Сергей Сельянов: Новая система раздачи денег кинематографистам будет работать

Один из немногих продюсеров, чья компания получила государственное финансирование, объясняет, почему теперь с российским кино все будет хорошо

+T -
Сергей Сельянов: Новая система раздачи денег кинематографистам будет работать
От редакции
Поделиться:

Действительно, в российском кино проводится реформа. Она нужна по нескольким причинам. Во-первых, кинематограф не может существовать и развиваться без государственной поддержки. При этом около 80% времени продюсера уходит на развитие проекта. Для того чтобы получить четыре-пять проектов, которые можно будет действительно запустить в производство, развивать нужно проектов 20–30. Но никакой уверенности в том, что эти ч-start--end-етыре-пять фильмов будут в итоге поддержаны государством, раньше не было. С другой стороны, в половине случаев государство финансировало фильмы, про которые в конечном итоге ничего не слышали даже узкие специалисты, — то есть деньги уходили впустую. Так что систему необходимо было сделать более адресной и предсказуемой.

Кроме того, теперь средства будут вкладываться в строительство кинотеатров, продвижение российского кино за рубеж, в улучшение системы образования, будут решаться некоторые налоговые, законодательные и таможенные вопросы. То, что деньги выделяются на строительство кинотеатров в малонаселенных городах, очень важно: кинематографисты делают фильмы не для DVD или телевидения, а для кинотеатров — именно в кинозале можно увидеть тот продукт, который мы на самом деле создаем.

Бесспорно, результатов сразу видно не будет. Но эффективность производства и средний уровень кинематографа должны повыситься.

Российские кинематографисты любят ощущать себя в трагической ситуации. На самом деле все не так трагично. Во-первых, Министерство культуры будет по прежней системе распределять деньги на арт-кино, дебюты, документальное кино и т. д. Тем, кто уже чего-то добился, будут по-прежнему выдаваться гранты. Дебютанты тоже могут на это рассчитывать.

Кроме того, я, например, как производил такие фильмы, так и буду их производить. Сейчас мы работаем с Бакуром Бакурадзе, запускаем дебют Константина Буслова, заканчиваем дебют Богдана Дробязко под условным названием «Младший», делаем фильм с Григорием Константинопольским. Я вообще в какой-то момент подсчитал по памяти — из примерно 50 фильмов, которые я снял как продюсер, 20 — дебюты!

Если ко мне приходит школьник и спрашивает, в какой кинематографический институт ему лучше пойти учиться, то я отвечаю, что правильно пойти поработать медсестрой или куда-нибудь поехать. Проблема наших кинематографистов — не только нехватка профессионализма, но и недостаток внутреннего объема и масштаба, который обычно нужно как-то наработать. Если для человека понятия «любовь», «земля», «родина», «смерть», «ревность», «месть», «извращение», «победа» — это условные, ничего не значащие выражения, у него не получится сделать кино. На этом строится любое искусство, в том числе и развлекательное.

Я сначала читал популярные книжки по физике, астрономии, потом три года учился в политехническом институте. Вот высшая математика — это в каком-то смысле круче кино. Там такая поэзия, такая структура, такие сумасшедшие образы! Гипербола, которая бесконечно приближается к оси, но никогда с ней не сольется, — это круче «Ромео и Джульетты». А параллельные линии, которые могут пересечься…