О давке на «Титанике» и демократии

Максим Кантор интересуется, как сочетаются демократия и вежливость на примере гибели «Титаника». Борислав Козловский анализирует исследования и находит ответ

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

«Обитатели демократических нижних палуб отпихивали стариков и женщин, не говоря о детях. А аристократы пропускали стариков и женщин вперед, что, в сущности, естественно», — пишет Максим Кантор. На самом деле неверно само наблюдение; на «Титанике» действительно происходил некий случайный социальный эксперимент, но совсем другого рода.

В недавнем тексте «Школа бедствий» я разбирал, как катастрофа «Титаника» выглядит с точки зрения социологии и психологии — этому посвящено исследование когнитивиста и экономиста Бенно Торглера с соавторами. Из исследования следует, что при молниеносных катастрофах ни у аристократов, ни у пролетариев не бывает ни малейшего шанса блеснуть учтивостью. Работает только инстинкт самосохранения, и выживают только молодые и сильные, вне зависимости от состояний и титулов. «Титаник», впрочем, попадает в разряд «плавных» кораблекрушений — за три часа, которые он тонул, этические принципы могли успеть включиться. Именно поэтому с «Титаника» спасся необычно высокий процент женщин и детей: пассажиры вели себя не совсем как звери. Вопрос в том, как распределились благородные свойства по сословиям.

Перед разговором об этом требуется важная оговорка — кого и с кем мы сравниваем, ведь на самом деле это не аристократы и не бедняки. Сравнивать придется обладателей готовых состояний (а также их слуг, нянь и денщиков — им, разумеется, досталось место в тот же первый класс) и энергичных эмигрантов, которые заплатили за недешевый билет, пусть и третьего класса, зато на первый рейс «премиумного» трансатлантического лайнера.

Самые дешевые места на кораблях компании White Star Line предназначались для тех, кого сегодня мы бы назвали lower middle class. «Типичный пассажир третьего класса — некто вроде Фрэнка Дина, который приобрел билеты себе, жене и двум маленьким детям, чтобы перебраться к родственникам в Канзас, где Дин собирался открыть табачную лавку вроде той, которой владел в Лондоне», — объясняет  в своем блоге английский писатель Гаррет Рассел, который специально исследовал этот предмет. Если свериться с Encyclopedia Titanica (откуда позаимствовали статистику авторы исследования), выяснится, что вместе с разнорабочими, мясниками и шахтерами третьим классом «Титаника» путешествовали журналисты, студенты, модельер, торговцы, клерки, инженеры и даже два ювелира.

Торглер отмечает: у первого класса было заведомое преимущество, которое помогло выжить слабым: каюты находились ближе к шлюпкам, многие были знакомы с капитаном и имели что пообещать команде за спасительное место в лодке. Шансы выжить у купивших билет за сотню фунтов (что по тем временам было целым состоянием) были попросту выше, чем и у слабых, и у сильных.

Теперь — сухие цифры: женщины, которым достался билет первого класса, спаслись почти все — 97,22%; из первого класса спаслись также 32,57% аристократов-мужчин. Из пассажиров третьего класса выжило еще меньше: мужчин — 16,23% и 46,06% — женщин. 

Попробуем разобраться, что это значит. Самый очевидный вывод, как говорилось выше, что и аристократы, и плебеи ради женщин жертвовали собой. Нюанс в том, что пассажиры первого и третьего классов стремились попасть в одни и те же шлюпки — только аристократы были ближе к заветным посудинам. Поэтому точнее всего будет сказать, что спасшиеся политики и офицеры заняли места тех самых 54% женщин третьего класса, которые потонули вместе с кораблем. Осуждать их трудно, но вот ставить в пример не за что.

Комментировать Всего 15 комментариев

Как видно, в словах Максима есть изрядная доля суровой правды.. 

Однако, не вполне ясно, на каком основании уравниваются понятия "пассажиры 1 класса" и "аристократы". Речь идёт о 1912 годе, когда европейская аристократия успела уже изрядно обеднеть, а многие "плебеи", напротив, так или иначе сколотив свои капиталы на волне повальной индустриализации, как раз и выбились "из грязи в князи"..

Сдаётся мне, из этих спасшихся "32,57% аристократов-мужчин" все или почти все - никакие не аристократы, а обыкновенное быдло с пухлыми карманами, которого со временем становилось и до сих пор становится всё больше (во всяком случае, в России).

