/ Москва

Эдуард Бояков показал членам клуба новый спектакль театра «Практика»

Гости посмотрели французскую документальную пьесу «Этот ребенок» и поговорили о современном искусстве

Фото: Оксана Юшко
Фото: Оксана Юшко
+T -
Поделиться:

Из-за экономического форума в Питере, кинофестиваля в Москве и прекрасной погоды для поездки на дачу в эту субботу на вечере клуба «Сноб» гостей было немного. Но к участникам проекта присоединились друзья и родственники актеров, и маленький зал театра «Практика» был совсем заполнен.

Когда зрители расселись и в зале погас свет, на темную сцену вышел художественный руководитель театра «Практика» Эдуард Бояков. Он рассказал о предстоящем спектакле «Этот ребенок» и его авторе, французском драматурге и режиссере, хедлайнере Авиньонских фестивалей Жоэле Помра. Пьеса состоит из нескольких маленьких сценок о сложных отношениях родителей и детей. Проигрываются все виды конфликтов: «я была тебе плохой матерью...», «я не буду такой плохой матерью, как ты...», «я всю жизнь боялся тебя, отец...» и так далее; в полутьме на пустой сцене актеры отчаиваются, плачут, кричат — все несчастны.

Хотя на сцене происходит постоянная истерика, все разговоры звучат очень естественно. Этому есть несколько объяснений. Во-первых, автор пользовался техникой вербатим: он записывал, а потом компоновал разговоры реальных людей из городка Эрувиль-Сен-Клер в Нормандии — в пьесе нет ни одного выдуманного им слова.

Во-вторых, автор считает, что в современной пьесе со сцены нельзя декламировать поставленным театральным голосом, говорить нужно естественно, поэтому у всех актеров есть микрофоны. Эдуард Бояков с ним полностью согласен, но переучить наших актеров непросто.

Несмотря на то что все диалоги точны, а интонации естественны, сценки выглядят схематично и похожи на пособие по психотерапии. Видимо, это объясняется тем, что спектакль был заказан автору Фондом семейных пособий Кальвадоса (La Caisse d’allocations familiales du Calvados). Узнав об этом от Боякова, гости очень удивились: вот как во Франции чиновники занимаются социальной работой, нам до такого еще далеко...

Ирине Михайловской с дочкой спектакль очень понравился: «Благодаря ему мы практически прошли психотерапевтическую сессию. Хотя прямого совпадения с показанными историями в нашей семье, конечно, нет. Но взрослые всегда так или иначе решают проблемы за счет своих детей. Все, что люди в детстве впитали, получили или недополучили, они тащат дальше и передают своим детям».

Михаил Елизаров был в восторге от драматургии и мастерской работы актеров. Виктору Мизиано показалось, что это любопытный пример очень французской драматургии.

После спектакля Эдуард Бояков вышел на сцену, чтобы поделиться своим видением современного театра. Заявленная 20-минутная лекция переросла в часовой разговор со зрителями. Режиссер много говорил о своей работе в Перми, его спрашивали о книгах, которые его особенно впечатлили в последнее время (Сорокин, «Простые вещи»), об его отношении к сериалу «Школа» («Прекрасный сериал, особенно если он заставил зрителей посмотреть предыдущую гениальную работу Валерии Гай Германики — фильм “Все умрут, а я останусь”»).

Бояков то и дело возвращался к теме современной драматургии, ссылаясь на «лучшую книгу о современном искусстве» «Зона opus posth, или Рождение новой реальности» композитора Владимира Мартынова. Он говорил о том, что сейчас мы вступаем в новую культурную эпоху, в которой старые правила не работают. Понятия «автор» и «произведение» размыты. Например, в документальной драме, когда сценарист только записывает и интерпретирует разговоры простых людей, одного автора, по сути, нет. Бояков признался, что сам не до конца понимает, как соответствовать меняющейся культурной ситуации. Но он убежден, что разбираться в этом предстоит таким, как он.

Комментировать Всего 6 комментариев

спектакль неожиданно очень понравился (я обычно придирчива к театральным постановкам), были очень сильные эпизоды, которые совершенно невозможно смотреть без слез...

Спасибо "Практике".

Очень понравилось, по-настоящему сильно и талантливо.

Эту реплику поддерживают: Лилия Скопинцева

Лично у меня спектакль оставил смешанные впечатления...

Много написано. ->

В общем и целом могу сказать, что они негативные. Но говоря "негативные" я не имею ввиду, что мне не понравилась игра актеров, постановка и т.п. Т.е. то, что относится к театру. С этой стороны все на уровне. Здесь я имею ввиду свое отношение к самой пьесе автора и ее эстетике.

