Юрий Башмет обыгрывает провинцию

В Ярославле завершился Второй международный музыкальный фестиваль Юрия Башмета

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
Солисты Динара Алиева (Татьяна) и Игорь Головатенко (Онегин) в сцене из оперы "Евгений Онегин" на закрытии Международного музыкального фестиваля в парке Художественного музея в Ярославле
+T -
Поделиться:

«Не успеют! Ни хрена не успеют…» — сладострастно ругается водитель, везя нас по развороченному асфальту к ярославской гостинице. Это о грядущем 1000-летии города, к которому Ярославль судорожно прихорашивается. Со всех заборов из-под узнаваемой шевелюры на плакате фестиваля пристально смотрит черный башметовский глаз. На кассах филармонии гордая надпись: «Билетов нет. Аншлаг!».

Юрий Башмет в последнее время неоднократно признавался в любви к малым российским городам и зарядил серию очень представительных фестивалей в Ярославле, Сочи и Перми. Но признавались в этой любви многие, и фестивали тоже устраивали. Хорошо же получалось редко, разве что у Гергиева. А чаще — приезжаешь и получаешь вместо заявленных звезд абы кого, да и те, кто доехал, играют «для сельской местности». На фестивалях Башмета тоже случаются осечки — в Сочи в феврале не доехал Кшиштоф Пендерецкий, а в Ярославль не смогли добраться ни Константин Хабенский, который должен был читать отрывки из «Калигулы» под гайдновские «Семь слов на кресте», ни Олег Меньшиков с Ксенией Раппопорт, которых ждали как чтецов в «Евгении Онегине». Но странным образом эти медийные имена на фестивалях Башмета словно вишенки на торте. То есть и без них вкусно.

Из заявленных в программе звезд до Ярославля добрался квинтет солистов едва ли не лучшего оркестра мира — Berliner Philharmoniker. Приехали молодые певцы: Сергей Романовский, уже поющий в La Scala, и Динара Алиева, недавно вошедшая в труппу Большого. Сразу несколько концертов сыграл первоклассный виолончелист Александр Бузлов.

Ужасно хотелось понять, что чувствуют ярославские зрители, которые, не в пример московской публике, послушно выключили мобильники и тихо внимали длиннющему трио Шуберта. Или заковыристой виолончельно-скрипичной сонате венгра Золтана Кодаи, которую лихо играли Саша Бузлов и японка Майо Кишима. На выходе (я спрашивал) они ничего, кроме восторженных банальностей, сказать не могли, и от этого еще интереснее.

День пограничника мы провели в Гавриловом Яме, где бойкая дама уверенно рассказывала нам про локальную идентичность и «бренд ямщика Гаврилы» (музей, в который она настойчиво пыталась нас затащить). А взгляд натыкался на полуразвалившийся каменный дом управляющего льняной фабрики и саму фабрику — поставлявшую столовое белье к императорскому двору, а теперь находящуюся на грани разорения. По улице ходили немного смахивающие на персонажей «Аватара» синие люди. На некоторых — зеленые береты в честь праздника. Но при этом за ужином виолончелист «Солистов Москвы» Алексей Найденов рассказывал с блеском в глазах, как хорошо им было в Гавриловом в прошлом году и как здорово, что завтра они в тесном зале местной Школы искусств («музыкалка», она же «художка») будут играть редко исполняемый секстет Бетховена с двумя валторнами. 

Финальный аккорд фестиваля: «Евгений Онегин» — микс из кусков оперы и романа, исполненный на открытом воздухе, в саду губернаторского особняка на набережной Волги. Билеты по 2000 рублей, стоячие по 100 и совсем бесплатно — за забором. Комары кусали до кости, и все запаслись баллончиками. Певцам на репетиции приходилось отмахиваться, потому что залетают в рот. В оркестровых фрагментах — вступлении, вальсе и полонезе — дирижировал Башмет. А вот ариями и ансамблями руководил более опытный в оперном репертуаре Александр Сладковский. Вместо Олега Меньшикова и Ксении Раппопорт срочно были вызваны Егор Бероев и Ксения Алферова, которым пришлось искать интонации буквально на ходу.

Главными героями этого музыкального вечера на пленэре стали Динара Алиева и Сергей Романовский, блеснувшие в партиях Татьяны и Ленского.

25-летний певец всего один сезон провел в «Новой опере», а теперь поет Россини и Беллини на лучших мировых сценах, включая La Scala. Это имя стоит запомнить: лирический тенор такого класса — большая редкость не только в России. И даже Ленский у него получился таким, словно он приехал не из «Германии туманной», а из Италии с ее канцонами.

По сути, весь этот рассказ сводится к одной-единственной идее: на башметовские фестивали в провинции имеет смысл ездить и столичным снобам. Кстати, как сказал директор «Русского концертного агентства» Дмитрий Гринченко, шанс достать билеты на концерты зимнего музыкального фестиваля Юрия Башмета в Сочи уже очень невелик. Сингапур выкупил все туры…

Комментировать Всего 8 комментариев

Прeкрасный голос у Романовского - действительно большая редкость у теноров!

И какое же удовольствие слушать русский материал с русскоязычными певцами. Меня иначе очень сильно акцент отвлекает. Хотя тенор в Носе в этом году справился с русским материалом не плохо.

Сережа -- ученик нашего знаменитого педагога, специалиста по бельканто Дмитрия Вдовина, который уже поставил на рынок таких звезд как Максим Миронов и Дмитрий Корчак. Я думаю -- в скором времени он будет прекрасным Фаустом и Ромео в операх Гуно. А еще, он по первому образованию скрипач, что по-моему среди теноров почти не встречается...

Я полазила по разным блогам людей следящих за новыми голосами и за тенорами в частности - по-моему вокруг его имени назревает ажиотаж. Вокруг одни восторженные мнения, а это все ценители. Очень желаю ему удачной карьеры!

Я думаю, в связи с русским следом в NY City Opera -- скоро он появится и Линкольн центре.

Будем ждать. Русский певец которого я слушала в NY City Opera в этом году меня честно говоря не впечатлил...

Три фестиваля - Башмет молодец однако! А может, надо было бы знать заранее - ведь и 2000 рублей не деньги за отличный концерт, и в Ярославль съездить приятно... я бы поехала, только дайте знать заранее... 

хороший какой Романовский.

Илья Кухаренко Комментарий удален