Мария Федоренко, Филипп Миронов, Кирилл Сорокин

Клуб «Сноб» на презентации памятника Бродскому, Караблин в «Газгольдере», Ян Хуэй в ЦДХ

После презентации памятника Бродскому члены клуба «Сноб» говорили, что именно на таких встречах создается клубная атмосфера.

Фото: Дмитрий Коротаев
Фото: Дмитрий Коротаев
+T -
Поделиться:

Мастерская Франгуляна, куда были приглашены гости, — это деревянное здание 1842 года, в котором когда-то жил Валентин Серов. Именно здесь 19 февраля Франгулян и Скуратов представили членам клуба «Сноб» памятник Бродскому. Среди тех, кто приехал в тот вечер в мастерскую Георгия Вартановича, были Самвел Аветисян, Алексей Агранович, Денис Смыслов, Марлен Манасов, Наталия Геворкян, Игорь Писарский, Наташа Барбье, Виктор Саприцкий с женой, Дмитрий Ханкин, Ирен Коммо, Юрий Рост и другие.

«Это акт покаяния, — заявил Франгулян. — Акт покаяния всего нашего государства перед изгнанными из страны». После недолгой речи скульптора Сергей Скуратов добавил: «Мне очень интересно работать с этими материалами, но на самом деле это не самое важное, главное — помочь Жоре».

Совместный проект Франгуляна и Скуратова родился несколько лет назад и первоначально должен был быть реализован в Петербурге. Но с местными властями так и не удалось довести начатое до конца, и Франгулян со Скуратовым обратились к главному архитектору Москвы Александру Кузьмину, который согласился выделить под памятник Бродскому место напротив американского посольства на Новинском бульваре. Но для того, чтобы фигура поэта наконец появилась на Садовом кольце, требовалось дополнительное материальное участие тех, кто заинтересован в реализации проекта. Встреча членов клуба «Сноб» в значительной степени помогла решить эту проблему: уже известно, что Денис Смыслов и Марлен Манасов выразили готовность помочь авторам проекта с его воплощением.

Редакция проекта «Сноб» надеется, что благодаря этой встрече в Москве все-таки появится памятник Бродскому.

Мария Федоренко

По всем правилам его фамилия транскрибируется на русский как «Хуй», но в соответствии с негласной договоренностью всем уважаемым китайцам в этом случае всегда стыдливо приписывают дополнительную букву «э».

Выставку каллиграфических работ китайского художника Ян Хуэя (больше известного под прозвищем «Батуй») провела на антресольном этаже ЦДХ московская галерея Ravenscourt Galleries. Даже в профильной среде имя Хуэй вызывает смятение — многие из присутствовавших на открытии выставки 18 февраля только пожимали плечами, и лишь художник Фальковский, живущий между Китаем и Россией, сказал, что Батуя знает: «Я слышал про него в Париже. Он эмигрант, его выслали из страны после демонстрации на площади Тяньаньмэнь». Как и Фальковский, куратор галереи, итальянская княгиня Саманта Рипа ди Меана, долгое время прожила в Китае, где и увлеклась местным искусством. Ее интересы носят потомственный характер — дядя княгини прежде был руководителем Венецианской биеннале.

Кирилл Сорокин

Владельца одежного бренда SSUR Руслана Кaраблина можно считать русским с натяжкой. Он переехал в Америку в пятилетнем возрасте и по-русски говорит хуже, чем герои Войновича, а в его нью-йоркском магазине японцы отовариваются чаще, чем выходцы из России.

О Караблине говорят, что он использовал многие мотивы, которые впоследствии появились у Симачева — приблатненный юмор, хохлому и поп-арт на советскую тему. Но, в отличие от Симачева, Караблин ориентируется не на глобальную индустрию моды, а на весьма ограниченный сегмент — стрит-фэшн. Зная о родине лишь по рассказам бабушки и мамы, Караблин активно использует русскую тему, которая остается для него набором красивых символов, отсылающих к чему-то агрессивному, холодному, далекому и, вместе с тем, родному и близкому, как майка-алкоголичка. Караблин глубоко интегрирован в нью-йоркскую рэп-тусовку. Трудно представить, что думают афроамериканцы, когда покупают себе в магазине SSUR, скажем, толстовку с изображением «Беломора» и знают ли они, что Беломорканал является крупнейшей сталинской стройкой, где погибли миллионы заключенных. Известно ли им, что в России «беломор» используется для забивания косяков? Такая криптологическая ирония доходит до своей кульминации в караблинской хохломе, которая составлена из цветков мака, ростков коки и пятилистника марихуаны. Караблинская графика с равным успехом может использоваться в качестве маечных принтов, наклеек и картинок в Интернете. Но есть у него работа, вполне достойная формата «холст, масло», — это ремейк «Офицера конных егерей» Теодора Жерико.

В магазине KixBox в московском торговом центре «Метрополис» 19 февраля Караблин презентовал проект War Of The Worlds: раскрашенные в камуфляж континенты венчал слоган «Глаз за глаз, и весь мир ослепнет». Выпущенную в рамках проекта лимитированную серию кроссовок собираются продавать и в Москве. Руслан охотно общался с молодыми людьми, одетыми в широкие штаны — спортсменами, дизайнерами и просто поклонниками. Потом весь балаган перенесся в «Газгольдер», где за пульт встал здоровенный черный человек Кларк Кент — официальный диджей лейбла SSUR. По дороге на сцену он пояснил, что для него наилучшим образом символизирует Россию. Оказалось, это не матрешка и не «калашников», а «борьба и страдания русского народа». Его, как соратника Notorious B.I.G., павшего в противостоянии рэпперов Восточного и Западного побережий, должно быть, сильно волнует тема гражданской войны.

Филипп Миронов