Живя во Франции, я в какой-то мере вкусил французского менталитета и культуры, своеобразного "европейского духа". Однако во Франции я посещал исключительно концерты классической музыки. И нередко там играли современную музыку ("классическую", естественно). Было весьма интересно: в первом отделении 6 Симфония какого-то финна, во втором - 6 Симфония Чайковского, называется "почувствуйте разницу". И могу сказать, что мысли у европейских деятелей искусства, в целом, движутся в одном направлении. Мэйнстриме таком. И то, о чем французские, финские и другие европейские современные композиторы говорят языком музыки, в тот вечер я увидел облеченным во вполне конкретные словесные формулировки.Все то время, что я там жил и посещал эти концерты, я задавался одним вопросом "Почему?". Я никак не мог понять (да и сейчас не могу) - почему мысли все в одном направлении идут. Это раз. И два - почему именно в этом.Ведь эсли попытаться проанализировать все эти опусы, то получается, что основной их темой является онтология. Они крайне, в высшей степени отнологичны. Или, немного упростив, скажем - бытовухи много.И я никак не могу понять - куда метафизика делась?? Куда делись порывы души, устремления, идеалы, чувства, надежды, любовь... Глубокие и серьезные размышления, в конце концов. Куда все это делось?Такое ощущение, что человечество утратило все свои идеалы, мифы, ценности. Получило ответы на все вопросы. Утратило все иллюзии...И жизнь стала печальной, унылой, однообразной, даже какой-то тупой.Об этом я слышу повествования современных композиторов, это я вижу в постановках современных авторов.В принципе, это постмодернизм.Но постмодернизм (так ярко нашедший свое воплощение именно в России) пока что еще ничего не создал. Пока что по развивается по пути отрицания всего и вся. И льются потоки грязи, чернухи.Все то темное, что раньше было глубоко запрятано в недрах души, теперь вырывается наружу.

Но вверх, в небо, почему-то никто уже не смотрит. Все смотрят под ноги и вокруг себя. И в этой массе отнологии варятся.И в целом, получается, что на всю это мерзость бытия для масс выработано два варианта (подхода): первый - это культура потребления, массовый подход. Когда тоска и безысходность глушатся бесконечным потреблением всякой гадости. Достаточно просто включить телевизор - ComedyClub, Кривое зеркало, ток-шоу и т.п. Второй подход - для т.н. интеллектуальной элиты. Предлагает осмысление (хоть какое-то) современного мира. Но почему-то подход этот предполагает потоги грязи, чернухи и депрессухи (извиняюсь за лексику). Ведь без комка в горле все это спокойно воспрнимать невозможно. Но все эти муки опять же - на уровне тела. Это уже не Камеди с их шутками ровно в пах. Но, извините, и не душевные терзания. Это что-то среднее. Потому что эта онтология каких-либо действительно глубоких вопросов не ставит. Ведь, в принципе, с человеком все понятно. Надо просто призадуматься немного.Да, безусловно, театр "Практика" - замечательная альтернатива очень большой орде развлекательных театров и прочих театров среднего пошиба.Но неужели нашей интеллигенции (а так же псевдо-интеллигенции) так необходимы эти потоки грязи и нескончаемая депрессия? Неужели без этого жить нельзя?Такое ощущение, что стресс становится своеобразным наркотиком. И без него жизнь свою "остроту" теряет. Меня же от этого тошнит.И если после, допустим, "Чайки" я выхожу с тяжелыми думами и мучениями на неделю, то после этого спектакля я вышел с ощущением некого подташнивания и чего-то неприятного на душе.

