживать участников акции. Всего было задержано 15 человек.

Публичные слушания проекта генплана прошли во всех округах города еще прошлым летом, и тогда, по заявлению московских властей, его одобрили 75% жителей города. Тем не менее, обсуждение генплана стало причиной не одного громкого скандала и фактически открытого конфликта Общественной палаты (ОП) с московскими властями. Наиболее ярким эпизодом противостояния стал визит в ОП спикера МГД Владимира Платонова и главного архитектора Москвы Александра Кузьмина. Заседание, посвященное обсуждению генплана, закончилось пылкой речью Марата Гельмана, обвинившего московских чиновников в жадности и безответственности, после чего Платонов и Кузьмин под крики членов палаты «Позор!» демонстративно покинули помещение. На следующем заседании ОП Гельман перечислил главные недостатки генплана: ориентированность на инвестора, нерешенность транспортной проблемы, а также несогласованность документа с планом развития Подмосковья.

Межу тем, как заявил сегодня Платонов, Общественная палата РФ не предложила ни одной конкретной поправки к третьему чтению проекта генплана. «Мы получили обращение Общественной палаты, но все они были свалены в кучу. Если бы Общественная палата была озабочена, она бы представила конкретные поправки, а ни одной конкретной поправки с ее стороны подано не было», — сказал Платонов.

Глава комиссии МГД по перспективному развитию и градостроительству Михаил Москвин-Тарханов подчеркнул, что генплан был согласован в 30 федеральных ведомствах. Накануне он сообщил, что к третьему чтению проекта было подготовлено более 600 поправок, большинство из которых связаны с добавлением новых рельсовых линий в городе, организацией точек общественного питания и корректировкой парковых границ.

Наконец, Александр Кузьмин отметил, что из принятого сегодня документа исключили примерно 600 административных зданий, которые должны были появиться в центре столицы. «Мы оставили только объекты необходимой инфраструктуры для Российской Федерации», — сказал Кузьмин.

Спикер Мосгордумы Владимир Платонов разъяснил, каковы дальнейшие шаги по утверждению генплана: сейчас документ «выверяют, и на это понадобится неделя-две», после чего он будет отправлен на подписание мэру Москвы Юрию Лужкову. «Генплан вступает в силу через 10 дней после его официального опубликования. Я думаю, что это произойдет не раньше конца мая», — отметил Платонов.

Марат Гельман

   Очень важно то, что мы сделали. Мы успели внести в генплан 64 новых (то есть новых для московских властей) памятника архитектуры. Так что уже это не зря. Но дело не только в этих памятниках, а в том, что теперь уже невозможно будет так просто начинать стройки. Другое дело, что если раньше можно было защитить в целом город, то теперь придется защищать каждую отдельную улицу. Теперь как только там появятся стройки — появятся активисты. И то, что все осознали важность этой ситуации, очень правильно. И главное, для многих, наконец, стало понятно, что общественники — не кучка сумасшедших и не те, кто защищает свои личные интересы, а люди, защищающие Москву.

Что делать дальше? Мы попытаемся пойти юридическим путем — обратиться в прокуратуру с требованием отменить решение по генплану. Шанс есть. Я бы даже так сказал: два шанса. Первое: так как Москва — столица, то генплан должен приниматься (в крайнем случае согласовываться) с федеральными властями. А это не было сделано. Так что можно уже говорить о том, что генплан принят с нарушением федерального закона. Второе: в генплане есть такая норма, что в той части, где собираются заниматься реорганизацией, собственников недвижимости можно запросто выселить. А это нарушение Конституции.

Мы готовы приступить к новым действиям. Завтра я вернусь из клиники, начнем собирать хороших юристов и направлять запросы. У нас три адресата. Два — по части закона: Минрегионразвития и прокуратура. Третий — по сути российской ситуации: Медведев. Надо продумать, как разрешить это положение. С Медведевым будет, пожалуй, сложнее всего, поскольку руководство Общественной палаты не любит обращаться к президенту с просьбами о помощи. Дело в том, что с самого начала была идея написать письмо Медведеву, чтобы рассказать, что происходит с генпланом. Но меня уговорили этого не делать: вдруг московские власти еще одумаются, это будет перевод разговора в другой конфликт. Я так понял, что немножко решительности нам не хватает. Так что сейчас я буду пытаться это сделать, потому что очень важно, чтобы это обращение было не от членов Общественной палаты, а от всей Общественной палаты.

В целом могу констатировать: мы активизировали людей. Они будут теперь более внимательные, более решительные. А власти теперь будут более осторожные.

