Анекдоты нашего двора

Анекдоты про русских и немцев, чукчей, дистрофиков, Чапаева, Штирлица или Наташу Ростову — отдельный пласт детской субкультуры, один из важных инструментов взросления

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Дразнилки, о которых я писала в предыдущем материале о нашем дворе, представляли собой низший слой детской смеховой культуры. Освоив их в возрасте трех-пяти лет (и успешно пользуясь лет до 10–12), мы переходили к следующему, более сложному и «утонченному» слою — анекдотам.

Так называемые детские анекдоты — отдельный пласт детской же субкультуры. Он, хотя и пересекается с «взрослой» культурой анекдотов, вовсе ей не конгруэнтен — не только по содержанию, но даже по функциям, которые исполняет. На мой взгляд, детские анекдоты — это один из инструментов взросления.

Начать следует с того, что маленькие дети часто рассказывают анекдоты раньше, чем начинают их понимать. При этом зачастую путаются и даже теряют смысл истории. Но все равно рассказывают. До сих пор помню свой первый анекдот (я рассказывала его в возрасте приблизительно шести лет): «Мужик ездил на работу в переполненных электричках. Ему посоветовали: скажи, что потерял в вагоне змею, ищи ее. Сразу станет просторнее. Он так и сделал, все сработало. Мужик сел на освободившуюся скамейку и задремал. Проснулся, видит, вагон стоит в депо. Спрашивает: в чем дело? Ему отвечают: да тут какой-то идиот змею потерял, вагон-то и отцепили». Смысл анекдота ускользал от меня начисто: я не боялась никаких животных, и потеря змеи в вагоне представлялась мне захватывающим приключением, ради которого стоит сесть даже в совершенно ненужный тебе поезд. Но знала, что эта история — анекдот, и потому рассказывала. Мои дворовые сверстники послушно смеялись. Понимали ли они юмор, вложенный в анекдот, меня не интересовало абсолютно. Я чувствовала себя важной и взрослой — анекдоты рассказываю!

Часто дети используют анекдоты для коммуникации с взрослым миром. Им кажется, что, рассказывая анекдот, они говорят на «взрослом» языке. Лично я дома рассказывать дворовые анекдоты опасалась (пару раз здорово «попала», рассказав нечто, чего сама не понимала, но отчего глаза у моей родни полезли на лоб), а вот мой сын, принадлежащий к уже более раскрепощенному поколению, изводил меня лет с шести до десяти: «Мама, хочешь, я тебе анекдот расскажу? Не хочешь? А я все-таки расскажу!» Если анекдот не был мне знаком, то я часто даже не могла догадаться, что изначально являлось его солью: в пересказе сына смысл, как правило, терялся. Но сам он выглядел при этом очень довольным собой.

В «анекдотической» форме в нашем дворе осваивали и советскую историю. Со стыдом должна признаться, что ни разу не смотрела фильм «Чапаев». Но благодаря анекдотам и Петька, и Анка-пулеметчица, и сам Василий Иванович были мне как родные. Мои любимые были почему-то про «консерваторию» и про то, как перевозили через Урал оркестр. Здесь проявляется еще один феномен детских анекдотов. Они «отстают» по темам на поколение, а то и на два. Например, мы, дети ленинградского двора, росшие в шестидесятые годы, вовсю рассказывали анекдоты «о дистрофиках» («Сестра, сгони муху с груди! Всю грудь истоптала!»). Ни одного дистрофика мы, по счастью, живьем не видели. И даже с известной нам ленинградской блокадой этот корпус анекдотов не очень-то ассоциировали. Но рассказывали. Кстати, сегодняшние дети почти не рассказывают анекдоты про Василия Ивановича, и уж тем более «о дистрофиках».

Широко осваивалась и жуткая тема психического нездоровья. Мне кажется, что это был наш дворовый способ воспитания храбрости и толерантности. (Маленькие дети очень чутки к психиатрии и воспринимают ее как опасную. Иногда самым ранним симптомом детской шизофрении оказывается то, что сверстники отказываются вставать в пару с этим ребенком.)

