Куда пропадает аппетит

Военный голод далеко позади, но доктора и бабушки по-прежнему требуют «хорошо кушать»

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Гастрономическое поведение поколения, знавшего голод и лишения, было простым: все съедобное, что дают, нужно с благодарностью есть, несмотря ни на вкус, ни на вид, ни на собственные предпочтения.

Каждый ответственный родитель старательно воспитывал в своем ребенке поклонение к пище в любом ее виде. Чему способствовала нравоучительная литература — скажем, «Арбузный переулок» Драгунского из «Денискиных рассказов»: мальчик наотрез отказывается есть лапшу с пеееенками, но приходит папа и рассказывает военную историю про голод. Сын немедленно все осознает и лапшу съедает. Или другой рассказ, «Тайное становится явным», когда манка улетает в окно, а потом в дверь звонит ошарашенный дядя с этой манкой на шляпе. Даже до моего поколения докатилась идея, что выкидывать еду непростительно, и это правило было непреложно, свято и вечно. 

Одним из последствий этого культа стало то, что сейчас почти каждый взрослый может рассказать душещипательную историю своей партизанской войны с едой в детстве. Как родители не выпускали из-за стола по пять часов, как суп на голову выливали, как воспитатели в детском саду медлительным едокам складывали второе в первое… И обязательно про манную кашу с комками. Почти у каждого был свой способ утилизации нелюбимой пищи: твердые куски уходили в мусорку, сырники летели в окно, каша — в унитаз, а рагу — обратно в кастрюлю. Макаревич в книжке «Сам овца» рассказывал, как в детском саду насаживал ненавистные котлеты на вилку и, когда все отворачивались, закидывал их виртуозно отработанным движением за шкаф. Через месяц в столовой запахло покойником, и Макаревича из сада отчислили.

Но переплюнула всех моя мама. В результате ежедневных принуждений у нее выработалось стойкое отвращение к обедам, и она сидела над тарелкой часами. А когда всем надоедало за ней присматривать, набирала суп в рот и несла его выплевывать под комод, за которым пол был наклонен к стене. В несколько ходок она перетаскивала туда весь свой жидкий обед. Мама вставала из-за стола жутко голодной и худела, худела и худела, и вот уже люди начали шутить в автобусе: «Девочка, девочка, а что это у тебя за ниточки болтаются?»

В XXI веке накал этого гастрономического конфликта поколений, казалось бы, спал. Еды вдоволь, война не грозит, ценность пищи снижена. Но мамы по-прежнему жалуются, что их дети плохо едят. И теперь уже пускают в ход не ремень, а сказки, игрушки, мультики, награды за съеденный обед и ложки-заталкивалки-в-рот.

Почему же эти чертовы дети так плохо едят? Катерина Мурашова уверена, что вечные проблемы с аппетитом — дело рук самих родителей: «У всех существ в мозгах есть специальный регулятор — центр насыщения. И чтобы у ребенка, а потом и у взрослого были проблемы с едой и весом, этот регулятор надо сломать. Что родители часто и делают. Запихивают, уговаривают, ведутся на манипуляции, устраивают перекусы: ”хоть бы что-то съел”. В итоге нормальный человек перестает понимать, сколько ему надо съесть, и вынужден ориентироваться не на свои внутренние ощущения, а на что-то внешнее. К тому же, по статистике, у 80% детей, которых насильно или с уговорами кормили, в школьные годы обнаруживается гастрит». Причем, чем заботливее и ответственнее родители подходят к вопросу, тем больше у них шансов довести ребенка вплоть до жутких патологий, как у одного из пациентов Катерины Мурашовой.

Когда к моему годовалому ребенку явился педиатр и выдал мне усредненную таблицу, сколько ребенок должен потреблять в день овощей, мяса, молока, воды и т. п. в граммах, у меня была паника. Цифры не сходились. Ребенок ел втрое меньше, хоть ты тресни. И началась война «за ложечку». Только сильно позже я поняла, что объем съедаемого — вообще не моя забота. Моя забота — качество и разнообразие еды, которую надо регулярно поставлять согласно классической пирамиде питания. Не осилил — свободен до следующего «пищеприема». В итоге центр насыщения начинает работать как часы и гораздо лучше меня определяет, сколько и чего ребенку нужно.

Простой эксперимент убеждает лучше слов: четыре раза в день выдавать еду, в кормлении не участвовать, в промежутках не предлагать ничего, кроме воды. Обычный ребенок, говорит Катерина Мурашова, в первый же день полной голодовки съест ужин.

В общем, здоровье побеждает нравственность: наверное, не так уж это и страшно — выбрасывать хлеб и оставлять недоеденный суп.

Комментировать Всего 16 комментариев
Оказывается, некоторые детей еще и кормят...

Удивительно. Но сесли серьезно. оченоь простой рецепт нашел я давным-давно. Показываешь ребенку палочки для еды. Учишь с ними обращаться. И все, что нужно кушать -- кушать только палочками. Но, чтобы их получить -- заслужить нужно. Тарелки облизанные потом, а небольшие порции пищи, переносимые в рот этим орудием вкушения, кажутся более вкусными хотя бы оттого, что труднодоступны. Потому и хлеб выбрасывать не надо, и суп. Это прерогатива героев плохихи амерканских комедий...