Эту реплику поддерживают: Алексей Новиков
Комментировать Всего 10 комментариев

Очень важно то, что мы сделали. Мы успели внести в генплан 64 новых (то есть новых для московских властей) памятника архитектуры. Так что уже это не зря. Но дело не только в этих памятниках, а в том, что теперь уже невозможно будет так просто начинать стройки. Другое дело, что если раньше можно было защитить в целом город, то теперь придется защищать каждую отдельную улицу. Теперь как только там появятся стройки — появятся активисты. И то, что все осознали важность этой ситуации, очень правильно. И главное, для многих, наконец, стало понятно, что общественники — не кучка сумасшедших и не те, кто защищает свои личные интересы, а люди, защищающие Москву.

Что делать дальше? Мы попытаемся пойти юридическим путем — обратиться в прокуратуру с требованием отменить решение по генплану. Шанс есть. Я бы даже так сказал: два шанса. Первое: так как Москва — столица, то генплан должен приниматься (в крайнем случае согласовываться) с федеральными властями. А это не было сделано. Так что можно уже говорить о том, что генплан принят с нарушением федерального закона. Второе: в генплане есть такая норма, что в той части, где собираются заниматься реорганизацией, собственников недвижимости можно запросто выселить. А это нарушение Конституции.

Мы готовы приступить к новым действиям. Завтра я вернусь из клиники, начнем собирать хороших юристов и направлять запросы. У нас три адресата. Два — по части закона: Минрегионразвития и прокуратура. Третий — по сути российской ситуации: Медведев. Надо продумать, как разрешить это положение. С Медведевым будет, пожалуй, сложнее всего, поскольку руководство Общественной палаты не любит обращаться к президенту с просьбами о помощи. Дело в том, что с самого начала была идея написать письмо Медведеву, чтобы рассказать, что происходит с генпланом. Но меня уговорили этого не делать: вдруг московские власти еще одумаются, это будет перевод разговора в другой конфликт. Я так понял, что немножко решительности нам не хватает. Так что сейчас я буду пытаться это сделать, потому что очень важно, чтобы это обращение было не от членов Общественной палаты, а от всей Общественной палаты.

В целом могу констатировать: мы активизировали людей. Они будут теперь более внимательные, более решительные. А власти теперь будут более осторожные.

Эту реплику поддерживают: Алексей Новиков

В общем-то, такой подляны можно было ожидать.

Но, раз шансы на изменение ситуации есть, то - удачи, Марат! (и прочие члены Общественной палаты)

У меня есть масса претензий к генплану, я согласен со всей критикой, прозвучавшей по поводу этого документа. Но все его неудачи касаются политических и стратегических вопросов. И, мне кажется, требовать их решения сейчас — бессмысленно. Лужков скоро уйдет, а на его место придет другой человек, который будет принимать свои законы и как-то под себя все переделывать. В этой ситуации я скорее готов поприветствовать генплан, который будет хоть как-то ограничивать новую власть. То, что сейчас происходит, — это на самом деле чисто политическая борьба.

(читать дальше)

Гриша, ты не прав. и дело не в обидной для меня интонации, я к этому привык. Дело в ППМ-ах которые сразу после принятия будут реализовываться и разрушать исторический центр "законно". 

Знаешь, суть твоей статьи мне рассказывал месяц назад Сережа Ткаченко. Почти такими же словами. Не на ту сторону стал. 

Григорий,а каким образом этот план может чем-нибудь ограничивать старую или новую власть?

Дорогой Марат!

Во-первых, извинения по поводу редакционной политики СНОБ'а. Я давал свой комментарий по Генплану не как реплику на твое выступление, а как отдельное высказывание, не связанное с тобой. При том, что у нас разные взгляды на Генплан, я вовсе не собирался вступать с тобой в публичный спор по этому поводу, и, соответственно,  обидной интонации в отношении тебя лично в моем комменте быть не могло. В монтаже с твоей репликой она, вероятно, может быть прочитана. Пользуюсь случаем в очередной раз засвидетельствовать тебе свое уважение во всей совокупности твоих действий и на художественном и на политическом направлении. Я могу быть с ними не согласен, но не сомневаюсь в их содержательности и значении.