Теперь непосредственно про само произведение и постановку.С самого начала я испытал некое дежа вю - что-то подобное я уже видел, слышал, читал... знаком, в общем. Вскоре я понял почему знаком. Очень подобное ощущение у меня родило прочтение "L'Étranger" par Albert Camus (на русский переведено как "Посторонний"). Это была моя, пожалуй, первая книга от начала и до конца прочитанная в оригинале без особых затруднений и понятая. Это был НГ-2009. 1-3 января. И я в некой апатии бродил по набережным Сены. У кого-то из букинистов купил за 12 евро "L'Étranger" и тем же вечером в гостинице приступил к чтению. На обратном пути на TGV в Лион (там я жил) все время читал.Первая же фраза меня повергла не то чтобы в шок, но я минуты на 3 впал в некую прострацию. Я до сих пор помню ее наизусть: "Aujourd'hui, maman est morte. Ou peut-être hier, je ne sais pas". (Мой перевод: Сегодня умерла мама. Или вчера, я не знаю)Та апатия, с которой произнесена эта фраза, и общий дух произведения оставили гнетущее впечатление. Знакомый доктор философских наук заметил по поводу L'Étranger - "смерть души".Вот ровно то же ощущение я испытал во время спектакля. Практически все герои мертвы душевно. Даже истерики у них не получаются. Некоторые же сцены более напоминают зарисовки из психиатрической больницы.Но ведь автор выдает сцены за чистую монету. Якобы на реальном материале основано. Т.е. получается, что большая часть общества душевно мертва и имеет весьма низкий культурный уровень, раз позволяет себе скатиться до подобных отношений дети-родители, так? Не верю.Что еще меня сильно удивило и на протяжении всего спектакля в напряжении держало - это отсутствие физического контакта между действующими лицами. Такое ощущение будто каждый в неком вакууме и перед каждым находится полоса отчуждения, за которую чужой человек заступать не может. Единственное физическкое соприкосновение за весь спектакль - момент передачи ребенка. И то - опосредованный контакт. Все остальное время герои держатся на расстоянии друг от друга. Это рождает ощущение натянутости и неестественности, искусственности.Потому интересно - это особенность произведения или режиссерская постановка?Еще один аспект - _очень_ громкая музыка в двух местах. Если спектакль поделить на три части, то в третьей части после завершения сцены музыка вдруг просто взрывается. Мне интересно - это авторский/режиссерский замысел или это норма децибелов подобной группы? Потому как мои уши привыкли к музыке, слышимой в креслах Филармонии. И в тот вечер я вдруг почувствовал себя зрителем театра Елисейских полей весной 1913 года, слушая "Le Sacre du printemps". Но там была очень сложная музыка, написанная гением. А здесь просто ужаснейшие децибелы. Мне даже пришлось заткнуть уши пальцами. Вот что это? Искусство становится все наглее в том смысле, что оно чуть ли не в морду бьет посетителю, чтобы он ощутил "реальное содержание" произведения. Теперь я начинаю понимать возмущенных слушателей Первого клавир-концерта Прокофьева, премьеру которого играл сам автор, и главную тему которого публика тут же окрестила "По черепу!". Но здесь то зачем по челепу колотить? (NB Знаете, создается такое впечатление, что в России действительно сознательно реализуется программа по уничтожению населения. Уровень шума тому явное подтверждение. По крайней мере в Москве. В Москве шум везде и постоянно. Куда бы ни зашел человек. Извините, в сортирах даже децибелы гремят. И это постоянно бъет по психике, постоянно расшатывая ее. В метро, допустим, постоянно гремит реклама эта бесконечная. Хотя в той же Франции в метро тишина. Проедет поезд - и все. Они население берегут. Мы же уничтожаем).В общем, резюмируя, гнетущее впечатление произведение производит. И идейности в нем не нахожу. В чем идея? Что у людей среднего духовного уровня возможны "терки" с детьми-родителями? Что нередко не могут они дать достойное воспитание детям?Это известно уже известно как тысячи 2-3 лет. И дальше что? Автор проблему выявляет? Итак всем мыслящим людям она видна. Что еще? Со стороны посмотреть на утрированно-гипертрофированные модели конфликтов? Сомнительно.Поэтому это больше напоминает поиски Ёжика в тумане.Пусть ищут, может чего и найдут. Ведь без поиска развитие невозможно. Потому как бы мне ни было неприятно, я эти начинания нехотя поддерживаю, т.к. ничего лучшего на сегодняшний день не вижу.

А в театр "Практика" я думаю еще похожу - интересно, что у современных драматургов в голове творится.

Спасибо худ.руку за спектакль.

Свернуть

Спектакль не обычный и ощущения не привычные. Переживания настоящие!

Спасибо, спектакль талантливый и необычный. Выступление Эдуарда Боякова после спектакля оказалось очень интересным. есть над чем поразмышлять. Уже заказала "лучшую книгу о современном искусстве" )

Небольшое уточнение:

"...его спрашивали о книгах, которые его особенно впечатлили в последнее время (Сорокин, «Простые вещи»)..."  - если не ошибаюсь, речь шла о фильме Алексея Попогребского "Простые вещи", не о книге.

К сожалению пропустила данное событие. Скажите а в репертуаре этот спектакль будет? или это был разовый закрытый показ.