О Жоэле Помра и современном театре

Художественный руководитель театра «Практика» Эдуард Бояков показал членам клуба «Сноб» спектакль «Этот ребенок» французского драматурга и режиссера Жоэля Помра, а после спектакля рассказал, что будет с современным искусством дальше

+T -
О Жоэле Помра и современном театре
От редакции
Поделиться:

О спектакле

Спектакль, который вы только что видели, сделан в технике verbatim (драматург компонует пьесу из документальной записи речи обыкновенных людей). Пьеса записана самим режиссером, и в ней нет ни одного придуманного им слова. Это один из первых спектаклей Жоэля Помра, изначально поставленный во Франции.

Успех обрушился на Помра четыре года назад, когда он стал хедлайнером Авиньонского фестиваля и получил там высочайшую оценку. На следующий год он снова попал в основную программу Авиньона и начал получать разнообразные призы. Питер Брук, решив оставить свой театр, выражал желание сделать его своим преемником. Помра не откликнулся на это предложение и сейчас работает приглашенным режиссером в театре «Одеон».

Пьесу «Этот ребенок» Жоэлю заказали чиновники одной из французских провинций, и он блестяще доказал, что безыскусная человеческая речь может отлично существовать в художественном пространстве.

О работе Жоэля Помра с актерами

Жоэль Помра — один из немногих европейских режиссеров, который предпочитает работать со своими актерами. В России он впервые за 14 лет работал не со своей труппой, но со своей командой. Его актеры всегда говорят в микрофон. С его точки зрения, привычная театральная речь выглядит ужасно фальшивой. Век декламации прошел; театр должен создавать интимную атмосферу. Но если театральный зал не такой маленький, как в «Практике», а актеру нужно, чтобы его все услышали, без микрофона он не сможет избежать специфической интонации и голосовой атаки. Микрофон нужен Помра, чтобы зрители могли услышать даже шепот, а актеры избежали этого чувства приподнятости, свойственного русскому театру. Я уже много лет на каждой репетиции прошу актеров говорить на сцене по-человечески, так же как при обычном разговоре — это требует огромных усилий.

О технике verbatim 

Классический verbatim подразумевает два этапа: погружение в глубокое интервью и собственно глубокое интервью. То же самое происходит на съемках документального кино: в фильмах Павла Костомарова герои существуют так же естественно, как животные в фильмах про животных. Это достигается с помощью специальной методики. Сделать так, чтобы через какое-то время вы забыли о том, что даете интервью, умеет очень мало режиссеров, драматургов и интервьюеров. На это уходит от четырех часов до нескольких недель. Обычно человек проходит несколько типичных стадий: сперва он такой, каким хочет быть; потом наступает раздражение; в конце концов человек забывает обо всем — и тогда с ним можно работать.

О планах театра «Практика»

Сейчас мы готовим серию спектаклей под грифом «Человек.doc». Это будут абсолютно документальные постановки — как спектакли Театра.doc «Война молдаван за картонную коробку» или «Большая жрачка». Но сегодня мне хочется пойти еще дальше: мне интересен современный культурный герой, мне интересно понять, возможен ли он сегодня вообще. Поэтому я обратился к идее композитора и философа Владимира Мартынова об «автоархеологии» — так он называет процесс изучения художником самого себя. Мы выбрали десять человек, которых считаем современными героями. Сейчас драматург записывает с ними интервью, из которых затем сделает пьесы. Играть в них будут сами герои. И если вы думаете, что пьесы будут похожи на то, что думают о себе герои, то, конечно, ошибаетесь.

Читайте также

 

Новости наших партнеров