Еще один аспект политического свойства. Пока вы боролись с генпланом, я не выступал со своей точкой зрения, хотя, как ты понимаешь, имел такую возможность. Я написал свою стать в Коммерсе и дал комментарии СНОБу и еще пятерке радиостанций не в момент борьбы, а тогда, когда Дума таки его приняла. Возможно, вы еще добьетесь чего-то в прокуратуре или у президента, но, согласись, публичная борьба за и против этого документа в какой-то существенной своей части закончена. Поэтому я не принимаю упрека в том, что я стал не на ту сторону. Я не вставал ни на чью сторону и тщательно соблюдал эту позицию до той поры, пока шла война. Выступил тогда, когда она, на мой взгляд, закончилась, по крайней мере в поле публичной политики.

По смыслу. Я наблюдаю за Генпланом много лет. Я с уважением отношусь к командне архитекторов, которые его делают. Это касается и Сергея Ткаченко, с которым я правда не имел случая обсуждать генплан, за исключением совместной передачи на Эхе, но там понятные особенности формата. Я, впрочем, рад, что наши точки зрения с ним совпали. Еще раз -- в данном случае я с уважением отношусь к архитекторам и без уважения к их заказчикам по Генплану. Насколько я понимаю, до известной степени мы тут сходимся.

Вопрос в оценке итогового продукта, где соединились представления архитекторов и заказчиков -- тут мы расходимся, чего больше, профессионализма Кузьмина или жадности Лужкова. На мой взгляд, там сделано очень много. Писанный контракт между многими сторонами в суперсложной системе урбанистики является общественным благом в любом случае. Идеальных контрактов вместе с тем не бывает никогда, и изьяны сами по себе, которые там присутствуют, не являются аргументом для отказа от контракта вообще.Лучше от этого отказа, на мой взгляд, не будет.

У тебя другая точка зрения, и я хорошо ее понимаю. Надеюсь, ты в состоянии понять мою. У меня есть некоторая специфика позиции -- я не политик, не чиновник, не принимаю решений. Я могу только высказывать свое мнение. Будь я человеком, принимающим решения, я бы считал обязательным для себя скорректировать свою точку зрения, чтобы учесть пожелания оппонентов. Но было бы странно, если бы я из уважения к тебе и твоим союзникам говорил то, чего я не думаю, и с чем я не согласен.

Еще раз с симпатией и уважением

Григорий Ревзин

Сергей!

Это очень просто. Если в Генплане записано, что в таком-то месте города разрешена застройка не выше 4 этажей с повышением плотности заселения не более чем на 5% относительно существующей, то это значит, что девелопер может строить только 4 этажа. Он может извернуться, дать взяток и построить пять. Но не 14, как ему бы хотелось.

В 95% случаев так и происходит, поскольку Геплан сегодня являеися действующим документом -- инструкцией исполнительной власти. Но в 5% девелопер непосредственно связан с Лужковым. Поскольку изменение регламента застройки сейчас -- это только решение правительства Москвы, то он его легко меняет, и вместо 4 этажей появляется 14. Но на эти 5% случаев приходится 40% застройки города.

Любые решения можно отменить и перерешить. Вопрос в количестве извдержек. Теперь власти, чтобы протолкнуть такое решение, понадобиться уже не заседание правительства Москвы, а внесение предложений в Думу, открытое обсуждение, вонь в прессе. Они будут подставляться оппонентам. Это сложнее, надо договариваться с большим количеством людей. Возрастает цена незаконных решений -- это и есть ограничение для нынешний и будущих властей.

Юрий Лужков подписал закон о Генеральном плане развития города до 2025 года. Ресин поспешил утешить общественность, тут же сообщив, что при реализации положений Генплана мэрия будет принимать во внимание замечания граждан, которые касаются комфорта проживания, транспортной инфраструктуры и вопросов экологии. Закон о Генплане должен быть опубликован в журнале "Вестник мэра и правительства Москвы", и сразу после этого документ вступит в силу.

 

Общественная палата пока ждет решения Минрегионразвития. Министерство 14 мая заявило, что Генплан Москвы не был согласован с ними — таким образом, его нельзя считать легитимным. 

Новости все грустнее...

Генплан вчера был опубликован в мэрском "Вестнике..." Вчера же Сергей Митрохин, лидер "Яблока", обратился в Мосгорсуд с заявлением о признании генплана незаконным.

Основания для заявления Митрохина следующие:

— генплан не был согласован с федеральным и подмосковным правительством (а это предусмотрено Градостроительным кодексом РФ),

— генплан не прошел государственную экспертизу "в законный срок".

— при внесении генплана в Мосгордуму мэр не приложил к документу протоколы публичных слушаний.

В то же время Михаил Москвин-Тарханов считает, что все было законно, и вообще генплан — "это потрясающий документ".

Через пять дней будет понятно, что думают в Мосгорсуде на эту тему.