Сюда же примыкал и обширный корпус анекдотов про русских-немцев-французов, русских-англичан-евреев, русских-немцев-грузин и т. д. Он захватывал буквально все области жизни — от быта до нюансов национальной психологии. Никакой ксенофобии или призывов к национальной розни в этих анекдотах не было и в помине, лишь добродушная констатация разнообразия реакций. Чаще, чем над другими, подсмеивались над собой:

«Изобрели машину для проверки содержания мяса в колбасе. Запустили туда немецкую колбасу. Получили результат: 99 процентов мяса. Запустили английскую: 86 процентов. Запустили нашу докторскую колбасу. Машина долго стучала, щелкала, наконец выдала квиточек с синим штампом: “Яйца глистов не обнаружены”».

Кстати, широко тогда распространенные среди взрослых анекдоты про чукчей в нашем дворе не привились совершенно. Мы никогда не видели ни одного чукчи и как-то не чувствовали, с какой стати нужно унижать целый народ. (Почему из многочисленных северных народов объектом высмеивания в анекдотах стал один из самых отдаленных, я сама узнала лишь много-много лет спустя и очень удивилась.)

Существовали в нашем дворе и «детские политические» анекдоты. Их рассказывали, традиционно понижая голос, и почти не смеялись в конце, а только многозначительно кивали головами. Глупость их часто была просто немереная.

«Ведет Брежнев экскурсию иностранцев по Красной площади. Вдруг видит: лежит большая куча дерьма. Неловко! Он взял и накрыл кучу своей шляпой. Следом ведет экскурсию Косыгин. Довел до того же места. Приподнял шляпу, взглянул и говорит: Гм! Шляпа здесь, мозги здесь… А где же Ленька?»

Совершенно не рассказывали анекдотов про мужей в командировке (нас это еще не касалось) и про алкоголиков (они в нашем дворе были настолько повседневным явлением, что в осмыслении практически не нуждались).

С восторгом приняли как раз тогда появившийся пласт анекдотов про Штирлица. Мне в детстве нравился, например, такой:

«Вызывает Мюллер Штирлица и спрашивает: “Штирлиц, сколько будет дважды два — четыре?” Голос за кадром: “Конечно, Штирлиц знал, что дважды два — четыре, но он подумал: знает ли об этом Мюллер?”»

«Филологические» анекдоты про Штирлица («Штирлиц засунул руку в дупло и вытянул записку Бормана. Борман пищал и упирался») и «английские» анекдоты («Как узнать, что в вашем холодильнике побывали слоны? По следам на масле») использовались уже для попыток интеллектуальной дифференциации. Тот, кто этих анекдотов не понимал, обычно на всякий случай делал вид, что понимает (я сама очень любила «английские», но далеко не всегда «въезжала» в «филологические»).

Более старшие ребята очень ценили анекдоты про Наташу Ростову (явная попытка снижения «эдакой глыбы» Толстого), про Вовочку (они, по-моему, в ходу и сейчас) и про Чебурашку с Геной.

Была доставшаяся нам от предыдущего поколения очень симпатичная серия про ленинградский трамвай:

«Девушка в розовом трико, с юбкой на шее, передайте, пожалуйста, билетик!»

«Женщина, закройте окно, на улице холодно! — А что, если я его закрою, там станет теплее?»

«Гважданин, гважданин! Выньте жонтик иж моего рта! Да не вы, не вы, вы мовжете оставить!»

Какие «сериалы» детских анекдотов я еще позабыла?

Итак, предлагаю для обсуждения три функции, которые, на мой взгляд, выполняли детские анекдоты в нашем дворе:

1) Освоение одного из аспектов «взрослой» культуры, «кирпичики», которые можно использовать для коммуникации с взрослым миром.

2) Снижение опасений и развитие дружелюбно-ироничной терпимости к «другому», в чем бы ни выражалась его инаковость.

3) Освоение пластов истории, литературы, кинематографии (и прочих аспектов современной нам культуры) в несколько «сниженном», смеховом варианте.

