/ Пермь

ГУЛАГ как сцена для Бетховена

Опера про политических заключенных, написанная 200 лет тому назад, разыграна в музее «Пермь-36». Этот музей еще недавно был лагерем, где находились советские политзеки

Антон Завьялов. Фото предоставлено Пермским театром оперы и балета
Антон Завьялов. Фото предоставлено Пермским театром оперы и балета
Премьера оперы Бетховена «Фиделио» состоялась 5 июля. В спектакле были заняты 600 исполнителей: артисты и оркестр Пермского театра оперы и балета, а также волонтеры
+T -
Поделиться:

После этого оперного спектакля у меня спросили, понравилось ли мне и было ли это «мило». Так вот, «мило это не было совсем». То, что происходило во время представления, выходило за рамки «мило», «хорошо» или «мне понравилось» — спектакль беспокоил  и ошеломлял... Это было настолько сильно, что взрослые мужчины сидели с застывшими слезами на глазах. Фотографии гораздо лучше показывают размах и сложность этого проекта: в нем участвует более 500 артистов и статистов, задействовано большое количество площадок, в процесс вовлечены зрители… ну и конечно, огромную роль играет то, что все происходит на территории бывшего лагеря, а теперь музея истории политических репрессий «Пермь-36».

Современная культура часто забывает, что искусство сотни лет выступало как способ прощения и искупления, как средство от забвения и защита от естественной склонности прошлого к энтропии. И новая постановка оперы Бетховена «Фиделио» Пермским театром оперы и балета великолепно отвечает именно этим целям. Этот оперный спектакль поставила международная британско-российская команда: режиссер Майкл Хант, сорежиссер и руководитель проекта Геннадий Исаакян, дирижер Валерий Платонов, сценограф Шарлотт Скин Кетлинг, художник по костюмам Фагиля Сельская. Пермь претендует на то, чтобы называться культурной столицей России. Эксперимент, премьера которого состоялась на прошлой неделе, говорит о том, насколько такие претензии обоснованны.

«Фиделио» — опера о любви и борьбе с тиранией. Но я не стану пересказывать содержание оперы Бетховена. Важно то, что искусству удалось выйти за привычные рамки. Сыгранная даже не в декорациях, а в подлинных стенах ГУЛАГа, эта постановка смогла объединить и соединить разные страницы нашей общей — европейской и российской — страшной истории посредством художественного акта.

Комментировать Всего 4 комментария
Настоящее искусство лечит.

http://www.snob.ru/profile/blog/9479

Феликс Юльевич, кажется, вы хотели поставить ссылку на свой блог. Тогда она должна выглядеть вот так: http://www.snob.ru/profile/blog/9479

Да не за что. А если по существу, то я без оговорок разделяю ваш тезис о терпаветических возможностях искусства. Но разве это универсальное лекарство?

А что же до  поддержки войны немецкими интеллектуалами, что вы так уместно вспомнили, так из тех 93 немецких профессоров, которые подписали печально известное письмо в октябре 1914, многие в 30-е годы были вынуждены бежать из той Германии, чью войну они недавно горячо поддерживали.