      

Ну, а с натуральных плебеев и спрос невелик: схватиться бы поскорей за соломинку, которую великодушные баре изволили протянуть.. Тут уж не до "благородства" (напоследок отмечу, что и само это слово этимологически имеет вполне шовинистический характер).

Эту реплику поддерживают: Юлия Щербатова

Скажите, а сколько надо на Ваш взгляд заработать денег, чтобы превратиться из плебеев, с которых "спрос невелик", в "обыкновенное быдло"? И сколько поколений, проживающих и пропивающих деньги, заработанные "обыкновенным быдлом", должно пройти, чтобы стать "аристократами"?

Принято считать, что аристократами не становятся, а рождаются. Тем не менее, достаточно воспитанного, образованного и вообще культурного человека также вполне можно назвать аристократом - если не по крови, то во всяком случае по духу. 

С другой стороны, ни один плебей не может перестать быть плебеем, просто обзаведясь неким (сколь угодно большим) количеством дензнаков. Для этого нужен долгий и упорный труд над собой и над своими детьми - возможно, и на протяжении нескольких десятилетий.

Разумеется, довольно проблематично изображать из себя аристократа, будучи нищим. Но также и далеко не всякому дано быть аристократом, владея миллиардами. 

Мне не понятно пренебрежительное отношение детей, которые за деньги, заработанные родителями ("обыкновенным быдлом"), сходили в школу и стали считать себя другим классом - "аристократами", к своим предкам. Такая высшая степень лицемерия и неблагодарности.

Вы правы, это трудно понять.

у Вашего расуждения один недостаток: за ним стоит невысказанный тезис, который Вам кажется аксиомой.

Вот этот тезис: аристократ по рождению - значит обречен поступать безупречно.

Вы пишете: "из этих спасшихся "32,57% аристократов-мужчин" все или почти все - никакие не аристократы, а обыкновенное быдло с пухлыми карманами". Однако неочевидно, что аристократ (которого, допустим, в лодке ждут жена и двухлетняя дочь) считает делом чести уступить место в этой лодке лавочнице из третьего класса. Именно потому, кстати, что он аристократ, и в его картине мира жизнь лавочницы никакая не безусловная ценность. 

Эту реплику поддерживают: Млада Стоянович

Российский подход, аристократы  , почти все, офицеры

Давайте дождёмся обещанного Максимом текста, и обсудим эти вопросы уже более обстоятельно.

Борислав, спасибо за статью - интересно.

Но мне кажется, что человек в картине мира которого "жизнь лавочницы не является безусловной" ценностью — не может называться благородным (а упоминая аристократов мы говорим ведь о благородстве, да?)

Не может он называться благородным именно потому, что делит людей на сословия — вот жизнь лавочницы не ценна, а жизнь баронессы ценна...

Даже если  он так считает, он (если благороден) понимает, что так считать СТЫДНО, и не покажет этих чувств, не даст им выйти наружу.

А вообще женщин в третьем классе было больше или меньше, чем в первом, - в процентном соотношении, естественно?

Эту реплику поддерживают: Борислав Козловский

первый класс: 175 мужчин,  144 женщины - то есть почти поровну

третий класс: 462 мужчины, 168 женщин (и 79 детей обоего полу) - а тут резкая диспропорция. Потому, вероятно, что эмигранты - либо мужчины с семьями, либо (чаще) холостяки, а женщины в одиночку практически не уезжали за океан

и еще про статистику

Спасибо, Борислав!

Я так и думала.

При этом третьем классе выжило "мужчин — 16,23% и 46,06% — женщин"

То есть - где-то 73 мужчины и 77 женщин.

То есть примерно поровну.

И вот я думаю какую неприятную думу: может, это "поровну" было инициировано "сверху"? С тех самых верхних палуб? Ну, по принципу "каждой твари по паре"? 

Статистика на самом деле гораздо полнее - надо учитывать (и это учитывается) и стариков и детей, и команду, и субординацию в команде. и тп.

Приведенных Бориславом цифр катастрофически мало для обобщений.

У меня книга, изданная собственно в кораблестроительной компании, построившей Титаник, изданная непосредственно после драмы. там цифр гораздо больше, деталей больше и они интересны. Сейчас, простите, нет времени, на днях напишу.

Борислав представил дело так, что сословного вопроса практически не было. Он, тем не менее, был, мне так кажется, во всяком случае.

Эту реплику поддерживают: Млада Стоянович

А есть-ли поименный список тех, ко находился на Титанике?