Хотелось бы также узнать, как обстоят дела с детскими анекдотами сейчас. Рассказывают ли современные маленькие дети анекдоты? Если да, то о чем они? Опять же, очень интересно, как обстоит дело с детскими анекдотами в других странах. Они вообще есть?

Комментировать Всего 25 комментариев

Катерина, а про Штирлица в начале 90-х был выпущен сперва в самиздате, а потом уже и книгой Штирле-эпос "Как размножаются ёжики". Конечно же, в самиздатовском было смешнее).

И, кстати, недавно на детской площадке услышала считалочки своего детства от современных детей, вспомнила поднятую Вами тему. Подумала, что от преемственности никуда не денешься, и это очень хорошо).

Про Вовочку обретают новый смысл.

А о Чебурашке с Геной последний раз слышала лет пять назад.

Те анекдоты, которые я слышала от дружеских детей, не были ни политическими (брежнев, андропов, путин и проч.), ни историческими (штирлиц, чапаев), ни кинемато, ни мульто, ни литературо...

Есть ли новые герои анекдотов для современных детей? Мне на ум пока не приходят. Надеюсь, я ошибаюсь.

Я слышала про какашки и животных в зоопарке.

Но кто знает, быть может, мне в этом просто не повезло.

Про животных действительно что-то было, но не могу вспомнить. А вот "неприличные" анекдоты у нас как-то сразу начинались с "генитальной" фазы по Фрейду :))

Мои любимые анекдоты в детстве начинались словами: "Приехала комиссия в дурдом..."

Да, да, конечно, почему-то из текста поста выпал пример - мой любимый анекдот про сумасшедших:

«Сумасшедший в дурдоме таскал за собой варежку на резиночке и говорил, что это собачка. Его не выписывали, а ему хотелось домой. И вот вызывают его к врачу. Он тащит за собой варежку. Его спрашивают: что это? Он отвечает: конечно, варежка! Врач радуется: больной выздоровел. Выписывают его. Он выходит из ворот, сзади варежка на резиночке. Оборачивается, подмигивает и говорит: ну что, Жучка, здорово мы их с тобой?!»

Слышала от дочери пару анекдотов по мотивам "сумерек", хотя это скорее пересказ старых с новыми героями )

Но ведь "сумерки" - это новейшая история. То есть, они образовались прямо на Ваших глазах, аналогично тому, как на моих глазах рождались анекдоты про Штирлица? Алиса, приведите пожалуйста, пример "сумеречных" анекдотов!

Сын в 6.5 лет пока ничего рассказывает :)

Старшей дочери 17!  И все равно я ей только рассказываю...(

Есть подозрение, что младшая (3г.) вот-вот что-то выдаст.

А вообще, действительно, дети меньше стали анекдоты рассказывать...Может потому, что стали меньше между собой общаться?...

Ведь у меня, помню, что ни день, то новый "шедевр" маме на кухне выдавался! ))

Мы в студенчестве о-очень любили анекдоты "травить"! В том числе и про студентов. Можно, расскажу один, он у меня дежурный. Кстати, одновременно, наверно, и филологический. Студент пришел сдавать экзамен. Очень нервничая, тянет билет, берет бумагу, проходит за парту. Дрожащим голосом спрашивает: "Профессор, а писло чисать?" Профессор, глядя из-под очков: "Чешите, если это вам поможет"

В моем детстве мне анекдоты не нравились. Про какашки, про чукчей... Вкус к этому жанру я почувствовала в студенческие годы. Я сама была , да и остаюсь, весьма артистичной рассказчицей, наверно, поэтому появился и вкус. А вообще анекдоты - очень хороший способ расположить к себе, снять напряжение в аудитории (было дело, я преподавала), поднять настроение. Интересное наблюдение:, когда мы с друзьями собирались компанией и начиналось время анекдотов, эти самые анекдоты вспоминались по цепочке: один рассказывает и какое-то слово, фраза, действие вытаскивает из памяти новый анекдот - могли сидеть часами!

