Ольга Пастернак /

/ Париж

В Париже armistice

На первых полосах газет, вышедших в Париже 8 мая, не было ни слова, ни намека на День Победы. На шестой странице Le Monde я нашла информацию о предстоящих в воскресенье праздничных мероприятиях в Москве. В статье речь шла о приготовлениях и полемике вокруг использования портретов Сталина на плакатах. Цитировалось интервью Медведева «Известиям»

Фото: REUTERS
Фото: REUTERS
+T -
Поделиться:

Включив вечером телевизор, я обнаружила, что новость о праздничных мероприятиях проходила не второй и даже не третьей, а практически пятой от начала новостного выпуска. Исландский вулкан и европейский кризис для французов были гораздо важнее. О праздновании Дня победы в Лондоне говорили даже больше: еще бы, лидер лейбористов премьер-министр Гордон Браун, консерватор Дэвид Кэмерон и либерал-демократ Ник Клегг вместе возложили венки к памятнику Неизвестному Солдату.

Президент Франции Николя Саркози возложил в субботу венок к памятнику генералу де Голлю на Елисейских полях. В торжественной церемонии участвовали также премьер-министр Франсуа Фийон, представители высшего военного командования и мэр французской столицы Бертран Деланоэ. После этого глава Франции отправился в город Кольмар в Эльзасе, где выступил с речью, посвященной 65-й годовщине окончания Второй мировой войны. Кольмар — один из последних французских городов, освобожденных в 1945 году. Президент Франции возложил памятный венок на площади Рапп в центре города к монументу, сооруженному в честь Первой французской армии и генерала де Латра де Тассиньи, под командованием которого французские части и освободили Кольмар.

В своей речи Николя Саркози уделил особое внимание жителям Эльзаса и Лотарингии, насильно мобилизованным в немецкую армию. Эльзас и департамент Мозель были аннексированы Германией в 1940 году. «Я приехал в Эльзас, чтобы устранить несправедливость», — сказал французский президент. Начиная с 1942 года жителей Эльзаса и Мозеля заставляли служить в немецкой армии и носить форму страны, к которой они не испытывали ни любви, ни чувства верности.

«Их заставляли действовать против своей родины, нарушать данную ранее присягу, действовать вопреки своим убеждениям», — подчеркнул Саркози. Их было 130 тысяч человек. 30 тысяч человек погибли в бою. 10 тысяч пропали без вести. Они не были предателями. Их семьям угрожали репрессии, и у них не было выбора. Это были жертвы самого репрессивного режима, который только знала история. Жертвы настоящего военного преступления.

С момента своего избрания Саркози продолжает «делокализировать» торжественные церемонии в честь победы над нацизмом. В 2008 году он был в Уистреаме, в прошлом году — в Санкт-Максиме, в этом году — в Кольмаре. Таким образом, президент напоминает об «особенно эмблематических местах истории освобождения» Франции.

9 мая в телевизионных новостях показывали парад на Красной площади, отмечая, что, в отличие от Ангелы Меркель, Саркози не смог участвовать в праздновании 65-летия победы во Второй мировой войне. Президент Франции мотивировал свой отказ приехать необходимостью решения проблемы финансового кризиса в странах еврозоны. Вместо него Францию на праздничных мероприятиях в Москве представлял посол Франции в России Жан де Глиниасти.

Воскресные газеты отмечали отсутствие в Москве глав Украины, Белоруссии, Молдавии и Грузии. Журналисты отмечали важность Дня Победы для россиян, а также историческую значимость первого объединенного парада войск Российской армии и НАТО.

Во Франции 8 мая воспринимается совсем не так, как в России. Этот день называют Днем перемирия, а не Днем победы (Armistice). Он даже не всегда был праздником, а выходным днем окончательно стал только в 1983 году при Франсуа Миттеране.

А 9 мая отмечается День Европы. В 1950 году Робер Шуман, французский министр иностранных дел, на встрече со своими британским и американским коллегами предложил создать организацию, которая контролировала бы добычу угля и производство стали в странах Европы. Шуман так начал свою речь: «Чтобы идеи мира могли быть реализованы, в первую очередь нужно, чтобы существовала Европа. Спустя пять лет после безоговорочной капитуляции Германии Франция делает первый шаг к созданию единой, цельной Европы». Таким образом, этот день вошел в историю как день начала объединения Европы.

Комментировать Всего 5 комментариев
Кто не работает, тот не ест. Кто не воевал - Победу праздновать не будет. Да и вряд ли захочет.

Кто не воевал - праздновать Победу не будет. Франция легла под фишистов без боя, за считанные дни без боя признав власть Гитлера. Во время фашистской оккупации Франция проявила феноменальный масштаб коллаборационизма, где французские полицаи свирепствовали (например, в концлагерях) настолько, что приводили в ужас самих немцев своими зверствами.

При этом движение Сопротивления было незначительным, и даже там все было отнюдь не чисто - на самые опасные задания чаще посылали людей "второго сорта" (армян и прочих эмигрантов, коммунистов и т.д.).

Проявив себя в целом трусливо во время Войны, вскоре после нее Франция совершила этническую чистку против более слабого народа в Алжире, истребив 1.5 миллиона человек (16% населения Алжира) в 1954-1962 годах. Видимо, так надо восстанавливать национальную гордость - избивая слабых.

Мне совершенно непонятно, почему Франция считается одной из стран-победительниц. Переставая праздновать Победу, Франция фактически лишает себя не по заслугам приобретенного звания страны-победительницы. Праздновать Франции действительно нечего - ну не чужую же победу им отмечать?!

Эту реплику поддерживают: Андрей Шмаров

Только Де Голля я бы вывел за скобки...

Согласен - он приятная флуктуация на неприятном общем фоне. Хотя... с алжирской войной вина на нем есть. Но во Вторую Мировую он был героем. Одним из немногих во Франции.  

Алжир не так однозначен...

Слишком французы туда вросли, чтобы резко уходить.

Да и жаль -- мне лично -- что ушли. Такое виноделие загубили...

К тому же именно Де Голля чуть и не угрохали за Алжир

Да, даже лучший француз - Де Голль - вел себя с Алжиром, мягко говоря, плохо. По сравнению со зверствами французов в Алжире мернет любое военное насилие СССР - пожалуй, только Вьетнамская и Иракская войны переплевывают Алжирскую резню.

Но недавно узнал я еще один любопытный (и тоже совершенно не упомаемый СМИ факт) - когда французы завоевывали Алжир, они истребили что-то между 30% и 50% его населения. Вот так они "врастали" в эту страну. Кстати, партизанская война там не утихала во все время французского господства.

Андрей Шмаров Комментарий удален