/ Москва

Александр Беляев: Обама разрешил опыты над эмбрионами. Меня беспокоит этическая сторона вопроса. А вас?

Иллюстрация: Сноб.Ру/Валентин Поздняков, Игорь Бурмакин; фотоматериалы: AFP/East News
Иллюстрация: Сноб.Ру/Валентин Поздняков, Игорь Бурмакин; фотоматериалы: AFP/East News
+T -
Поделиться:
Комментировать Всего 8 комментариев

Человеческую мысль на пути новых знаний и создания новых технологий невозможно остановить. Поэтому все запреты смешны. Человечество будет идти этим путем. Запретить безумным людям лелеять свои безумные идеи невозможно. Но я считаю, что на этом пути есть много полезного, здесь очень важно правильно расставить акценты. Здесь действительно важна этическая сторона, как во всех подобных технологиях. И при этом считаю, что это огромный прогресс, который может принести грандиозные изменения в медицину.

Это здорово, это очень перспективно, это наше будущее. Мы когда-нибудь сможем выращивать целые органы, заменять ткани, в общем, производить запасные части. Американцы же — деловые люди, они все это быстро разовьют. Раньше эмбрионы у них были разрешены только в частных центрах, а теперь и в государственных. Наверное, они были запрещены там по этическим соображениям. Но наука все равно всегда свое возьмет, никакие запреты ее не остановят. Человеческую любознательность ничто не остановит. И ничего страшного в этом нет.

А вот по-настоящему страшно то, что американская фирма Baxter International разослала в 18 центров в обычных пакетах под видом вакцины штаммы птичьего гриппа вместе с обычным гриппом. Обычной почтой, без всякого уведомления. Чехи подняли шум, но многие все еще молчат. Это просто диверсия мирового масштаба! Представляете, если бы эта смесь сработала? Погибли бы все животные, которым это ввели бы. А люди от них бы заразились. Это позиционировали как вакцину, а оказался просто вирус. Они что-то мямлят и ничего не могут объяснить. Говорят, что инфицирование произошло во время транспортировки. Но как это возможно: в колбу с вирусом попало что-то чужеродное? Это смешно. Все делается в условиях полной стерильности. И пока четыре страны заявили (Германия, Словения, Австрия и Чехия), а остальные молчат. Меня это все просто поражает, для меня это шок.

Слушайте, ну не разрешил Обама опыты над эмбрионами. Он снял запрет (это важно!) на эксперименты со стволовыми клетками, полученными из абортированных эмбрионов. Почувствуйте разницу.

Что касается этической стороны дела, то я соглашусь с предыдущими комментаторами: действительно, прогресс невозможно остановить - тем более невозможно это сделать путем запретов. Фокус в том, чтобы обсуждение этических вопросов опережало прогресс, позволяя нам создать какие-то принципы для того, чтобы решить проблемы, с которыми мы еще только столкнемся. Например, пришла пора действительно обсуждать, возможны ли  с этической точки зрения опыты над эмбрионами - и до каких пор? Сейчас в пробирке эмбрионы существуют в виде комочка клеток, не больше. Имеем ли мы право выращивать их дальше? С технической точки зрения в этом есть очевидный смысл: из 5-недельного, скажем, эмбриона, можно получить живые ткани, годные для пересадки. Но не будем ли мы тогда уже иметь дело с человеческой жизнью в пробирке? До этого еще относительно далеко, но именно поэтому имеет смысл об этом говорить.

А мне кажется, что эксперименты не прекращались ни на секунду. Просто теперь это будет делаться открыто. А в секретных лабораториях всегда будут работать над чем-то, этическая сторона чего не вполне однозначна.

Ну конечно эксперименты не прекращались - запрета не было на проведение экспериментов: запрет был на использование федеральных денег. Это сильно осложняло жизнь лабораториям, которые получали хоть какие-то государственные деньги: там отчетность такая, что реально себе дороже было бы проводить такие эксперименты. А частные лаборатории прекрасно работали с эмбриональным материалом и не скрывали этого.

Этика - это такая штука странная, которую можно и так рассмотреть,  и этак, а результаты будут прямо противоположными в зависимости от построения логической цепочки рассматривающим. Я считаю правильно разрешил - результаты таких исследований в дальнейшем спасут тысячи, если не миллионы жизней.

Получается классическая дискуссия о том, что важнее: этика или прогресс. Давайте попробуем задать себе вопрос: "Откуда берутся эмбрионы?"  Давайте попробуем честно ответить на другой вопрос: "Вы готовы взять себе органы из эмбриона, абортированного у вашей дочери?"  А от неизвестной женщины готовы взять?  А в чем для вас разница?  Потом можно переходить к этике ...

Во-первых, это ожидалось уже давно, люди были к этому готовы. С одной стороны, это хорошо, а с другой — это не очень хорошо для биологического комьюнити, потому что финансирование лабораторий по-прежнему ограничено, а сейчас может произойти перекос в область исследования стволовых клеток: огромное количество денег пойдет именно в эту область, в ущерб другим областям, которые тоже страдают от недостатка финансирования. Но это будет временное явление, я надеюсь.

С точки зрения науки, разрешение работать над стволовыми клетками ничего кардинально не изменит: все, кто хотел работать, уже работали. Просто основной грантодатель в США — это Национальный институт здоровья — не имел права тратить деньги на исследования стволовых клеток, государственные деньги, деньги налогоплательщиков. Всем остальным и частным лицам это не запрещалось. Даже у нас в университете была целая программа, финансируемая частным меценатом. Было передано порядка 50 миллионов долларов на эти исследования. А штат Калифорния, например, выделил 2,5 миллиарда долларов, там уже несколько лет полномасштабно ведутся исследования в этой области. Бума в этой области ожидать не стоит. Процесс давно идет и будет продолжаться…

Этическая сторона вопроса по нескольким причинам уже перестала существовать. Во-первых, сейчас есть способы получать стволовые клетки не только из эмбрионов, но и, например, из обычных клеток. Во-вторых, количество абортов не изменится от того, разрешены работы над стволовыми клетками или не разрешены. Количество абортов останется тем же, а вот так называемый абортивный продукт будет либо полностью идти в помойку, либо использоваться хоть на что-то полезное. На мой взгляд, лучше, чтобы была какая-то польза, чем никакой.