мне еще интересна частушка. Это же шедевр! Анекдот в стихотворной форме! Я раньше их коллекционировала, сама сочиняла...Дети очень любят частушки! Это ведь изобретение наше, русское? Вы еще не писали о частушках нашего двора?

Светлана, спасибо за развернутый комментарий! В нашем питерском городском дворе, к сожалению, частушек практически не было  :( Может быть, Вы про них расскажете?

Были абсурдные анекдоты:, вида "Летит как-то стая напильников..."

И еще в таком стиле:

Жители многоэтажки заметили, что к ним каждый день заходит в подъезд мужик с большой авоськой лимонов, а через пару минут выходит пустой. Как-то взяли и проследили за ним. Смотрят, поднялся он на самый верхний этаж с полной сумкой лимонов, открыл дверцу мусоропровода и высыпал туда все лимоны из авоськи. Раздался глухой удаляющийся шум падающих лимонов по металлической стенке. Жители вышли из укрытия подошли к мужику и спрашивают шепотом: "Что это?"

А он им в ответ: "Не знаю, но лимоны любит!"

Да, да, Алексей, Вы правы. Еще абсурдные детские анекдоты, я про них забыла. У нас аналогичный Вашему анекдот рассказывался так:

"Приходит мужик в магазин, покупает сто грамм колбасы, разворачивает и бросает в большую сумку. Там что-то шуршит, потом смолкает. На следующий день - снова. В конце концов продавщица страшивает: "Да кто у вас там?". Мужик отвечает: "Шуршунчик". - "Господи, а кто же это такой?" - "Не знаю, - безмятежно отвечает мужик. - Но колбасу жрет""

Эту реплику поддерживают: Екатерина Паламарчук

Точно!)

Плывут по реке две головы: одна лысая, другая - Марка Твена, подплывают к рыбаку, спрашивают, как доплыть до города. Рыбак отвечает, что надо продолжать движение по течению, как они и плыли.

Головы разворачиваются в другую сторону. Рыбак кричит, куда-куда?

Они ему отвечают: "а мы все равно на велосипедах"

Это, кстати, школьный)

Этого анекдота не знала! Отличный!

А моя подруга детства, прочитав этот материал, напомнила мне, что в нашем дворе у анекдота про "шуршунчика" было и продолжение:

"Все кто был в магазине, столпились вокруг мужика и говорят: ну что за идиотизм! Кормишь кого-то колбасой, а не знаешь, кто это. Давай заглянем в сумку и посмотрим! - Ну давайте, - пожал плечами мужик. Заглянули они в сумку, а там и правда - шуршунчик..."

Дети сейчас рассказывают взрослые анекдоты, которые потом запросто можно пересказать своим сверстникам и будет смешно. И к оторванным в анекдотах рукам и головам они относятся как-то терпимее нас. Потому что мы уже боимся, а они еще нет. Вспомнить, хотя бы кровавые бои Тома и Джерри или страшилки про "маленького мальчика, который по стройке гулял".  В детстве я эти истории записывала в выделенный мне родителями альбом и иллюстрировала, вот как они мне нравились. Особенно эта: "Девочки в поле цветы собирали, мальчики в поле в индейцев играли, Маша нагнулась, в попе топор - метко стреляет индеец Егор".    

Катерина, а почему все-таки чукчей-то обьектом выбрали?

Анекдот бельгийских школьников.

Брюссельская школа.

Учитель устроил перекличку:

- Мустафа бин Кемаль?

- Я.

- Якин бар-Харетдин?

- Я.

- Мухаммад-Дин Кут-оглу?-

 Я.

- Алла-Ин бар-Биер?

- ...

- Алла-Ин бар-Биер? (игра слов, алла с ударением на последнем слоге звучит как "аллах").