С уважением,

Олег

и суп палочками? быстро-быстро заплескивая в рот?

Неверно...

Суп -- в плошке. Гуща достается и переправляется в организм палочками. Жижа прихлебывается через край...

я подозреваю, что двухлетний ребенок физически не способен пользоваться палочками. И опять же, его не заставишь ими пользоваться - он бросит палки и употребит пальцы. 

А позже - вполне возможно так извратиться:) То-то в детском саду удивятся :)

это правильно - ориентироваться на сигналы ребенкиного организма и не закармливать. Не хочет - не надо. Неправильно - разрешать ему выкидывать еду. Суп, котлеты и салат, от которых детеныш отказался, уходят не в помойку, а в холодильник (ежели он их, конечно, не понадкусывал:) и предлагаются ему заново, в новый прием пищи. А что надкусано - то доедается за столом.  Решение выбросить еду может принимать только взрослый. У ребенка едой бросаться - нос не дорос. 

А может быть ребенку позволить вот что

Показать ему голодающих птиц, собак, людей даже и научить его кормить их?

О Господи :) "А сейчас мы с тобой будем учиться кормить в этого голодного старичка"

Все дети кормят птичек и собачек, если встречают. Это отдельный вид развлечения "сходить уток покормить". Боюсь, это не действует как аппетитоповышающее

Что касается выбрасывания - все верно говорите, но это, видимо, будет работать с ребенком постарше. В два года от обеда остается редкостное месиво в тарелке, вряд ли кто-то это будет когда-нибудь доедать. 

"Когда ребёнок был ребёнком, ему хватало яблока и хлеба, чтобы наесться". (Расказчик, "Небо над Берлином", реж. Вим Вендерс)

Пока матушки, бабушки, тётушки сокрушались, что четырёхлетний Ваня "вытягивается", но не поправляется и на вопрос "Кушать будешь?" выдаёт решительное "нет", -- радости от действа под названием "ещё хотя бы ложечку" никому особой не было. Зато, когда на это дело плюнули, устав и отстав, -- какое счастье обуяло сразу всех, когда Ваня после прогулки заявил с порога: "Есть хочу!" )))

Ну так обычно и случается со здоровыми детьми и бабушками-тетушками без излишней паранойи. Рада за Ваню)

Мои дети, когда мне парили мозг, это хотим это не хотим я тспользовал армейский метод. Есть время для приема пищи. Поставил им еду, не съели за 15 минут все убрал ждем вечера. Дочь уже к вечеру тарелку супа спокойно съедала не поддаваясь на влияние старшего брата. Сын на следующий день мне заявил, что нельзя так относиться к детям, чтобы они были голодные и ел спокйно все что дают.

Эту реплику поддерживают: Максим Цыганов

Ха. Реализация последнего тезиса в жизни. Работает!

Когда мне было лет 5, я поинтересовалась, почему над столом обои более темного цвета, чем вся стена. Мне объяснили (с некоторой даже гордостью), что это вечное напоминание о том, как меня в младенчестве кормили прокрученным отварным мясом, а я им плевалась. Такая пища была предписана врачами в надежде затолкать в меня белок. На обои наклеили потом новый кусок, но полностью изабиться от последствий не получилось. Мой детский мозг рисовал жуткие картины моего насильного кормления (слава Богу, я не помню этого!). 

Когда у меня родилась дочь, я твердо решила не подвергать ее никакому пищевому насилию. Ела она очень мало, но очевидно, ей этого было достаточно, она стабильно была в 5% на графике веса. Педиатры говорили, что она просто мелкий ребенок, и для нее это нормально, поскольку в остальном она была здорова. Но когда приходилось оставлять дочь с бабушками и дедушкой, приходилось выдерживать бой, чтобы они оставили ребенка в покое. Забавно, что даже сейчас, когда дочь выросла, дедушка продолжает выдумывать способы заинтересовать ее лишней порцией. Понятно, что это идет от голодного военного детства, но если бы мы жили вместе, было бы тяжело (всем!). 

Дети - это зеркало семьи !!!

Состояние детей - это отражение отношений между родителями.

Поэтому, если Вы хотите изменить детей - меняйте в первую очередь себя ...

каждое возвращение ребенка с "курорта у бабушек" - это битва за нормализацию пищевого поведения и игнорирование их сублимированно-хохлятского "фашииистка, у тебя ребенок голодный!".

потому что ребенок имеет с момента введения прикорма несколько простых правил:

1. я учитываю твои пожелания до того, как я еду приготовила, потом ты ешь то. что в тарелке.

2. не хочешь - свободен до следующего приема пищи. без перекусов.

3. еда - это ценность. не ты на нее заработал - не тебе ее выбрасывать.

4. мы с ней не играем, мы ее едим.

5. ешь сам. я твоей ложкой не орудую.

без моразмов. конечно. никто годовастика за оброненный хлеб не ругает, но 5летка себе такого не позволит.

в результате, он ест все и знает слово "сервировка"