- Простите, вы, наверное, имели в виду меня, но мое имя произносится как Ален Барбье (Alain Barbier)

Эту реплику поддерживают: Евгений Нерсесов

Отличный анекдот, спасибо, Виктория! (как биолог и возрастной психолог настаиваю на том, что детская толерантность существенно отличается от взрослой политкорректности, и при том ничуть не менее эффективна :)))

Касательно чукчей. Это дикое и воинственное племя НИКОГДА не подписывало договора с Россией. 200 лет их безуспешно пытались покорить. Убивали, захватывали в заложники (аманаты) детей и жен. Чукчи (у них было всего 2000 воинов, но ведь и казаков там было не так уж много) сопротивлялись отчаяно и изобретательно (например, в тундре ставили в круг нарты стоймя и обливали их водой. Укрепление обмерзало и делалось практически неприступным), нападали на казаков и убивали их поодиночке (то есть вели партизанскую войну). В конце концов умная Екатерина сказала: "Да где эти чукчи, давайте сделаем вид, что это УЖЕ наша земля. Кто и как проверит?" Так и остались чукчи гордыми и непобежденными. Ну а мстительная народная память русских им это припомнила :)))

помню, в старших классах школы уже появились анекдоты

"наркоманского" содержания. Из наркоманских один из моих любимых - про Чебурашку и Гену, который мылся в душе. Гена раздобыл косяк, но решил заначить на вечер, наказав Чебурашке ни в коем случае его не трогать, а сам пошел в душ. Помылся, и понял, что полотенце не взял, зовет через дверь Чебурашку - "принеси мне полотенце!". Чебурашка, тем временем, не удержавшись, косяк раскурил и срочно придумывает, как себя вести, чтобы Гена не догадался. Решил, что надо держаться, как будто ничего не произошло, прорепетировал, как сейчас скажет: "Гена, вот полотенце. Нет, лучше будет: Геннадий, вот полотенце..."... открывает дверь и с чинным видом: "Геннадий, вот ваше полотенце!" - и тут его охватывает экзистенциальный ужас: "Ой, мама, КРОКОДИЛ!!!"

А в "троице" у нас фигурировали обычно "Русский, немец и поляк". Причем, почему поляк, до нас уже не дошло, это, очевидно, к моему поколению утеряло весь первоначальный смысл. Было много примитивных анекдотов про Брежнева. Например, как Брежнев читал с трибуны "О! О! О!..", пока кто-то не подсказал ему: "Леонид Ильич, читайте двумя строками ниже, это же олимпийские кольца!"

А у нас во дворе совсем не было наркоманских анекдотов. Видимо, эта тема появилась уже позже. Вместе с наркотиками :(

самое интересное, что наркотиков-то и не было

в школе. Я заканчивала в 90-м году, самую обычную.  Но вот на уровне анекдотов уже что-то доходило, наверное.

Да, Мария, вот это неожиданно. Я приводила примеры, когда анекдоты "задерживали" историю, а, выходит, они могли еще и работать "на опережение". Впрочем, клей-момент в школах начали нюхать уже в восьмидесятых :(

Андрей Юрьев Комментарий удален

Я сыну некоторе время назад пыталась объяснить значение анекдота: чтобы было остроумно, и смешно. И добро.

Вот такие анекдотики придумывал сам Егор:

1. Убежал колобок от бабушки с дедушкой. И заяц его не съел, и все остальные, а вот лисе на зубок- попался. Так лиса ам его! И заплакала- зуб сломала. Он же за путешествие черствым стал!

2. Решил дедушка сделать себе "Селедку под шубой". Взял селедку, положил ее на стол, взял шубу, накрыл селедку. Получилась селедка под шубой!

А по функциям анекдота... Дети, они понимают, что анекдот- это принак зрелости ума, умения за простыми, казалось бы, словами увидеть другой смысл. Поэтому для них - это "билет" во взрослый мир. А впридачу- тренировка запоминания и пересказа. Поэтому они и пытаются рассказывать анекдоты - мы уже взрослые, все понимаем и умеем рассказать в своем кругу.

Еще, я слово "анекдот" использую в значении - смешная история из жизни. "Вот какой у меня анекдотец вышел, Егор..." Хотя, думаю, что такое значение слова употребляется нечасто.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Александра, чудесные анекдоты у Вашего сына!

Катерина Мурашова Комментарий удален

Андрей Юрьев Комментарий удален